Первая итало-эфиопская война. Италия эфиопия война


Первая итало-эфиопская война - это... Что такое Первая итало-эфиопская война?

Эфиопское изображение битвы при Адуа Обложка французского журнала «Le Petit Journal», посвященная битве при Адуа

Итало-эфиопская война (Первая Абиссинская война) была одним из очень редких случаев успешного вооруженного африканского сопротивления европейским колонизаторам в XIX веке.

Статистика Итало-эфиопской войны

Воюющие страны Население (на 1895 год) Мобилизовано солдат Убито солдат
Эфиопия 11 666 000 100 000 17 000
Италия 30 913 700 20 000 12 000
ВСЕГО 42 579 700 120 000 29 000

Причины войны

К 1895 г.

африканский континент был в значительной степени разделен между европейскими державами, но Эфиопия — одна из немногих стран Африки — сохраняла независимость. Италия, опоздавшая к разделу мира, рассчитывала захватить Эфиопию и сделать ее главной составной частью своих колониальных владений. К этому времени могущество Эфиопской империи осталось в далеком прошлом, страна была разобщена, власть монарха над крупнейшими магнатами — почти условна. Поэтому итальянцы недооценивали противника и представляли себе эту войну легкой военной прогулкой. Но за свою многовековую историю Эфиопия не теряла своих государственных традиций, и колонизаторам предстояло столкнуться с гораздо более организованной и многочисленной армией, чем в других регионах Африки.

В марте 1889 г. император Эфиопии Йоханныс IV был убит в сражении при Мэтэме с суданцами-махдистами. Наследственный правитель области Шоа, принадлежащий к боковой ветви императорской династии, Сахле-Марьям, провозгласил себя императором Эфиопии под именем Менелика II — не без итальянского вмешательства. Главную опасность для Менелика первоначально представлял его соперник в борьбе за трон, сын Йоханныса IV — рас Мэнгэша, правитель Тигре. Поэтому 2 мая 1889 г. Менелик подписал с Италией Уччальский договор о дружбе и торговле; по нему Эфиопия признавала за Италией право на обладание Эритреей и частью северной эфиопской провинции Тигре — многие из уступленных территорий уже находились в руках итальянцев или связанных с Италией вождей. Тексты, написанные в договоре на амхарском и итальянском языках, различались в пункте о правах итальянцев. В амхарском говорилось: «Его Величество царь царей Эфиопии может прибегать к услугам правительства Его Величества итальянского короля во всех делах с прочими державами и правительствами»; в итальянском вместо слова «может» стояло «согласен», которое Италия понимала как «должен». Узнав, что Рим требует протектората над всей Эфиопией, основываясь на неправильном переводе договора, Менелик II сначала искал дипломатического решения назревающего конфликта. Не добившись успеха, он в феврале 1893 г. объявил о расторжении Уччиальского договора со 2 мая 1894 г.

Готовясь к войне, Менелик II посылал военные экспедиции на юг и восток, чтобы присоединить новые территории, добыть золото, слоновую кость, рабов, наладил производство кофе. Налоги с новых земель принесли немалые доходы. Против Италии и ее союзницы Великобритании Менелик нашел союзников прежде всего в лице России, которая официально поддержала Эфиопию в этом конфликте, и Франции, которая, как и Россия, с готовностью продавала эфиопам современное оружие, артиллерию и боеприпасы (из России были и безвозмездные поставки). В Эфиопию прибыла группа военных добровольцев из России во главе с Леонтьевым, в которую входили и офицеры-артиллеристы. После того, как два года хороших урожаев заполнили зернохранилища Эфиопии, Менелик мог считать себя готовым к войне.

Боевые действия

Итальянский экспедиционный корпус под командованием Оресте Баратьери насчитывал 20 тыс. чел. Все солдаты итальянской армии были экипированы по последнему слову техники. Менелику вначале удалось собрать всего 30 тыс. воинов. Итальянцы считали, что без труда справятся с небольшой, плохо вооруженной эфиопской армией. Но они не ожидали, что Менелика деятельно поддержат большинство подвластных племен, в том числе враждовавшие с императором; даже рас Мэнгэша подчинился ему и принял активное участие в борьбе с колонизаторами. В императорское войско вливались все новые и новые ополченцы. В армии Менелика появилась артиллерия (сорок горных орудий «кавказского образца» были чудом доставлены из России), а снабжение солдат провизией было поставлено лучше, чем у итальянцев.

В марте 1895 г. итальянцы заняли Адди-Грат, а к октябрю овладели всеми крупными городами провинции Тигре. К концу года под командованием Менелика оказалась 112-тыс. армия. Первоначально Менелик планировал вести войну на изнурение; теперь, располагая численно превосходящей армией, он впервые со времени Теодроса II решился сразиться с европейцами в открытом поле. 7 декабря 1895 г. в битве при Амба-Алаги двоюродный брат императора, рас Мэконнын, с 15 тыс. эфиопов уничтожил 2,5-тыс. отряд с 4 орудиями. 21 января 1896 г. после длительной осады эфиопы принудили к сдаче крепость Мэкэле; итальянский гарнизон (1,5 тыс. чел.) по договору ушел с оружием в руках. После капитуляции Мэкэле эфиопский император обратился к Оресте Баратьери с мирными предложениями. Несмотря на мягкие условия (восстановление границ, очерченных по Уччиальскому договору, и заключение нового союзного договора), итальянцы отказались. И Менелик, и Баратьери выжидали; Баратьери делал ставку на раскол в эфиопской армии, тем более что Менелик подсылал лже-шпионов, которые сообщали благоприятные для итальянцев сведения — что недовольные феодалы уходят с отрядами в свои владения или что император внезапно заболел.

Менелик не предпринимал никаких действий, стянув войска к Адуа. Более месяца на фронте царило затишье, запасы провизии у обеих сторон начали истощаться. Эфиопские партизаны все смелее нападали на итальянцев. Рим требовал наступать, премьер-министр Италии Франческо Криспи в ярости начал обвинять генерала Баратьери в пассивности и даже в трусости. Баратьери первоначально предполагал отойти к Адди-Кэйих, что и было осуществлено, но 29 февраля 1896 г. снова выдвинулся в направлении Адуа: он рассчитывал вызвать нападение превосходящих по численности эфиопских сил, чтобы их атака разбилась об оборону итальянцев.

Наступление на Адуа осуществлялось тремя колоннами, каждая насчитывала по бригаде, четвертая двигалась сзади как резерв. Эфиопы занимали прекрасную позицию, они были защищены с флангов и с фронта. Две марширующие итальянские колонны из-за неверных схем местности пересекли друг другу дорогу; левая колонна, напротив, оторвалась от главных сил на 6 км. К утру 1 марта 1896 г. начались бои, которые превратились в разрозненные столкновения. Расстрелявшая еще раньше все снаряды итальянская артиллерия оказалась бесполезной. Оба фланга были смяты, левая колонна бежала в панике, правая окружена Мэконныном и почти уничтожена. Итальянцы потеряли 11 тыс. убитыми и ранеными и 3,6 тыс. пленными, всю артиллерию, множество современных винтовок. Эфиопы потеряли 6 тыс. убитыми и 10 тыс. ранеными (высокие потери объяснялись наступательным характером действий эфиопов и большой плотностью их рядов). Атакующий характер действий эфиопской армии был вынужденным по причине недостаточного вооружения (поставки основного количества (30000-60000) современных винтовок Бердана из России были прехвачены итальянскими и британскими колониальными властями до начала войны), а также феодальной структуре и системе организации и управления эфиопской армии (например, буквальный перевод эфиопского аналога командира полка, как атакующий во главе, реально соответствовал действительности; по сути Эфиопия не имела регулярной армии). Итальянцы удержали Адди-Грат и еще несколько пунктов в провинции Тигре, а Менелик, дойдя до границ Эритреи, повернул назад — он не хотел усиления правителя Тигре в результате присоединения Эритреи; к тому же снабжение императорской армии на эфиопском Севере было затруднено. Но и итальянцы, пришедшие на помощь Адди-Грату, вывели оттуда свой гарнизон.

История войны

Вероятно, дипломатическим демаршем, непризнания и окончательного разрыва Уччильского договора, следует считать демонстративную посылку масштабной дипломатической миссии во главе с кузеном Менелика II расом Дамтоу в Санкт-Петербург в 1896 году.[1] Предшествующие дипломатические контакты с миссией В. Ф. Машкова позволили установить негласный межгосударственный союз России и Абиссинии (Машков лично принимался царём для докладов о результатах). Уччильский договор запрещал самостоятельную дипломатию, по этой причине дипломатическая миссия в союзной России стала демаршем по разрыву договора.

Занятие итальянцами Асэба (1880) и Массауа (1885) на африканском побережье Красного моря и их стремление постепенно расширить границы своих владений за счет соседней абиссинской провинции Тигре и подвластной Абиссинии земли Богос, привели Италию к вооруженному столкновению с Абиссинией, закончившемуся разгромом итальянских войск под Адуа в 1896 году.

К началу войны граница итальянской территории (Эритрейской колонии), согласно договорам, заключенным с Менеликом в 1889 и 1890 годах, проходила по рекам Маребу, Белез и Лебке. Кроме того ими были заняты Керент, Агордат и Касала, отнятая у дервишей. Все гавани и прибрежные пункты между Массовой и Ассабом, находились во власти итальянцев. Масова была укреплена, кроме того, во многих пунктах от Арафали до Касалы были возведены форты, что вызвало разброску итальянских сил. Состав и численность итальянской экспедиционного корпуса постоянно изменялись в зависимости от хода событий и неблагоприятных для европейцев климатических условий. Значительная часть колониальных войск была сформирована из туземцев, представлявших прекрасный боевой материал. В туземных батальонах только командный состав был из итальянцев. Большой недостаток ощущался в кавалерии, доставка которой была трудна, да и лошади, привезенные из Европы, не переносили африканскую жару. Пехота была вооружена винтовками образца 1887 года и частью скорострельными 6,5 мм ружьями. Артиллерия имела преимущественно 42 мм пушки.

Большую помощь эфиопам оказала группа русских военных советников-добровольцев во главе с есаулом Кубанского казачьего войска Николаем Леонтьевым. По этой причине они понимали особенности ожидаемых действий Итальянцев значительно лучьше чем генерал Братиери их.

В Абиссинии все население подлежало воинской повинности. Воины собирались под начальством своих старшин (шумов) по племенам, которыми командуют расы, правители областей. Воинов сопровождают слуги, несущие продовольствие и тяжести. Люди очень умеренны в пище: мешка с мукой, носимого каждым на спине, хватало на 14 дней. По истощению носимого запаса, абиссинцы переходили к довольствию местными средствами, что нередко было связано с прекращением военных действий. Кроме пики и кривой сабли, были вооружены ружьями. Они упорны в бою и часто вступают врукопашную. В одиночном бою чрезвычайно искусны, хорошие стрелки, но огонь открывают лишь на близких расстояниях. Армия разделяется на тактические единицы по племенам. Боевой порядок состоит из нескольких стрелковых цепей или нескольких линий кучек, полукругом охватывающих противника. Атаки стремительны. Кавалерия (выставляемая галласами) атакует по флангам и движется или вместе с пехотой или впереди. Кавалерия и пехота стреляют на ходу и мечут дротики. На вооружении артиллерии состояли 34 мм пушки Гочкиса. В распоряжении негуса могло собраться до 200 тыс. воинов.

Некоторые неудачи (при Догали в 1887 году и у Саганетти в 1888 году), постигшие итальянские войска в период, предшествующий войне, не могли не подорвать их престижа. Поэтому абиссинцы, сознавая свое численное превосходство, отважились перейти в наступление. Ещё в декабре 1894 года генерал Баратьери, командовавший итальянскими войсками, получил сведения о наступлении с юга абиссинских войск под началом Рас Мангашиа и Рас Агос и с запада — дервишей. Баратьери, с отрядом в 3700 чел., выдвинулся к Адуа и занял её 28 декабря. Рас Агос отошёл в Аксум, а Мангашиа двинулся к Сенафе. У Галая и Коатита Баратьери разбил последнего 13—14 января 1895 года. Наступление абиссинцев, хотя и окончившееся для них неудачей, указало итальянскому правительству на грозившую опасность. В виду этого, в Африку были спешно отправлены подкрепления, оружие и боевые припасы, а на месте было сформировано 8 рот туземной милиции.

К концу 1895 года в распоряжении Баратьери было 17-20 тыс. чел. (4 батальона европейцев по 600 чел., 8 туземных батальонов по 1200 чел., 8 рот туземной милиции по 200 чел., около 2 тыс. кавалерии, артиллерии, инженерных и других вспомогательных войск и до 2 тыс. местных жителей). В марте 1895 года Баратьери занял Адиграт и устроил там форт. В сентябре прошёл слух о приближении 30 тыс. армии Раса Маконена. Но наступление шло крайне медленно и в октябре появился лишь небольшой отряд Раса Мангашиа. Баратьери, разбив его близ Антало, уехал в Масову. Итальянские войска в это время занимали весьма разнообразное положение. Бригада генерала Аримонди находилась в Адигарте; майор Гальяно с 1 батальоном при 2 оружиях — в Макале; передовой отряд майора Тезелли (2450 чел и 4 скоростные пушки) — Амба-Аладжи, а его передовые посты были у Дуббара. Слухи о наступлении абиссинцев под началом самого негуса не прекращались.

2 декабря Баратьери послал из Масовы приказ войскам сосредоточиться у Адиграта и сам прибыл туда же. 5 декабря Тезелли получил известие о наступоении Раса Маконена и просил у генерала Аримонди поддержки, который передвинулся к ф. Макале. Аримонди, не получивший ещё приказа Баратьери, решил 6 декабря пойти с 500 чел. на помощь Тезелли, о чём и послал еме извещение. Получив после этого сообщение от Баратьери о сосредоточении к Адигарту, он все-таки двинулся в Амба-Аладжи. В свою очередь, Тезелли решил упорно обороняться на позиции у Амба-Аладжи и, в ожидании прибытия подкреплений, занял её очень растянуто. В резерве у него оставалось только 3 роты. На рассвете 7 декабря абиссинцы атаковали его 3 колоннами, охватив с обоих флангов. Итальянцы дрались упорно. Но в 11 ч. Тезелли, видя, что помощь не прибывает, отправил в тылы свой вьючный обоз, а затем в 12.40 дня отдал приказ об отступлении. Путь отступления проходил по узкой дороге над обрывом, с которого абиссинские стрелки расстреливали отступавших итальенцев. Отряд Тезелли отбивался 7 часов и почти весь был истреблен. Его остатки (3 офицера и 300 нижних чинов) принял на себя Аримонди, подходивший на выручку. После чего Аримонди быстрым ночным маршем к утру 8-го возвратился к Макале. Форт был хорошо укреплен, но в нём не было воды, а ближайший источник находился вне сферы огня. Блок-гауз, прикрывавший к нему доступ, был недостаточно крепок для самостоятельной обороны. В Макале был оставлен гарнизон из 1500 чел. туземных войск при 2 горных орудиях под началом майора Гальяно, Аримонди же отошёл к Адигарту. Рас Маконен обложил Макале.

По получению известия о поражении под Амба-Аладжи и о блокаде Макале абиссинцами, в Италии было решено послать Баратьери подкрепление из 14 батальонов по 600 чел., и 5 горных батарей по 6 орудий, всего 11 тыс. чел. Эти войска, отправленные из Италии 16-17 декабря, прибыли в Масову 24 декабря и только к началу января 1896 года подошли к Адигарту. Т. о. у Баратьери собралось 15—16 тыс. чел. Для охраны транспортных судов при высадке, а также для обороны побережья, была отправлена в Чёрное море эскадра из 7 судов. Прибывший 10 декабря к войскам, Баратьери отозвал из Ауда бывшую там роту и со всеми силами продвинулись к Ада-Агамус. Одна бригада была выслана к ущелью Агула, находившемуся в 18 км от Макале. В это время у Макале сосредоточилась уже вся армия Менелика (около 60 тыс. при 40 скорострельных орудиях). 7 января форт был окружен. 20 января истощился запас воды, бывший в форте, и майор Гальяно капитулировал. Сдавшиеся войска, в сопровождении Раса Маконена, были отправлены для передачи их в отряд Баратьери.

Между тем, главные силы негуса, под прикрытием этого авангарда, совершили фланговый марш к Адуа, куда отошёл и Рас Маконен. Т. о. абиссинская армия переместила линию на направление Адуа-Гондар. Прежняя линия от Макале на оз. Ашианги проходила по стране уже значительно истощенной войной. Для абиссинской армии, довольствовавшейся местными средствами, требовался новый район, откуда она могла бы их получать в достаточном количестве. Кроме того, имея свои пути обеспечения, она заняла угрожающее фланговое положение по отношению сообщений Баратьери Адиграт-Асмара.

Итальянцы в свою очередь переместили фронт на запад и передвинулись в направлении к Адуа на позицию Саурия. Теперь их путь отступления отходил от правого фланга.

Негус, во время перерыва военных действий, предложил Баратьери заключить мир при условии, чтобы итальянцы признали своей границей, установленную Учиалийским договором 1889 года, линию по рекам Маребу и Белезе и изменили некоторые статьи этого договора в пользу Абиссинии. Но Баратьери не согласился. В ночь на 14 февраля отрядами тигринских расов, бывших сначала на стороне итальянцев, было произведено нападение на передовой пост на высотах Алеква. Небольшой итальянский отряд, посланный на поддержку поста, был захвачен в плен. Выбитые потом с позиции под Алеква, тигринцы обратились к партизанским действиям в тылу Баратьери и прервали телеграфное сообщение с Масовой. Между тем, партизанская деятельность абиссинцев развивалась. Они появлялись на главном пути сообщения с Асмарой в тылу итальянских войск.

Корпус Баратьери к этому времени состоял из 4 бригад: ген. Аримонди (2900 чел.), ген. Дабармида (3050 чел.), ген. Эллена (3350 чел.) и ген. Альбертоне (8300 туземцев и 2560 артиллеристов и других войск): всего 20 160 чел. и 52 орудия. Не рассчитывая на успех против втрое сильнейшего противника, Баратьери отдал 15 февраля приказ об отступлении. Но появление 10 тыс. отряда абиссинцев на левом берегу р. Мареба, в направлении на Годофеласи, показало трудность этой операции. Тогда Баратьери решил предпринять демонстрацию против правого фланга абиссинской армии с целью заставить её оттянуть с севера войска.

Произведенная 24 февраля усиленная резведка действительно вызвала уход отряда с р. Мареба. По полученным сведениям, у негуса много воинов начало покидать лагерь по болезни или утомлению. Король Годжама желал мира. Сильные отряды были отправлены на север для фуражировок и грабежа. На усиление своих сил Баратьери не мог рассчитывать, в виду трудности доставки продовольствия, которое уже было на исходе. необходимо было принять решение для выхода из тяжелого положения, тем более, что момент казался наиболее благоприятным для итальянской армии.

На военном совете было признано постыдным начать отступление, не произведя хоть какой-нибудь демонстрации против неприятеля. Баратьери решил предпринять 1 марта (в воскресенье, когда абиссинцы могли находится в церкви) рекогносцировку в более широких размерах, в виде демонстративной атаки, чтобы в случае удачи иметь возможность спокойно отойти к северу. Об этом решении Баратьери, постоянно сносившийся с Римом, не донес правительству. 29 февраля в 9 ч. в. итальянские войска выступили к Адуа 3-мя колоннами. Правая колонна генерала Дабармида (6 бат., 3 горные батареи и 1 бат. милиции) направлена на Мариам Шиавиту к горному проходу Ребби-Ариенне; левая — ген. Альбертоне (4 туземных батальона, 3 горн. батареи) шла на Абба Карима к горному проходу Шидоне Мерет; средняя — ген. Аримонди (5 батальона, 2 батареи, рота туземцев) для связи крайних колонн; за средней колонной шёл резерв ген. Эллена (6 батальона, 2 скор. батареи, 1 туземный батальон и инженерная рота). Баратьери был при резерве. При составлении диспозиции, у Баратьери не имелось достаточно верных сведений ни о расположении противника, ни о местности. Рекогносцировка не была произведена, а руководствовались планом, составленным в штабе по рассказам туземцев. Офицерам отряда не было сообщено о цели ночного марша. Во время похода колонны были разделены значительными расстояниями (до 5 км) и местными препятствиями. Ни связь, ни разведка не велись надлежащим образом.

Бой начался около 7 часов утра 1 марта в левой колонне. Плохо ориентировавшийся ген. Альбертоне направился на Энда Шида Мерет, расположенный на 7 км впереди и левее того места, к которому следовало идти. Авангард этой колонны, продвинувшийся дальше прохода, был окружен и отброшен на свою колонну. Альбертоне развернулся на позиции восточной высоты Абба-Карима, о чём и сообщил Баратьери. В 8:30 абиссинцы огромной массой окружили позицию Альбертоне, охватив её с обоих флангов, при чём часть их направилась к проходу Ребби-Ариенне, врезавшись клином в расположение итальянцев и разобщив их колонны. Баратьери, услышав выстрелы, приказал колонне Аримонди занять позицию у холмов Амба-Райо, а резерву ген. Эллена поддержать левую колонну. Ген. Дабармида было приказано идти влево для поддержки Альбертоне. Но итальянские войска, разбросанные на значительном расстоянии т разделенные препятствиями и неприятелем, не могли сосоредоточиться своевременно на важном пункте.

В 10 часов утра колонна Альбертоне была опрокинута и отброшена на позицию между горой Райо и проходом Ребби-Ариенне, где развернулись войска Аримонди и Эллена. Но и здесь бой длился недолго. Атакованные главными силами негуса, итальянцы в 12:30 были сбиты с этой позиции и обратились в беспорядочное бегство. Колонна ген. Дабармида, выдвинувшаяся в долину Мариам Шавиту, вначале имела некоторый успех, но потом была окружена превосходящими силами противника. После упорного боя она покинула поле сражения в 16 часов. Итальянцы в паническом страхе бежали в 2-х направлениях: на Асмару и Ади-Кайе, сделав в один переход 70 км.

Абиссинцы произвели беспощадное избиение отступавших. Убитых было до 10 000 чел. Общие потери итальянцев павшими и пленными: 288 офицеров, 14 257 нижних чинов, что составляет (не считая 50 офицеров и 2700 нижних чинов, не участвовавших в бою) 58,4 % офицеров и 68,5 % нижних чинов. Вся артиллерия и обоз достались абиссинцам. Вся страна от Адиграта до Сенафе перешла во власть неприятеля, и итальянские войска, занимавшие различные пункты для обеспечения сообщений, оказались в затруднительном положении.

Между тем, в Май-Марете и Бараките было 4 свежих батальона, которые могли облегчить положение отступавших войск. Части эти, не получая приказаний, 2 марта отошли к Ади-Кайе, не присоединив к себе батальона, занимавшего форт в Адигарте, который и был там окружен абиссинцами. Войска негуса сначала расположились у Ада-Агамус, но через некоторое время начали отходить на Адиграт и Макале к оз. Ашианги из-за недостатка продовольствия и наступления дождливого периода.

Весть о поражение под Адуа произвела сильное впечатление на Рим и привела к отставке министерства Криспи. Парламент вотировал заем в 140 млн на борьбу с Абиссинией. В Африку было послано 12 батальона пехоты, 4 бататальона альпийских стрелков, 4 горные батареи и рота инженерных войск. Общее число войск предположительно было довести до 40 000 чел. Баратьери был привлечен к суду, а пост губернатора Эритрейской колонии занял ген. Бальдиссера. Он успокоил войска и сосредоточил 15-16 тыс. чел. в районе укрепленных пунктов Гура, Саганетти, Галай и Ади-Кайе. Посланный им к Касале отряд против дервишей, отбросил их за р. Атбару. В окрестностях Адиграта находился 22 000-ый отряд Раса Мангашиа, оставленный негусом. Бальдиссера в мае двинулся к Адиграту, чтобы вывести оттуда оставшийся батальон. Не встретив препятствия со стороны абиссинцев, 7 мая он присоединил к себе гарнизон форта и отошёл к Сенафе, так как итальянским правительством было решено установит границу Эритрейской колонии по рекам Маребу и Белезе и вообще придерживаться более осторожного образа действий. В Италии ясно осознавали, что после тяжелого поражения не могло быть и речи о восстановлении престижа или освобождении пленных силою оружия.

Завершение войны

После сражения Менелик вернулся в столицу и стал ждать мирных предложений. Крупных столкновений больше не происходило. Дискредитированное правительство Криспи через две недели начало переговоры. Россия организовала деятельную дипломатическую поддержку ведению мирных переговоров. 26 октября 1896 г. в Аддис-Абебе был подписан мирный договор, по которому Италия, уплатив контрибуцию, признала независимость Эфиопии. Северная граница Эфиопии, установленная по этому миру, остается таковой и по настоящее время. Менелик заставил итальянцев признать полный суверенитет Эфиопии; впервые в новой истории европейская держава выплатила контрибуцию африканской стране. Представителей официальной Италии еще долго в насмешку называли «данниками Менелика». 1 марта и сегодня считается национальным праздником Эфиопии.

Литература

  • Кобищанов Ю. М., Райт М. В. Исторический очерк в кн. «История Эфиопии». — Издательство «Наука», 1988.
  • Цыпкин Г. В., Ягья В. С. История Эфиопии в новое и новейшее время. — Издательство «Наука», 1989.
  • Бартницкий А., Мантель-Heчко И. История Эфиопии. — Издательство «Прогресс», 1976.
  • Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. — Харьков, 2004.
  • Елец Ю. Император Менелик и война его с Италией. — СПб., 1892.
  • Орлов Н. А. Итальянцы в Абиссинии 1890—1896 гг. — 1897.

Ссылки

dic.academic.ru

Репетиция второй мировой

80 лет назад началось вторжение Италии в Эфиопию. Значение этой войны трудно переоценить - безнаказанная агрессия Мусоллини показала Гитлеру, только что пришедшему к власти, все недееспособность Лиги наций и двуличие мирового сообщества, неспособного остановить передел мира.    

Война в Эфиопии имеет богатую предысторию. Дело в том, что к конку позапрошлого века африканский континент был практически полностью разделен между европейскими державами. Оставались лишь одна Эфиопская империя — единственная независимая страна Африки, сохранявшая свой статус благодаря многочисленной армии. Англичане попробовали было установить над Эфиопией свой диктат, но, выиграв одно сражение, решили, что эта африканская овчинка не стоит никакой выделки, и оставили грозных эфиопов в покое.

Зато на Эфиопию нацелилась Италия, опоздавшая к разделу мира.

В 1890 году Италия объединила все свои владения на Красном море в колонию Эритрея, объявив, что по договору 1889 года Эфиопия признала протекторат Италии над собой. В конце 1894 года итальянские войска заняли города Адди-Угри, Адди-Грат и Адуа. Император Менелик отправил против итальянцев армию численностью в 112 тысяч человек. И вскоре в ходе сражения при Адуа итальянцы были полностью разгромлены.

И вот, через 40 лет Бенито Муссолини решил взять реванш. 

Абиссинские воины в традиционных одеждах

Тем более, что момент был выбран как нельзя более удачно: от былого величия эфиопской империи не осталось и следа, страна была погружена в смуту вялотекущей гражданской войны после военного переворота, устроенного новым негусом, который объявил себя потомком царя Соломона, воплощением Святой троицы и живым богом. 

Хайле Селассие в полном обмундировании на белом коне 

Звали этого негуса Тафари Маконнен. Будущий император родился в городе Харер, в Эфиопии, 23 июля 1892 года. Поскольку его отец был "правой рукой" императора Менелика II, то ему было обеспечено прекрасное будущее. В 1910 году он уже был губернатором своей родной провинции. Когда малолетняя дочь императора Менелика, Заудиту, стала императрицей, Тафари был провозглашен регентом с титулом «рас» (князь) и наследником престола. Вскоре император был отстранен от власти в ходе заговора, а Рас Тэфэри Мэконнын был провозглашён императором. Он сменил имя на Хайле Селассие, что означает «Сила Святой Троицы». 

Также от его имени происходит название новой религии – растафарианства. Образование этой религии связано с пророчеством ямайского лидера движения «Назад в Африку» Маркуса Гарви, который в одной из речей заявил, что нужно ожидать знамения пришествия: коронации «чёрного» царя в Африке. Согласно пророку Гарви, чернокожие, подобно израильтянам, были отданы Иеговой (Джа) в рабство белым (европейцам и их потомкам, колонизировавшим Африку) в наказание за грехи и должны жить под гнётом Вавилона, современной социально-политической системы, основанной на западных либеральных ценностях, в ожидании пришествия «Черного царя», который освободит их и уведёт в «рай на земле» — Эфиопию. И вот, когда в 1930 году Рас Тафари принял имя «Сила Святой Троицы», многие решили , что пророчество исполнилось. Было организовано движение «Назад в Африку». Но подлинного растафарианство достигло в 70-е годы благодаря музыкальному стилю регги, возникшему на Ямайкеи особенно популярному в США, Великобритании и Африке. 

Абиссинский император Хайле Селласие готовится вести огонь из французского пулемёта Hotchkiss M1914.

Абиссинская гвардия - Махел Сефари (армия центра). 

Священник благословляет абиссинских воинов, уходящих на фронт.  Однако, вернемся в 1935 год.

3 октября 1935 г. в 5 часов утра, без объявления войны, итальянская армия вторглась в Эфиопию из Эритреи и Сомали; одновременно авиация Италии начала бомбардировки города Адуа. Сухопутные войска под руководством маршала Эмилио Де Боно, расквартированные на территории Эритреи, перешли пограничную реку Мареб и развернули наступление в направлении Адди-Грат — Адуа — Аксум.

Итальянский форт Кассала у границы с Эритреей, брошенный итальянскими войсками после поражения при Адуа от Эфиопской армии в 1896 году.

Итальянский солдат прощается со своей матерью перед отправкой на восточно-африканский фронт. 

Итальянские солдаты в Монтеварки перед отправлением в Эфиопию.  Местные жители наблюдают за тем как итальянские танкетка Fiat-Ansaldo C.V.33 и бронеавтомобиль Ansaldo IZ фирмы «Лянчиа» преодолевают водную преграду. 

Итальянские танкетки «Фиат-Ансальдо» CV-33.

С первых же дней войны преимущество было на стороне итальянцев, обладавших передовой военной техникой. На стороне эфиопов было только мужество. 

Абиссинский пулемётчик.

Абиссинские миномётчики. 

Итальянская артиллерия.

Итальянская армия

Абиссинский плакат 

Итальянская открытка

Полевая пропаганда 

Рас Гугса (в центер группы офицеров с шарфом на шее) был назначен губернатором провинции Тигре итальянцами после того, как он перешел на сторону захватчиков. 

В поражении Эфиопии сыграли свою роль и коллаборационисты - прежде всего, Рас Гугса, зять императора. В 1934 году Хайле Селассие Гукса женился на второй дочери императора Хайле Селассие I — Зенебе Ворк. Брак был призван породнить обе ветви Тиграйской династии с императорской династией Шоа. Но расчёт императора не дал желаемых результатов. Брак оказался некрепким. В итоге Хайле Селассие Гукса перешёл на сторону итальянцев, которые признали его в качестве старшего наследника Тиграйской династии. После освобождения Эфиопии в 1941 году и восстановления на троне Хайле Селассие I - Хайле Селассие Гукса был объявлен предателем и брошен за решетку. Он провел за решеткой более 30 лет, вплоть до революции 1974 года, когда был освобожден, но вкоре после освобождения умер. 

Бенито Муссолини в Риме встречается с эфиопскими коллаборационистами.  Итальянские солдаты и офицеры на открытии стелы павшим в битве при Адуа в 1896 году. В центре на коне командующий итальянскими войсками генерал Эмилио де Боно. "Погибшие в Адуа отомщены 6. Х. 1935." - так гласит надпись на этом памятнике, официально открытым здесь 13 октября 1935 года генералом Эмилио Де Боно - коммандующим итальянскими колониальными войсками. 

Поднятие флага итальянскими войсками над Макалле. 1935 год.

Негус Хайле Селассие наблюдает за «орлами» Дуче с балкона своего дворца. 1935 год.  Абиссинские солдаты в атаке. 1936 год.

Майор Джузеппе Боттаи и полковник Пелоси в районе Амба Арадам 16 февраля 1936 года. Джузеппе Боттаи - итальянский государственный деятель, юрист , экономист , журналист, губернатор Рима, первый итальянский губернатор Аддис-Абебы, министр корпораций и министр национального образования. 

Остановка тракторов итальянской артиллерии.

Командующий итальянскими войсками маршал Бадольо на позициях в Абиссинии. 1936 год. 

30 ноября 1935 года Бадольо был отправлен в Массауа в качестве командира экспедиционного корпуса в Эфиопии в связи с неудачами генерала де Боно в итало-эфиопской войне, которого дуче снимает с поста, а главнокомандующим итальянскими силами в Эфиопии назначает Пьетро Бадольо. Неспособность Бадольо долгое время провести успешное завершающее наступление вызвала ярость у Муссолини. Он угрожал, что заменит Бадольо генералом Родольфо Грациани. Но все же именно под командованием Бадольо итальянским войскам удалось 5 мая 1936 года занять столицу Эфиопии Аддис-Абебу и выиграть войну. Маршал Бадольо был назначен вице-королём новой колонии и получил титул герцога Аддис-Абебского. 

31 марта 1936 года Хайле Селассие решил повести армию в решающее наступление и изгнать итальянцев. Интересно, что в своём послании к армии Хайле Селассие напутствовал солдат: «Не берите с собой щиты и копья, в современном бою они помеха». В районе Май-Чио в южной части провинции Тыграй произошло решающее сражение. Войска императора 31 марта атаковали фронт итальянского туземного корпуса у озера. После того, как итальянская армия под командованием маршала Пьетро Бадольо перешла в наступление, Хайле Селассие отдал приказ об отходе с позиций у Ашанги, обернувшийся бегством эфиопской армии. 

Американский министр-резидент Корнелиус Ван Хемерт Энгерт был единственным, кто в течении двух дней противостоял хаосу и беспорядкам в столице Эфиопии Аддис Абебе. Прибытие после поражения в войне негуса Хайле Селассие с семьёй в Хайфу (Палестина) на британском лёгком крейсере Enterprise 8 мая 1936 года.

В 1941 году Хайле Селассие I самолётом прибыл в Судан, чтобы возглавить эфиопские силы в борьбе с итальянскими оккупантами. Узнав о возвращении императора, население Эфиопии начало во всей стране вооружённое восстание.

В 1950 году ООН приняла решение об объединении Эфиопии и бывшей итальянской колонии Эритреи в рамках федерации. Решение вступило в силу в 1952 году. Большинство эритрейцев выступало за независимость своей страны, в то время, как Эфиопия пыталась лишить её прав, предоставляемых автономией. Сформированный в конце 1950-х годов Фронт освобождения Эритреи (ФОЭ) в сентябре 1961 года начал вооружённую борьбу за независимость. В ответ на это в 1962 году Хайле Селассие I лишил Эритрею прав автономии, распустив её парламент, ввёл на территории провинции цензуру и запретил политические партии.

Восстание в Эритрее приняло затяжной характер. Внутриполитическая обстановка в стране резко обострилась в 1974 году на фоне роста инфляции и безработицы вкупе с ужасающим голодом, который в 1972—1974 годы унес жизни около 200 тысяч человек. В итоге император был свергнут военными. Негус был арестован во дворце и вывезен в казармы 4-й дивизии. Вскоре после смещения революционные власти сообщили о «внезапной болезни» бывшего императора и переводе его в больницу под строгим надзором. Военные так и не допустили к больному его личных врачей и ничего не сообщили о диагнозе.

28 августа 1975 года по радио было объявлено, что Хайле Селассие I умер. Официально о причинах смерти не говорилось, лишь было сказано, что престарелого императора нашли мёртвым в его кровати и что причина смерти, вероятно, связана с последствием операции простаты, сделанной ему два месяца назад. По одной из версий, императора задушили подушкой по приказу коммунистического диктатора Менгисту (также известному как Хайле Мариам), но сам Менгисту всячески отрицал свою причастность к смерти императора: «Ему было 80 лет и он был слабым человеком. Мы старались всеми своими силами спасти его, но мы не смогли сохранить его».

Уже после краха Менгисту, останки императора откопали и перезахоронили в соборе Святой Троицы в Аддис-Абебе. 

Украденный итальянскими фашистами из Аддис-Абебы «Иудейский Лев» - символ правящей династии негусов Эфиопии. Был доставлен итальянцами в Рим в качестве трофея. Памятник вернулся в Эфиопию после долгих переговоров в 60-х годах 20-го века и был установлен на место в присутствии императора Хайле Селассие. После переворота в Эфиопии в 1974 году военная хунта хотела убрать памятник как символ империи. Но сопротивление ветеранов - военнослужащих привело к отмене решения и лев остался на месте.

www.istpravda.ru

Вооружённые силы Италии к началу вторжения в Эфиопию » Военное обозрение

Абиссиния

Площадь Абиссинии была в 3,5 раза больше площади Италии (без колоний). Столица Аддис-Абеба располагалась почти в центре страны. Абиссиния могла стать ресурсной базой Италии, так как её недра были богаты полезными ископаемыми, включая золото и нефть. Разнообразные климатические условия страны и плодородные почвы позволяли развивать земледелие (2-3 урожая в год), скотоводство, хлопководство и т. д. Абиссиния была бедной аграрной страной. При этом хлеба было мало и в условиях войны его закупали в англо-египетском Судане. Основными экспортными товарами были кожа-сырец и кофе. Промышленность присутствовала только в форме ремесел.

Абиссиния отличается тем, что большая часть территории заполнена высоким нагорьем, на котором возвышаются террасообразные горы средней высоты 2500-3500 метров. Они разделены широкой впадиной (разломом) в центре страны, который начинается в глубине Африки, в районе озера Танганьика. Впадина заканчивается у Красного моря и разделяет горы на северный (Эритрейский) и южный (Сомалийский) хребты.

Горные ущелья труднопроходимы. Эритрейские горы представляют собой ряд рубежей для последовательной обороны фронтом на север и северо-восток. Северная часть Эритрейского хребта находится в Эритрее, что облегчало итальянцам начало наступления. Горный рельеф страны облегчал оборону и партизанские действия и то же время ухудшал возможность использования техники. Наиболее удобной для наступления была полоса в районе разлома. Но здесь на востоке располагалась пустыня Данакиль. Таким образом, для блицкрига необходимы были войска готовые сражаться в горном и пустынном театре, и соответствующая техника.

Из водных рубежей наибольшее значение играла реке Таккезе с притоками. На северном фронте приграничным рубежом была река Мареб. Озеро Тана, которое имело значение для орошения хлопковых плантаций Судана и Египта (из него вытекал Голубой Нил), было предметом спора Англии и Италии. На Голубом Ниле в районе Сеннар британцы в 1925 г. построили плотину для орошения полей. Это грандиозное сооружение дало Британии повод требовать контроля над режимом вод Голубого Нила в северо-западной Абиссинии. На юге, в районе разлома, цепь озер и ряд рек, стекающих с Сомалийского хребта, прикрывали Аддис-Абебу со стороны итальянского Сомали. Во многих районах востока страны в период засухи остро стояла проблема водного снабжения. Основные лесные массивы располагались в бассейне реки Такказе и по течению рек южного склона Сомалийского хребта. Эти леса позволяли вести партизанские действия.

С июня по сентябрь наступал т. н. период «больших дождей», который создавал большие трудности в использовании авиации и механизированного транспорта, а также серьёзно повышал уровень рек и других водоемов. Поэтому итальянское командование планировало блицкриг, что завершить боевые действия до наступления «больших дождей». Кроме того, в районе Сомалийского хребта и Аддис-Абебы был ещё период «малых дождей» — с марта по май (их приносили муссоны с Индийского океана).

В Абиссинии дорожная сеть была слабо развита. Практически все пути были для вьючного транспорта. С северным операционным направлением совпадал т. н. «императорский» путь — караванная дорога из Эритреи в Аддис-Абебу. Такие же пути вёли с южного направления во второй по значению город Эфиопии — Харар. Дорога между Аддис-Абебой и Дессье, при соответствующем ремонте, допускала автомобильное движение. Эту дорогу можно было продлить до порта Ассаб, что и учли итальянцы. Эфиопская столица была связана одноколейной железной дорогой с французским портом Джибути, но эта дорога была французской концессией. Кроме того, абиссинцы могли использовать две дороги для связи с внешним миром (в условиях войны с Италией). Две дороги шли от Аддис-Абебы в Галлабат и Курмук (Судан), одна дорога от Харара в британское Сомали. Эти пути можно было использовать для получения зерна и боеприпасов. Таким образом, коммуникаций в Абиссинии было мало, это требовало от итальянцев серьёзных дорожных работ и охраны дорог.

Население страны насчитывало 12 млн. человек. Основным ядром населения была группа амхара (5 млн. человек). Их язык был господствующим. В Абиссинии господствовали феодальный и патриархальный уклады. Между императором (негусом) и крупными князьями (расами) существовали крупные противоречия по вопросам внутренней политики, связанные с модернизацией страны, с созданием централизованного государства, регулярной армии и реформами, направленными к окончательной ликвидации рабовладения. Отдельные расы, недовольные политикой централизации и модернизацией страны, что вело к потере власти и доходов, не раз поднимали мятежи и имели связи с европейскими державами, заинтересованными в слабости Эфиопии. В результате Италия могла опереться на эфиопских коллаборационистов, предателей, которые свои личные интересы ставили выше национальных. Кроме того, нарастали противоречия между классом феодалов и крестьянской массой, в основном, безземельной. В Эфиопии не раз начинались восстания.

Таким образом, внешние враги Эфиопии могли использовать часть феодалов, недовольных модернизацией страны, а также национальные и религиозные противоречия. Техническая отсталость страны, слабо развитый транспорт и коммуникации, отсутствие продовольственной безопасности, наличие зависимых племен и рабов ослабляли обороноспособность страны.

Бенито Муссолини в Риме встречается с эфиопскими предателями

Вооруженные силы сторон к началу войны. Италия

Итальянское командование, готовясь к войне, исходило из двух основных условий. Во-первых, из-за политических осложнений в Европе, нельзя было ослаблять вооруженные силы в Италии. Поэтому взамен отправленных в Африку дивизий немедленно формировали новые. В результате армия в метрополии не только не уменьшилась, а даже увеличилась. Муссолини хвастал, что будет держать под ружьем призывников 1911-1914 гг. рождения до тех пор, пока сочтёт нужным, и что «900 тыс. солдат полностью обеспечивают нашу безопасность… Они снабжены новейшим оружием, выпущенным… военными заводами», которые «в течение нескольких месяц работают полным ходом».

Во-вторых, признавалась необходимость послать в Абиссинию такие силы, чтобы завершить войну как можно скорее. Уже в ходе войны, по мере того как стало ясно, что Италии в Европе ничего не угрожает и мировое сообщество равнодушно к трагедии Абиссинии (кроме СССР), Италия провела дополнительную мобилизацию и усилила колониальную группировку.

Итальянские солдаты отправляются в Абиссинию

Итальянские войска состояли из трёх типов дивизий:

— Регулярные войска, состояли из мобилизованных солдат. Имели хорошую боевую подготовку.

— Дивизии чернорубашечников — добровольной милиции национальной безопасности. Это были вооруженные отряды Национальной фашистской партии, организованные Муссолини. В их состав входили представители националистической интеллигенции, отставные офицеры, буржуазная молодежь, землевладельцы. Чернорубашечники, хоть и уступали в боевой подготовке регулярным войскам, но имели высокий боевой дух, поэтому их вкрапливали в армейские корпуса и оперативные группы.

— Колониальные (туземные) дивизии не имели твердой организации и включались в регулярные войска. Они были довольно хорошо подготовлены и хорошо знали местные условия. Но эти части не пользовались полным доверием командования, поэтому их распределяли между регулярными и фашистскими соединениями. Таким образом, экспедиционная армия имела довольно пестрый состав.

Вооружённые силы Италии к началу вторжения в ЭфиопиюИтальянские артиллеристы

Первый приказ о мобилизации был объявлен 5 февраля 1935 года. К концу августа 1935 года мобилизация войск, первоначально предназначенных для войны с Абиссинией, была завершена. В целом было мобилизовано в несколько приёмов и отправлено на войну 5 регулярных, 4 чернорубашечных (фашистских) и 2 туземных дивизии. Кроме того, были сформированы и отправлены на фронт отдельные милиционные, полицейские и туземные части, не входившие в состав дивизий. Это составило более 270 тыс. солдат. Вместе же с мобилизованными рабочими — 30 тыс. итальянцев и 45 тыс. местного населения Эритреи и Сомали, на абиссинском фронте в начале войны было сосредоточено до 350 тыс. человек. Уже в ходе войны Италия перебрасывала подкрепления. Итальянские силы возросли до 500 тыс. человек, включая 9 дивизий регулярной армии (7 пехотных, 1 альпийская и 1 моторизованная), 6 дивизии фашистской милиции. В конце войны экспедиционная армия насчитывала до 21 дивизии, включая 7 чернорубашечных и 4 колониальных, 1 кавалерийскую бригаду и 35 отдельных батальонов. Таким образом, Италия сформировала мощную экспедиционную армию, чтобы завершить войну в короткие сроки и не затягивать боевые действия.

Итальянские войска были снаряжены соответственно местным условиям. Кроме того, старались, чтобы призываемые контингенты могли быстро освоиться с местными условиями. В пехотные дивизии, которые перебрасывали на Эритрейский (Северный) фронт, направляли уроженцев высокогорных областей Италии; войска, предназначенные на Сомалийский (Южный) фронт, пополняли уроженцами Сицилии, а также людьми, которые имели опыт проживания в субтропических и тропических условиях Южной и Центральной Америки. Колониальные (туземные) войска пополнялись коренным населением Эритреи, Сомали и Ливии. Население Эритреи и Сомали предоставило до 15% состава экспедиционной армии.

Италия довольно серьёзно готовилась к войне, уроки прошлой войны, которая завершилась поражением, помнили. Войска прошли курс тактического обучения в высокогорных районах. Для офицеров, многие из которых знали условия колониальной службы, были организованы специальные курсы. Итальянский Генштаб издал специальную инструкцию для действия на абиссинском театре. Войска получили задачу, чтобы они, захватив определенный район, тщательно осваивали занятую территорию, строили дороги мосты, налаживали работу тыла. Это было необходимо, что продолжить наступательные действия. Италия до войны организовала в Эфиопии разведывательную сеть, которая изучала страну, подкупала феодалов,и вела подрывную пропаганду. Эта деятельность была облегчена отсутствием службы безопасности Абиссинии и использованием дипломатических, торговых, научно-исследовательских миссий.

С учётом того, что Британия могла перекрыть основную коммуникацию, через Суэц, Италия серьёзным образом отнеслась к подготовке районов сосредоточения экспедиционной армии в Эритрее и Сомали. При необходимости они должны были стать главными базами для армии. Расширялись порты, строили дороги, аэродромы и т. д. В первую очередь увеличили возможности портов в Эритрее. Так, основной порт Массауа после модернизации мог принять вместо 2-3 пароходов в сутки более 40. Также был реконструирован порт Асса, в итальянском Сомали — порты Могадишо и Бендер-Касим. Кроме уже имеющихся железных дорог, была сооружена линия Массауа — Асмара, строилась Могадишо — Луг. Так как основные силы сосредотачивали на севере, то кроме железной дороги, было построено шоссе Массауа — Асмара и канатная дорога. Порты Могадишо и Бендер-Касим были соединены шоссе. Была оборудована аэродромная сеть и проложены линии связи. Для обеспечения спокойного сосредоточения прибывающих войск в приграничной полосе подготовили небольшие форты с проволочными заграждениями. Их первоначально защищали колониальные войска, а затем за ними стали располагать регулярные части. Однако абиссинцы не препятствовали противнику, они лишь спешно укрепляли свои пограничные посты.

Большое внимание уделялось водоснабжению армии, чтобы было особенно важно в восточной части Эфиопии, где случались засухи. В состав экспедиционной армии были введены специальные части, которые, с одной стороны, должны были построить сеть артезианских колодцев, с другой — доставлять воду войскам автоцистернами (200 машин по 2500 литров каждый, на 10 тыс. человек) и транспортными самолетами в пустынных районах. Для размещения войск в жарких районах Эритреи и Сомали были сооружены казармы из материалов с малой теплопроводность. В главнейших пунктах колоний построили склады для припасов, разместили холодильники для мяса. Паек солдата экспедиционной армии состоял из хлеба, мяса, сахара, кофе, овощных консервов, жиров и специй. Носимый запас солдата состоял из 2 л воды, 4-дневного пайка продовольствия (сухари и консервы). Для этого пришлось сократить личный боезапас с 200 до 110 патронов.

Общее командование итальянскими войсками в Восточной Африке осуществлял генерал Эмилио де Боно (с ноября 1935 г. — фельдмаршал Пьетро Бодольо). Основную ударную группировку Италия развернула в Эритрее, куда прибыло 10 регулярных и фашистских дивизий. Из них сформировали Северный фронт в составе сначала 3, а затем 5 корпусов (75% всех сил экспедиционной армии). Фронт наносил удар на Дессье (Дессие) и далее на эфиопскую столицу. В конце войны на Северном фронте было 5 корпусов и две группы генералов Кутуре и Мариотти для обеспечения флангов. Южный фронт в Сомали имел вспомогательное значение и должен был связать как можно больше эфиопских войск, наступая в направлении на Харер и Аддис-Абебу. Здесь войска были объединены в две оперативные группы (до двух дивизий). Южным фронтом командовал Родольфо Грациани. Ещё существовало центрально операционное направление (до одной дивизии). Войска Центрального фронта должны были обеспечить фланги и коммуникации Северной и Южной группировок и наступать из района Ассаба в направление на Дессье.

Фельдмаршал Бадольо (слева) и генерал де Боно (справа)Итальянские солдаты

Продолжение следует…

topwar.ru


Смотрите также