Карбонарии в Италии (стр. 1 из 6). Карбонарии в италии


Карбонарии в Италии

Введение.

Тема итальянского Рисорджименто – одна из самых популярных для исследователей. И не случайно: благодаря этому процессу Италия из более чем десятка государств превратилась в единое королевство. Безусловно, что определяющими в ходе объединения страны были Европейская революция 1848-1849 годов и «поход тысячи» Гарибальди с последующим присоединением южноитальянских земель. Однако для понимания неких исторических особенностей этого процесса необходимо обратить внимание на события, происходившие еще после Великой Французской революции. Именно тогда создавались предпосылки и накапливались силы для последовавшего процесса объединения, появлялись новые общественно-политические течения, зарождалась их идеология, нацеленная на объединение.

Одним из наиболее значимых феноменов, принадлежавших к этому периоду, было движение карбонариев.

Карбонарии (от итал. carbonaro, буквально — угольщик, от лат. carbo — уголь) - члены одноимённого тайного политического общества, возникшего на Юге Италии в начале XIX в., в эпоху наполеоновского господства. Существует весьма убедительная версия, что карбонарии берут свое название от угольщиков – закрытых клановых обществ, знавших секрет изготовления древесного угля. Именно эту таинственность, сакрализованность впоследствии и переняли карбонарии – революционеры.

Впоследствии из Южной Италии их идеология распространилась по практически всей территории Италии, повсюду возникали тайные общества. Тем не менее, существовали значительные трудности во взаимодействии этих организаций из-за государственных границ, разделявших в то время территорию Италии. Но цели и форма организации, как правило, были одинаковы из-за схожих экономических и социальных условий, в которых вырастали деятели движения карбонариев.

Цель работы:

Выяснить причины неудачи движения карбонариев, несмотря на его распространенность по всей Италии.

Для достижения поставленной цели нам необходимо решить следующие задачи:

· Рассмотреть период образования первых обществ, относящийся к эпохе наполеоновского господства в Италии (1808-1815гг.)

· Рассмотреть деятельность движения карбонариев в период Реставрации (1815-1820гг.)

· Охарактеризовать сложившуюся за вышеуказанные эпохи организационную структуру и идеологию движения

· Проанализировать участие карбонариев в революциях 1820-1821гг.

В ходе написания данной работы нами была проанализирована исследовательская литература, посвященная выбранной тематике.

Стоит также сказать несколько слов о структуре нашей работы. Она написана в хронологическом порядке для того, чтобы наглядно показать развитие карбонарского движения. Именно исходя из этого принципа, задача по характеристике организации и идеологии стоит не на первом месте. Необходимо показать предпосылки их появления в ходе исторических событий и преобразований.

Также мы не будем рассматривать период с 1821 по 1830гг. из-за того, что наиболее яркие выступления карбонариев приходились на рассматриваемый нами период. События 1830 года (равно как и 1820-1821гг.) не принесли никаких результатов, и они были менее яркими.

Основная часть.

Глава I . Движение карбонариев в период Наполеоновского господства (1808-1815гг.)

Существует множество версий об истоках движения карбонариев. Согласно одной из них, их родоначальником был отец Александра Македонского Филипп, по другой – так называли тайные общества в Шотландии времен Средневековья (их члены были вынуждены бежать в леса и добывать уголь – так объясняется название). По третьей гипотезе, карбонаризм был основан французским королем Франциском I. Однако наиболее значим для истории период начала ХIX века, когда движение карбонариев особенно распространилось в Италии.

Первые карбонарские организации появились в Южной Италии в период наполеоновского господства. На формирование и развитие этого движения огромное влияние оказали политические и социальные сдвиги той эпохи в период правление Джузеппе (Жозефа) Бонапарта[1] и Мюрата[2] . В тот период возникло такое социальное явление как «Бандитизм». Своим появлением оно обязано реформе по упразднению феодализма: произошел раздел доменов феодалов, им пришлось отказаться от ряда привилегий, но, тем не менее, их собственность осталась нетронутой. По изданному закону, отменялись все виды «барщин» и «оброков», но на деле вышло так, что этот раздел доменов так и не привел к образованию крестьянской собственности, т.к. у простого населения не было денег на покупку выставляемых на рынок частей доменов. Землю в собственность получило лишь 8% населения. Неудивительно, что это вызывало рост недовольства со стороны крестьян. Во многих семьях условия жизни лишь ухудшились. На крестьянах лежала рекрутская повинность, огромный гнет налогов, продукты для беспрерывно воюющей армии изымались из крестьянских хозяйств.

Наибольшую выгоду от этой реформы получили представители буржуазии (получили порядка 60% земель). Росту влияния буржуазии способствовало и то, что Мюрат охотно допускал представителей этого сословия на административные посты, многие становились чиновниками, судьями, офицерами. Однако при этом необходимо учитывать серьезную зависимость от Франции: на буржуазию во многом ложилась необходимость содержать французскую армию, торговые условия с французами были не выгодны жителям юга Италии. Следовательно, несмотря на сравнительно неплохие условия, представителям буржуазного сословия также было не выгодно французское господство.

Рост «бандитизма» стремительно усиливался: появлялись банды в Апулии, на Сицилии, в Базиликате, в Калабрии, ставшей впоследствии центром этого движения. Первые их выступления относились к 1806 году. «Бандитизм» стал огромной проблемой для французских властей: лишь кровавее расправы могли ненадолго снизить уровень его распространения. Все это наносило серьезный урон экономике.

Не случайно было сказано несколько слов и о буржуазии – известно немало случаев, когда представители этого сословия становились главами «банд». Упадок сельского хозяйства, вызванный размахом «бандитизма» тяжело ударил по буржуазии, усилил их недовольство сложившимся положением дел. В то же время Мюрат усилил полицейский режим, и буржуазия могла вести борьбу с существующим режимом за политические права и улучшение экономики только в рамках тайных обществ. В то время представители этого сословия вдохновлялись Великой Французской революцией и строили планы о проведении подобной революции и против Мюрата и его сторонников. Так возникли первые общества карбонариев, основу которых составляла как раз буржуазия.

Точную дату образования первой венты установить невозможно. Существуют версии, что карбонаризм возник в Апулии в 1805, 1806 или 1807 году, но как раз в тот период началось антинаполеоновское движение в Европе, и Южная Италия не могла не остаться в стороне. Карбонарские организации возникли и получили распространение в Неаполитанском королевстве на волне патриотического движения.

Властям королевства было довольно сложно бороться с «карбонарской заразой», распространявшейся по стране. Издавалось множество распоряжений, в которых армии приказывалось расправляться и с «бандитизмом», и с карбонаризмом.

Существует версия, что одним из основателей первых вент в Калабрии был бывший якобинец, профессор риторики Пьер Жозеф Брио. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что эти венты использовали символику «братства добрых кузенов-угольщиков» провинции Франш Конте, откуда был родом Брио.

Доподлинно известно, что в 1811 году в Калабрии Габриэлле де Готти создал венту в Альтильи, еще две венты возникло в Козенце и Априльяно. В 1812 году возник ряд вент в Апулии. Начиная с 1813 года, большое распространение карбонаризм получил в Кампании и Абруццо. В 1814 году по всему королевству прошли выступления с требованиями вернуть власть прошлого короля Фердинанда и провозгласить конституцию. В этом году в одном только Неаполе насчитывалось около 140 вент с общим числом членов порядка 40 тысяч. Карбонарское движение начало становиться массовым.

Правительство засылало множество полицейских агентов в каждую венту, Мюрат пытался следить за деятельностью каждой организации. Тем не менее, карбонарии продолжали готовиться к революционным выступлениям. В конце 1813 года произошло первое карбонарское выступление в Калабрии, был разослан специальный циркуляр по всем ячейкам с призывом выступить единой силой. Но это движение вылилось лишь в ряд неорганизованных и не связанных между собой «вспышек», легко подавленных властями. Важно сказать, что в тот период кроме патриотических чувств у карбонариев не было практически никаких четких лозунгов, никакой идеологии. В 1814 году вспыхнуло восстание в Абруццо. Но и оно также не было сплоченным: в одной части региона восставшие провозглашали возвращение короля Фердинанда IV, в другой – республику. Простое население оставалось безучастным.

Тем не менее, размах и потенциал движения внушал определенное беспокойство властям. В конце своего правления в 1815 году Мюрат даже пытался привлечь карбонариев на свою сторону[3] , покровительствовать им. Но участники вент помнили о тех расправах, которые учинялись по его приказу, и не пошли за ним.

Подводя итоги первому периода развитию карбонаризма в Южной Италии, необходимо, в первую очередь, отметить его разобщенность и незрелость. Отсутствовала четкая политическая программа, не было единого лидера, способного организовать и возглавить выступление. Широкие слои населения плохо понимали, кто такие карбонарии и каковы их цели. Но, несмотря на все вышеперечисленные слабые стороны, движение карбонаризма росло и ширилось. Уже в 1814 году оно перешагнуло границы Неаполитанского королевства, и распространение вент началось по территории Папской области с провинции Марке.

mirznanii.com

Карбонарии — это тайное общество или влиятельное революционно настроенное движение?

Каждый не посвященный в тонкости истории человек, услышав название общества, задаст себе интересный вопрос: "Карбонарии — это кто?" Дабы разобраться в этом сложнейшем вопросе, необходимо понять их структуру, иерархию и осмыслить преследуемые ими цели.

Понятие «карбонарии»: интересные исторические факты

Карбонарии — это участники тайной организации, расположенной в Италии. Датировано ее плодотворное функционирование XIX столетием. Основной целью, которую преследовали приверженцы этого течения, была борьба за национальную свободу, единую и непобедимую страну, а также за конституционное уверенное становление и могущество.

Карбонарии — это не определенная «прослойка» общества, это течение, абсолютно разношерстное по своему составу. К числу карбонариев можно отнести представителей духовенства, ремесленников и крестьян, а также приверженцев либерального мировоззрения дворянского происхождения.

Карбонарии это

Характерные черты общества карбонариев

Согласно структурному делению карбонариев, характерными чертами этой организации являются сакральность, иерархичность и присутствие обязательной символики. К примеру, обряд выжигания угля отражает очистку духовной составляющей человека.

На заре появления этого общества существовали две основные степени посвящения. Это были ученики и мастера. Спустя некоторое время количество рангов значительно возросло, и вместо двух их стало девять.

Необходимо заметить, что карбонарии — это люди, в душах и сердцах которых живет революционный дух. Доказательством этому неписаному закону служат революции 1820-21 годов на сицилийской территории и 1831 года в Италии, которые возглавляли именно карбонарии.

Каково было значение движения карбонариев

Каково было значение движения карбонариев?

Задачей этого тайного общества была ликвидация деспотизма политических деятелей и налаживание процесса демократии. Появление будущих карбонариев - братства угольщиков - согласно разным источникам, связано со следующими периодами в истории:

  • Период правления Франциска I.
  • Времена раннего Средневековья, а именно — 11 столетие.
  • Эпоха противостояния гибеллинов и гвельфов.

С политической точки зрения, мир узнал о карбонариях лишь в начале XIX столетия, в пору противостояния династии Бурбонов и господства французов в Неаполе. Регламент французских карбонариев, бесспорно, был заимствован у итальянских начинателей этого течения. Карбонарии во Франции повиновались более суровому единству и централизованному управлению.

Движение карбонариев в Италии

Деятельность итальянских карбонариев

Движение карбонариев в Италии развивалось в нескольких провинциях, центрами которых и стали Венеция, Рим, Неаполь, Турин, Милан и Флоренция. Единого аппарата, которому они подчинялись, не было. Существовали только промежуточные «посредники», которые помогали гасить недоразумения и предоставляли общее направление действий.

Каждая из общин имела определенный план и реформы, согласно которым и действовала. Но единого мнения в действиях, которого бы строго придерживались все итальянские карбонарии, не было. Члены этих обществ приветствовали монархические идеи и готовы были находить с ними компромиссы. Но мысли о создании монархической страны появились лишь в 1840 году.

Общество карбонариев

Уставы и регламент карбонариев

Каждый из членов этого тайного общества должен был слепо подчиняться приказам руководящего аппарата и в случае необходимости жертвовать своей жизнью.

Общество карбонариев, несомненно, имело свой регламент, согласно которому каждому новому члену выдавался почетный диплом. Внешний вид был достаточно интересен и являл собой рукописную версию с подписями руководства и печатью венты. В центральной части диплома красовался святейший Теобальд с ветвью около хижины. Также на обложке был изображен пылающий костер, лесная поляна, чаша и вода. При вступлении в общество каждый карбонарий получал ленты, которые состояли из трех цветов, каждый из них имел обозначение. К примеру, красный цвет символизировал пламя огня, голубой — дым, черный — уголь, а также веру, надежду и добродетель.

Необходимостью для членов общества были ежемесячные взносы, зависящие от уровня доходов. Для уверенности в своих силах каждый участник общества носил оружие.

Захватывающие факты про общество карбонариев

Преданность карбонариев была достаточно постоянной и самоотверженной, даже простые итальянцы давали клятвенное обещание, именуемое «словом карбонариев». Особый размах имел обряд посвящения в число карбонариев, который был достаточно помпезным и торжественным. Он подразумевал под собой испепеление угля. Это сожжение символизировало метаморфозу, благодаря которой, новый член общества превращался в кристально чистого с духовной точки зрения человека.

Благодаря течению карбонариев, развращенные и плохие уклады были искоренены и приводили людей к легкости и свободе во всем.

Таинство посвящения выполнялось в условиях леса, около хижины венты карбонариев. Это действо осуществлялось в присутствии других членов общества. На нового человека надевали мешок и отправляли в «комнату для раздумий», где он находился в присутствии людей, которые его рекомендовали. Затем руководителем общества проводился его допрос на предмет морали. После чего новичка освобождали и торжественно поздравляли с посвящением в ряды карбонариев.

fb.ru

Статья - Карбонарии в Италии

Введение.

Тема итальянского Рисорджименто – одна из самых популярных для исследователей. И не случайно: благодаря этому процессу Италия из более чем десятка государств превратилась в единое королевство. Безусловно, что определяющими в ходе объединения страны были Европейская революция 1848-1849 годов и «поход тысячи» Гарибальди с последующим присоединением южноитальянских земель. Однако для понимания неких исторических особенностей этого процесса необходимо обратить внимание на события, происходившие еще после Великой Французской революции. Именно тогда создавались предпосылки и накапливались силы для последовавшего процесса объединения, появлялись новые общественно-политические течения, зарождалась их идеология, нацеленная на объединение.

Одним из наиболее значимых феноменов, принадлежавших к этому периоду, было движение карбонариев.

Карбонарии (от итал. carbonaro, буквально — угольщик, от лат. carbo — уголь) — члены одноимённого тайного политического общества, возникшего на Юге Италии в начале XIX в., в эпоху наполеоновского господства. Существует весьма убедительная версия, что карбонарии берут свое название от угольщиков – закрытых клановых обществ, знавших секрет изготовления древесного угля. Именно эту таинственность, сакрализованность впоследствии и переняли карбонарии – революционеры.

Впоследствии из Южной Италии их идеология распространилась по практически всей территории Италии, повсюду возникали тайные общества. Тем не менее, существовали значительные трудности во взаимодействии этих организаций из-за государственных границ, разделявших в то время территорию Италии. Но цели и форма организации, как правило, были одинаковы из-за схожих экономических и социальных условий, в которых вырастали деятели движения карбонариев.

Цель работы:

Выяснить причины неудачи движения карбонариев, несмотря на его распространенность по всей Италии.

Для достижения поставленной цели нам необходимо решить следующие задачи:

· Рассмотреть период образования первых обществ, относящийся к эпохе наполеоновского господства в Италии (1808-1815гг.)

· Рассмотреть деятельность движения карбонариев в период Реставрации (1815-1820гг.)

· Охарактеризовать сложившуюся за вышеуказанные эпохи организационную структуру и идеологию движения

· Проанализировать участие карбонариев в революциях 1820-1821гг.

В ходе написания данной работы нами была проанализирована исследовательская литература, посвященная выбранной тематике.

Стоит также сказать несколько слов о структуре нашей работы. Она написана в хронологическом порядке для того, чтобы наглядно показать развитие карбонарского движения. Именно исходя из этого принципа, задача по характеристике организации и идеологии стоит не на первом месте. Необходимо показать предпосылки их появления в ходе исторических событий и преобразований.

Также мы не будем рассматривать период с 1821 по 1830гг. из-за того, что наиболее яркие выступления карбонариев приходились на рассматриваемый нами период. События 1830 года (равно как и 1820-1821гг.) не принесли никаких результатов, и они были менее яркими.

Основная часть.

Глава I . Движение карбонариев в период Наполеоновского господства (1808-1815гг.)

Существует множество версий об истоках движения карбонариев. Согласно одной из них, их родоначальником был отец Александра Македонского Филипп, по другой – так называли тайные общества в Шотландии времен Средневековья (их члены были вынуждены бежать в леса и добывать уголь – так объясняется название). По третьей гипотезе, карбонаризм был основан французским королем Франциском I. Однако наиболее значим для истории период начала ХIX века, когда движение карбонариев особенно распространилось в Италии.

Первые карбонарские организации появились в Южной Италии в период наполеоновского господства. На формирование и развитие этого движения огромное влияние оказали политические и социальные сдвиги той эпохи в период правление Джузеппе (Жозефа) Бонапарта[1] и Мюрата[2]. В тот период возникло такое социальное явление как «Бандитизм». Своим появлением оно обязано реформе по упразднению феодализма: произошел раздел доменов феодалов, им пришлось отказаться от ряда привилегий, но, тем не менее, их собственность осталась нетронутой. По изданному закону, отменялись все виды «барщин» и «оброков», но на деле вышло так, что этот раздел доменов так и не привел к образованию крестьянской собственности, т.к. у простого населения не было денег на покупку выставляемых на рынок частей доменов. Землю в собственность получило лишь 8% населения. Неудивительно, что это вызывало рост недовольства со стороны крестьян. Во многих семьях условия жизни лишь ухудшились. На крестьянах лежала рекрутская повинность, огромный гнет налогов, продукты для беспрерывно воюющей армии изымались из крестьянских хозяйств.

Наибольшую выгоду от этой реформы получили представители буржуазии (получили порядка 60% земель). Росту влияния буржуазии способствовало и то, что Мюрат охотно допускал представителей этого сословия на административные посты, многие становились чиновниками, судьями, офицерами. Однако при этом необходимо учитывать серьезную зависимость от Франции: на буржуазию во многом ложилась необходимость содержать французскую армию, торговые условия с французами были не выгодны жителям юга Италии. Следовательно, несмотря на сравнительно неплохие условия, представителям буржуазного сословия также было не выгодно французское господство.

Рост «бандитизма» стремительно усиливался: появлялись банды в Апулии, на Сицилии, в Базиликате, в Калабрии, ставшей впоследствии центром этого движения. Первые их выступления относились к 1806 году. «Бандитизм» стал огромной проблемой для французских властей: лишь кровавее расправы могли ненадолго снизить уровень его распространения. Все это наносило серьезный урон экономике.

Не случайно было сказано несколько слов и о буржуазии – известно немало случаев, когда представители этого сословия становились главами «банд». Упадок сельского хозяйства, вызванный размахом «бандитизма» тяжело ударил по буржуазии, усилил их недовольство сложившимся положением дел. В то же время Мюрат усилил полицейский режим, и буржуазия могла вести борьбу с существующим режимом за политические права и улучшение экономики только в рамках тайных обществ. В то время представители этого сословия вдохновлялись Великой Французской революцией и строили планы о проведении подобной революции и против Мюрата и его сторонников. Так возникли первые общества карбонариев, основу которых составляла как раз буржуазия.

Точную дату образования первой венты установить невозможно. Существуют версии, что карбонаризм возник в Апулии в 1805, 1806 или 1807 году, но как раз в тот период началось антинаполеоновское движение в Европе, и Южная Италия не могла не остаться в стороне. Карбонарские организации возникли и получили распространение в Неаполитанском королевстве на волне патриотического движения.

Властям королевства было довольно сложно бороться с «карбонарской заразой», распространявшейся по стране. Издавалось множество распоряжений, в которых армии приказывалось расправляться и с «бандитизмом», и с карбонаризмом.

Существует версия, что одним из основателей первых вент в Калабрии был бывший якобинец, профессор риторики Пьер Жозеф Брио. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что эти венты использовали символику «братства добрых кузенов-угольщиков» провинции Франш Конте, откуда был родом Брио.

Доподлинно известно, что в 1811 году в Калабрии Габриэлле де Готти создал венту в Альтильи, еще две венты возникло в Козенце и Априльяно. В 1812 году возник ряд вент в Апулии. Начиная с 1813 года, большое распространение карбонаризм получил в Кампании и Абруццо. В 1814 году по всему королевству прошли выступления с требованиями вернуть власть прошлого короля Фердинанда и провозгласить конституцию. В этом году в одном только Неаполе насчитывалось около 140 вент с общим числом членов порядка 40 тысяч. Карбонарское движение начало становиться массовым.

Правительство засылало множество полицейских агентов в каждую венту, Мюрат пытался следить за деятельностью каждой организации. Тем не менее, карбонарии продолжали готовиться к революционным выступлениям. В конце 1813 года произошло первое карбонарское выступление в Калабрии, был разослан специальный циркуляр по всем ячейкам с призывом выступить единой силой. Но это движение вылилось лишь в ряд неорганизованных и не связанных между собой «вспышек», легко подавленных властями. Важно сказать, что в тот период кроме патриотических чувств у карбонариев не было практически никаких четких лозунгов, никакой идеологии. В 1814 году вспыхнуло восстание в Абруццо. Но и оно также не было сплоченным: в одной части региона восставшие провозглашали возвращение короля Фердинанда IV, в другой – республику. Простое население оставалось безучастным.

Тем не менее, размах и потенциал движения внушал определенное беспокойство властям. В конце своего правления в 1815 году Мюрат даже пытался привлечь карбонариев на свою сторону[3], покровительствовать им. Но участники вент помнили о тех расправах, которые учинялись по его приказу, и не пошли за ним.

Подводя итоги первому периода развитию карбонаризма в Южной Италии, необходимо, в первую очередь, отметить его разобщенность и незрелость. Отсутствовала четкая политическая программа, не было единого лидера, способного организовать и возглавить выступление. Широкие слои населения плохо понимали, кто такие карбонарии и каковы их цели. Но, несмотря на все вышеперечисленные слабые стороны, движение карбонаризма росло и ширилось. Уже в 1814 году оно перешагнуло границы Неаполитанского королевства, и распространение вент началось по территории Папской области с провинции Марке.

Глава II . Движение карбонариев в эпоху Реставрации (1815-1820гг.)

Крушение Наполеоновского режима и решения Венского конгресса восстановили на территории Италии старые монархии. Главное задачей для них стало восстановление и укрепление пошатнувшегося в наполеоновскую эпоху сословно-абсолютистского строя. Прибегая к разным методам, власти пытались ограничить рост капитализма и всячески ослабить значимость буржуазии. Зависимость итальянских земель от Франции в этот период сменилась зависимостью от Австрии (после Венского конгресса получила территорию Ломбардо-Венецианского королевства[4] ). Значительное влияние Австрийская империя оказывала и на Папскую область, и на Королевство Обеих Сицилий[5].

Таким образом, основными идеями, имевшими развитие в Итальянских государствах того периода, были стремление к более современному политическому устройству (конституционной монархии) и получению национальной независимости.

Деятельность карбонариев в Королевстве Обеих Сицилий.

Карбонарии Королевства Обеих Сицилий после реставрации Бурбонского правления на первых порах надеялись на осуществление своих надежд, на проведение либеральных преобразований. Однако деятельность вернувшейся администрации быстро показала им, что изменений ждать не стоит. Была отменена Сицилийская конституция, новая система управления основывалась на донаполеоновских порядках, политическая и экономическая зависимость от Австрии – все это вызывало неприятие со стороны буржуазии в целом и карбонариев в частности. Разразившийся в те же годы аграрный кризис в значительной степени обострил недовольства и со стороны крестьянства.

В 1816 году министерство полиции возглавил князь Каноза, по приказам которого была фактически объявлена травля карбонариев. Король в результате был вынужден отстранить его от должности, т.к. страна находилась на грани гражданской войны. В эти годы карбонарии представляли собой оппозиционную силу, и их влияние заметно росло. Активизации их деятельности способствовал отвод австрийских войск с территории королевства в 1817 году. Была создана местная полиция – ополчение, состоявшее в значительной мере из участников карбонарского движения.

Не только мелкая буржуазия, но и многие офицеры примыкали к карбонариям. По этому поводу большие опасения высказывали высшие чины армии, они пытались привлечь к этому вопросу внимание короля и его окружения. Известен случай, что генерал Пепе вступил в союз с карбонариями. К 1818 году он так реорганизовал войско, что каждая рота фактически представляла собой карбонарскую венту со стоящим во главе офицером-карбонарием.

Из-за того, что преследования тайных обществ не прекращались, центр организации был перенесен из Неаполя в Салерно. Было решено, что ежегодно в Салерно будут проходить «съезды» карбонариев со всего Королевства Обеих Сицилий. Первый из них состоялся уже в 1816 году. В 1817 году руководители тайной карбонарской организации Салерно и Неаполя на секретном совещании разработали план восстания, которое, как предполагалось, должно бы было охватить Луканию[6], Калабрию, а затем – и другие части Южной Италии. В Неаполе был создан центральный комитет для координации восстания, во все провинции были направлены специальные агенты с целью ознакомления с настроениями населения. На основе их отчетов во все венты были отправлены тайные обращения с призывом выступить единой силой в сентябре 1817 года. По городам начали распространяться манифесты и листовки, причем интересно, что более поздние из них носили более дерзкий характер.

Предполагалось, что первая вспышка революции произойдет в Апулии в провинции Терра д’Оранто, именно этот район был центром действий «бандитских отрядов». Затем к восставшим должны были присоединиться Барии, Фоджи, Молизе и других прилегающих территорий. После этого армия повстанцев, по плану, должна была выступить в Неаполь. Часть восставших также должна была высадиться в Марке и начать революцию в Папской области.

Но правительству стало известно о планах этого восстания. Агенты полиции, засланные в венты, убедили карбонариев перенести выступление на февраль 1818 года. В это время в Апулию в Терра д’Орнато были отправлены карательные отряды для подавления «бандитских отрядов». После расстрела их лидеров в этом регионе была создана специальная военная комиссия, уничтожившая сотни карбонариев.

После провала этой революции был разработан новый план, намечавший восстание на 1819 год, но из-за отсутствия руководителя он так и не был воплощен в жизнь. Однако влияние карбонариев росло, а недовольство жителей усиливалось. Возникали новые венты (к примеру, «Сыновья храбрости», «Друзья справедливого порядка»).

Активность карбонарского движения юга Италии еще больше возросла в 1820 году под влиянием известий о начале революции в Испании. Высокая вента Неаполя готовилась к восстанию, намечавшемуся в Неаполе. Было решено арестовать короля, если он не согласится дать конституцию. Была установлена тесная связь между участниками вент Салерно и Неаполя. Правительство узнало о готовящейся акции, несколько руководителей вент были взяты под стражу, из-за чего была перенесена дата и место восстания. Но последовали новые аресты.

Заговоры карбонариев не имели никаких результатов. Из-за отсутствия профессионализма тайных организаций полиция всегда узнавала о готовящихся революциях. У общества по-прежнему не было сильного руководителя, способного повести за собой все многочисленные ячейки. Тем не менее, венты уже стараются наладить более тесные связи друг с другом, чтобы обеспечить более удачные выступления. Появляется также и иерархичность вент, начинается агитация населения – манифесты, листовки. Все это говорит о том, что организованность карбонарского движения росла, укреплялось взаимодействие между разными вентами. Создавались планы, направленные на ультиматумы королю, на достижение своих целей.

Деятельность карбонариев в Папской области.

После возвращения Папы Пия VII в Рим в 1814 году[7] была восстановлена монополия духовенства на управление. Реакционная политика в сочетании с экономическим кризисом вызывала глубокое недовольство со стороны населения. Отмечался значительный рост оппозиционных сил. Он выражался, прежде всего, в активизации конспиративного движения, в котором значительное место наряду с карбонариями занимали гвельфы. Это общество получило наиболее широкое распространение именно в период начала Реставрации и по своим целям и структуре имело сходства с карбонариями. С осени 1816 года эти две организации установили тесный контакт и начали совместную деятельность.

Совместно ими был разработан план восстания, которое должно было распространиться на все Папское государство и Северную Италию. Началось активное распространение прокламаций, рассчитанных на привлечение в свои ряды простого населения. Как правило, листовки носили демагогический характер и содержали в себе призыв к активному действию: «Народ! Когда Господь хочет наказать вас, он подчиняет вас варварскому и тираническому правлению попов. Когда он хочет наградить вас, он дает вам силы свергнуть иго его тирании. Вы достаточно страдаете от голода и болезней. Пришло вам время освободиться от этих зол. Беритесь за оружие, объединяйтесь с нами, восставайте против правителей. Убивайте богачей, отнимайте у них имущество! Вы по праву измените свою судьбу. Итак, народ, к оружию, к оружию, к оружию!».

Но предатели выдали планы заговорщиков властям, последовали массовые аресты, восемь руководителей восстания были приговорены к смертной казни, замененной впоследствии на пожизненное заключение в Крепости Святого Ангела в Риме. Репрессии, последовавшие после раскрытия заговора, только способствовали координации действий гвельфов и карбонариев. В октябре 1817 года в Болонье во дворце князя Эрколани было оформлено объединение карбонариев и гвельфов на основе принятой ими Латинской Конституции. Согласно этому документу, карбонарские венты подчинялись высшим органам – трибунатам, подчинявшихся в свою очередь высшему учреждению – Сенату из пяти сенаторов. Они находились в Риме и должны были осуществлять верховное руководство обществом. Именно им принадлежало право определять план действий тайной организации. Всем членам организации было предписано принять древнеримские имена.

Жестокие преследования со стороны властей мешали организации крупных заговоров в течение 1818-1819гг. в ответ на это карбонарии прибегли к тактике политического террора: в городке Фермо были убиты президент уголовного суда и комиссар полиции, в Мачерате – начальник жандармерии.

Принципиально новым ходом для карбонариев стала пропаганда с помощью подпольных изданий («Quadragesimale italiano» — «итальянский постник» — издавался в Форли, «raccogliatore italiano» — «итальянский сборщик» и «Illuminatore» — «просветитель» — в Болонье). В большинстве статей этих газет присутствовала критика папского правительства и местной администрации, обличалась продажность духовенства, его неспособность к управлению государством. Главной идеей была несовместимость религиозной и политической власти в одних руках. Второй важной особенностью были призывы народа к действию.

Говоря в целом, в деятельности карбонариев Папской области новыми ходами можно считать обширную пропаганду путем листовок и подпольной печати. Значимым ответом на репрессии стал политический террор. Важно также и учреждение Конституции – документа, определявшего порядок взаимодействия вент, окончательно сформировавшего иерархичность карбонарской организации.

Деятельность карбонариев в Ломбардо-Венецианской области и Пьемонте.

Этот регион после Венского конгресса оказался присоединенным к Австрии. Не территорию были введены войска, усилился налоговый гнет, и увеличились таможенные пошлины. Поэтому антиавстрийские настроения в этом регионе лишь усиливались с каждым нововведением австрийского руководства. Важно отметить, что свое распространение на этой территории карбонарские венты получили лишь после присоединения к Австрийской империи. В 1817 году появились первые значительные венты в Венецианской области, подчиненные высокой венте в Болонье. В 1819 году бывший студент Неаполитанской академии карбонарий Пьеро Марончелли создал в Милане карбонарскую венту.

Особенностью Ломбардо-Венецианской области является то, что национально-освободительное движение проявилось не столько в развитии тайных обществ, сколько в широком либеральном движении. Это был протест народа на попытку германизации итальянского населения этих областей. Все эти события дали толчок развитию культуры, появился итальянский романтизм, отличительной чертой имевший ярко выраженный гражданский характер. Издавался журнал «Conciliatore» («просветитель»), статьи для которого писали видные литераторы – Сильвио Пеликко, Пьетро Борсьери и другие. Политические вопросы переносились в область литературы. Из-за действий цензуры журнал был закрыт.

Политика короля Виктора Эммануила I[8] в Пьемонте была крайне реакционной, что вызывало сильнейшее недовольство со стороны буржуазии. Это способствовало развитию движению карбонаризма: возникали венты в Турине, Генуе, Верчелле и многих других крупных и мелких городах. Ими руководила высокая вента Алессандрии. Однако карбонарское общество в Пьемонте было под влиянием «Общества адельфов» — «Общества высокодостойных мастеров». Эта организация появилась в эпоху наполеоновского господства, к его деятельности был причастен Буанаротти. «Церкви высокодойстойных мастеров» находились и в Пьемонте, и во всей Ломбардо-Венецианской области, и даже в Папском государстве. Руководили ими синоды из трех человек, подчинявшихся центру – «Великой тверди», находившемуся в Женеве. Связь синодов и центральной организации осуществлялась благодаря «дьяконам». Впоследствии политические цели Буанаротти и карбонариев разойдутся, но в рассматриваемый период они весьма близки.

Говоря в целом о ситуации в Ломбардо-Венецианской области, можно заявлять о том, что в этом регионе деятельность карбонариев была не столь заметна. Гораздо большей популярностью пользовались либеральные течения. Произошел подъем культуры, свидетельствовавший об укреплении национального самосознания итальянцев, живших на территории, присоединенной к Австрии. Те венты, которые создавались в разных городах, не были центрами тайной политической жизни и не имели особого влияния.

Одной из причин, приведших к провалу многих карбонарских заговоров во всех итальянских государствах, было отсутствие достаточной координации действий между отдельными вентами в масштабах каждого из государств. Тем более слабыми были связи между карбонарскими организациями из разных государств. Хотя такие связи и существовали, они носили слабый и зачастую непродолжительный характер. Это было основной причиной, почему карбонариям не удалось добиться масштабного успеха: организация была многочисленной, сторонниками были сотни тысяч людей разных классов и сословий, но не было самого главного – координации. Единичные выступления легко подавлялись властями. Уровень пропаганды среди крестьян был недостаточен, карбонарии верили, что народ уже был настолько недоволен сложившейся ситуацией, что в любой момент был готов поднять восстание.

Глава III . Организационная структура и идеология карбонаризма.

Создателями и главными участниками карбонарских вент были представители буржуазии. Видное место среди них занимали судьи, адвокаты, врачи, литераторы. Но особенно широким в движение карбонариев было участие представителей армейской среды. В первую очередь, это касалось Неаполитанского королевства. Большинство младших офицеров были участниками тайных организаций, в армии создавались «филиалы» вент. Доля дворянства по сравнению с другими классами была невелика, гораздо больше представителей этого класса было в Северной Италии в либеральном движении, на котором мы подробно останавливались в ходе нашей работы. Роль духовенства была важна для распространения карбонаризма среди низших слоев – крестьянства и ремесленничества. Как правило, к карбонариям примыкали низшие чины церковной иерархии, работавшие непосредственно с людьми.

Осознав необходимость работы с широкими массами населения, руководство стремилось адаптировать свои идеи для понимания простых людей. Широкое обращение к христианским доктринам имело большое влияние на религиозных жителей Папского государства и Южной Италии. Другой важной чертой был сравнительно легкий прием на низшую ступень карбонарской иерархии, при котором было совершенно не важно сословное происхождение человека. Однако все это привело к созданию т.н. «карбонарской толпы» — огромного количества простолюдинов, слабо понимавших цели движения. Их участие во многих случая ограничивалось лишь уплатой символических взносов и посещением собраний. Отчасти это объясняет провал революционного движения 1820-1821гг., о котором речь пойдет ниже.

Этот период был кульминационным в развитии карбонаризма. К этому моменту за период Наполеоновского господства и эпоху Реставрации сформировались более-менее четкие принципы их идеологии, схожие для всех итальянских государств. Карбонарии использовали масонскую технику создания тайного общества, хотя их идеология не имела ничего общего с масонской. Важной чертой организации была иерархичность. Поначалу существовало две степени посвящения: ученик и мастер, позднее появилась степень Великого мастера. Однако после репрессий, которые постоянно обрушивались на карбонариев, эта третья степень была заменена семью, вероятно, для маскировки главных целей движения. Главным условиям вступления в общество было сохранение Тайны. Существовали специальные клятвы посвящения, которые приносили участники движения, переходя из ступени на ступень.

Первой ячейкой карбонариев была вента (от «vendita» — «лавка» в средневековом значении – так называли лавчонки, где торговали углем). Несколько соседних вент подчинялись материнской (их должно было быть минимум три). Эти венты, в свою очередь, подчинялись великим вентам, находившимся в крупных городах (Неаполь, Салерно, Анкона и другие). Контакты между вентами различных уровней осуществлялись при помощи детальных шифров, паролей, специальных знаков.

Все должностные лица в венте определялись большинством голосов. Заседанием руководили Великий мастер, два его ассистента и церемонимейстер. При вступлении каждому новому члену организации выдавался диплом с печатью венты (как правило, с аллегорическими изображениями). Особым символом карбонариев была лента из трех цветов: голубой, красный и черный, символизировавшие три основные стадии сжигания угля – дым, пламя и уголь. Вторым смыслом этих цветов для итальянских карбонариев были: для голубого – надежда, для красного – добродетель, для черного – вера.

Средства венты складывались из взносов, которые по мере сил делали все участники. Еще одним способом пополнения «казны» были штрафы за те или иные дисциплинарные провинности (неявка, опоздание и т.д.). Таким образом, можно говорить о том, что карбонарии взяли организационные основы и внешние ритуалы у масонов: таинственность, сложная иерархия с разной степенью посвященности, ритуалы вступления в общество и другие.

Идеологические же основы карбонаризма следует искать, прежде всего, у ордена баварских иллюминатов. Основной их идеей было создание общенародной конспирации путем привлечения на свою сторону представителей всех слоев населения с последующим созданием идеального государства на принципах равенства и естественной свободы. Для карбонариев не была чужда и идея морального очищения, также заимствованная у иллюминатов. Не случайно среди названий вент были такие, как «Добродетель», «Любовь к добродетели» и другие. Издатели подпольной карбонарской газеты «Illuminatore» основной своей целью видели в распространении идей добра. Но в этой идее морального очищения, подготовки низших слоев карбонариев и заключалась их пассивность – им не раскрывали истинных целей карбонаризма. Лишь тем, кто достиг высших ступеней, раскрывались и политические, и социальные цели движения.

В идеологии большая ставка делалась на христианство как учение, знакомое всем без исключения: и крестьянам, и ремесленникам. Пропагандировалась мысль о том, что Иисус Христос был первым карбонарием, боровшимся за всеобъемлющую справедливость, первым тираноборцем. Существовали также и венты с чисто религиозными названиями: «Спаситель», «Крест», «Святой дух».

В то же время критики карбонариев обвиняли их в атеизме, утверждая, что религия для них – лишь маска, под которой они строят свои заговоры. Это было особенно актуально для Папской области. Подпольные газеты, издававшиеся в этом государстве, сильнее всего критиковали папу, обвиняя его в излишней «политизированности». Естественно, все это вызывало ярость со стороны церкви и лишь провоцировало власти на жесточайшие репрессии по отношению к карбонариям.

Еще одной важной идеей, находившей свое распространение на карбонарских манифестах, была идея объединения Италии и сплочения всей нации. В ходе революций во всех итальянских государствах распространялись листовки с призывом осознать себя единой нацией и воссоединиться. Постоянно поднимался вопрос об общей Родине, которую необходимо сделать единой для всех – и жителей Неаполя, и Милана, и Болоньи. Карбонарии видели объединенную Италию как федерацию уже существующих государств – идея сама по себе утопическая. Был создан «Проект органического устройства Италии», по которому было необходимо создать Соединенные Штаты Италии. Вторым проектом, появившимся в 1821 году, был «Пакт республики Авзонии». Согласно этой концепции, новое объединенное государство получало античное название Авзония, занимало весь Аппенинский полуостров, столицей назначался Рим. Верховная власть должна была принадлежать Национальной ассамблее, а исполнительная власть – двум королям, избиравшимся на 10 лет. Проект во многом напоминал древнегреческий опыт построения полисов. Также в этом пакте содержались идеи общей свободы и равенства, стремление максимально ослабить имущественное неравенство граждан.

Также многие документы карбонариев были пропитаны духом тираноборчества. В прокламациях содержались призывы свергать тиранов и устанавливать порядок по принципу всеобщей справедливости.

Следовательно, можно говорить о тои, что постепенно с течением времени призывы карбонариев становились все более революционными. Именно в революции, во всеобщем восстании они видели единственный способ достижения своих целей.

Глава IV . Революционное движение в Итальянских государствах в

1820-1821гг.

Рост революционного движения в Европе в 1820-х годах был вызван тем порядком, который поддерживался Священным союзом. Активизировалась деятельность тайных обществ в Германии, России, Испании и многих других. Происходили акции политического террора, вызывавшие за собой усиление репрессий. Восстания имели разный характер: и волнения в армейских корпусах, и национально-освободительные войны, и требования Конституции. Одним из важнейших очагов революционного движения в Европе была Италия, в 1820-начале 1821 года восстания проходили на южных землях, а весной 1821 года – на севере в Пьемонте.

Неаполитанская революция.

В 1820 году недовольство политикой властей Королевства Обеих Сицилий продолжало расти. Экономическое положение государства ухудшалось. Высокие налоги тормозили развитие торговли, большой ущерб наносился землевладельцам, падали цены на зерно. Росло обнищание сельского населения, усиливались голод и эпидемии. Все это толкало карбонариев к активным выступлениям. Неаполитанское восстание началось с города Пола и было подготовлено карбонариями города Нола. Они провозгласили конституцию и выдвинулись к городу Авеллино, где находилась дивизия Пепе. Предполагалось, что он возглавит революцию. По мере продвижения в этот небольшой отряд вливались карбонарии из ближайших городов. Полковник, заменявший Пепе, согласился возглавить восстание до его возвращения.

Известия о начавшейся революции быстро распространились по всему королевству, начались выступления в Салерно, Базиликате, Калабрии, Абруццо. Местный епископ, также принадлежавший к карбонариям, благословил конституцию и борьбу за ее установление.

Однако уже на этом этапе начались острые дискуссии между умеренными и радикальными карбонариями. Первые предлагали ждать решения из Неаполя в ответ на их заявление, вторые же призывали к расширению революции. В Салерно были предприняты попытки создать автономное правительство — возникла «Временная джунта», а также был принят проект по организации карбонарской армии. В Базиликате в городе Потенца был создан «Сенат Восточной Лукании». Сторонники децентрализации королевства надеялись на то, что их инициатива станет массовой, и им удастся создать конфедерацию провинций. Король понял, что восстание приняло всеобъемлющий характер, и был вынужден пойти на уступки. Была введена конституция по образцу Испанской, а также был создан однопалатный парламент. Требования умеренных карбонариев были в той или иной степени удовлетворены.

Легкость достижения основной цели революции – принятия Конституции – внушала надежды во все слои общества. По своему характеру, этот переворот был буржуазным, т.к. благодаря нему к верхушке власти значительно приблизились представители именно этого сословия. Революция была поддержана подавляющим количеством населения. В Неаполе состоялся парад Конституционных сил во главе с генералом Гульельмо Пепе. Это шествие сопровождалось карбонарскими знаками отличия на символике, одеждах. Но уже в момент этого, казалось бы, полного триумфа, шествие было прервано одним из радикальных карбонариев, выкрикивавшим лозунг «Да здравствует республика!». Это символизировало раскол в карбонарской организации и послужило предостережением для умеренных, что они слишком рано поверили в легкую бескровную победу над существовавшим режимом. После проведенного восстания основной целью карбонарской джунты и правительства стало удержание революции в узких рамках, причем, для этого применялись многие методы, использовавшиеся ранее. Вся власть была сосредоточена в руках наместника, чья политика мало чем отличалась от политики Мюрата: громкие заявления в адрес народа, клятвы в верности Конституции у него прекрасно сочетались с неуверенными попытками сохранить старые порядки, чтобы окончательно не потерять управление страной. Правительство было вынуждено пойти на провозглашение свободы печати, в результате чего королевство наводнилось различными памфлетами, в которых довольно скоро остро проявились разногласия между позициями добившейся власти буржуазии и бедного населения, положение которого, по сути, не изменилось. Однако в печати по-прежнему преобладало умеренное направление.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что с первых же дней революции фактическое управление страной оказалось не в руках карбонариев, а в руках умеренных политиков, некоторые из которых начинали свою деятельность еще при Мюрате. Они, безусловно, имели больший опыт и смогли занять главенствующие посты в новом государстве. Карбонарии же не смогли предложить народу своего лидера с четкой программой действий.

Но правительство было вынуждено считаться с влиянием карбонариев. Поначалу поддерживалась видимость единства в лагере сторонников конституции, некоторые высшие карбонарии получали довольно значимые посты. В движение вступали сотни новых членов, возникали новые венты. Карбонарские ложи размещались в лучших зданиях Неаполя. Быть карбонарием стало «модно», общество перестало быть тайным, люди носили символику открыто и не опасаясь преследований.

Но именно в это время сильно проявился раскол в карбонарских кругах: представители радикального крыла ушли в оппозицию и призывали к дальнейшей революции, призывали к свержению королевской власти как таковой. Появлялись новые радикальные венты (к примеру, «Робеспьер»). Демократическое крыло было крайне слабым, большинство вступающих в ряды карбонариев было умеренными или же радикальными – в зависимости от сословной и социальной принадлежности.

Важнейшим либерально-буржуазным преобразованием времен Неаполитанской революции был созыв Парламента. Была принята особа процедура выборов членов парламента, прошедших в сентябре 1820 года. Наиболее активно голосовали представители буржуазии. По спискам парламента было отчетливо видно влияние умеренной «мюратистской» партии: лишь 17 мест из 72 принадлежало карбонариям. Торжественное открытие парламента произошло 1 октября 1820 года. Его деятельность в большинстве случаев удовлетворяла интересы буржуазии. Так, к примеру, был уменьшен поземельный налог, что было на руку буржуазии, но взамен этого выросли другие сборы, что никак не могло радовать крестьянство. Тем не менее, парламент стал настоящим центром политической жизни страны, пусть и лишь на несколько месяцев – часто поступали петиции от крестьянства с призывами покончить с остатки феодализма и ослабить налоговый гнет. Но эти требования так и не были удовлетворены.

Крестьяне начали добиваться своих целей другими методами: в ноябре они начали мирно занимать бывшие общинные земли, чем вызвали крайнее неудовольствие их нового хозяина. Людям пригрозили, что против них применят военную силу, но это не имело никакого эффекта. К декабрю это движение крестьян стало массовым. Было решено не применять военные силы, т.к. это могло бы привести к гражданской войне. Этой проблемой занимались различные комиссии, созданные парламентом, в результате чего крестьянам гарантировали военное невмешательство и скорое рассмотрение их претензий. Это ослабило сложившуюся напряженную ситуацию и дало людям надежду, что их требования все-таки будут решены легальным путем. Но, как весьма легко можно предположить, парламент продолжал медлить с решением этого вопроса. В ответ на сложившуюся ситуацию карбонарии, в свою очередь, не предприняли никаких решительных шагов, ограничившись лишь общими декларациями.

Более важной проблемой, занимавшей парламентариев, была революционная ситуация на Сицилии: восставшие выдвигали сепаратистские лозунги и боролись за автономию. Это движение приняло массовый характер, больше половины населения острова участвовало в этой революции. Главными причинами, толкавшими крестьян на выступления, были голод, эпидемии и нищета. Центр в Неаполе направил на Сицилию войска, в результате чего начались переговоры, и был создан Сицилийский парламент. Однако значительная часть армии была вынуждена оставаться на острове для поддержания порядка, что заметно ослабило позиции власти в самом Неаполе.

Главным врагом Неаполитанской конституции была Австрия. Но она не могла сразу подавить восстание, т.к. не получила бы одобрение со стороны других европейских держав. Но на конгрессе Священного Союза в Троппау был подписан протокол, по которому для противодействия всем незаконным реформам страны могли применять любые меры, в том числе, и насильственные. Можно сделать предположение о том, что новое Неаполитанское правительство недооценивало угрозу австрийской интервенции. Карбонарии выступали с призывами усилить подготовку обороны от австрийских войск.

Страны Священного союза созвали новый конгресс в Лайбахе, на который были приглашен и король Неаполя Фердинанд. Таким образом, он получил возможность уехать от ненавистного ему конституционного режима. Отъезд короля расценивался как угроза конституции. После известий о том, что Фердинанд отбыл из Неаполя, резко возросли республиканские настроения и начались волнения в Базиликате. Во многом это произошло из-за активной деятельности радикальных карбонариев, доказывавших, что республика – та единственная цель, к которой должна привести революция. Парламент и правительство, видя, что новый революционный всплеск произошел благодаря карбонариям, приняли решение о роспуске тайных обществ и преследовании их членов. Фердинанд в Лайбахе сделал заявление о том, что он настаивает на австрийской интервенции, т.к. конституция была ему навязана насильственно. Начались призывы отстаивать независимость Неаполя до последнего. Но сил у населения явно было меньше, чем у австрийцев, и единственной надеждой было распространение революции на другие итальянские государства и мобилизацию сторонников оттуда. Были усилены связи тайных обществ из разных регионов. Несмотря на всю тяжесть ситуации, карбонарии выступали с лозунгами, что в случае победы над австрийцами в Неаполе будет провозглашена свобода Италии.

Поражение в столкновениях с австрийской армией отчасти было обусловлено и безразличием народных масс: они поддержали революцию, но это ничего не изменило в их жизни, поэтому теперь уже власти никакими лозунгами не могли привлечь их на свою сторону. Ставка на широкую партизанскую войну не оправдала себя. Не было особых стимулов для участия в сопротивлении и у армии. Материальные обещания за участие в событиях 1820года так и не были сдержаны в полной мере. Кроме того, значительная часть войск оставалась на Сицилии, а генералы перед лицом австрийской интервенции предпочитали бороться с карбонаризмом. Неаполитанская карбонарская ассамблея пыталась вести переговоры с высшими армейскими чинами, но это ни к чему не привело.

Последнее заседание Неаполитанского правительства состоялось 21 марта 1821 года, а 23 марта в город вошли австрийские войска. Карбонарии попытались поднять восстания по всей территории королевства, но результатов это не принесло: была восстановлена Бурбонская династия, многие участники революции были арестованы, некоторым удалось бежать.

В целом, Неаполитанская революция явила собой попытку демократического переворота, в результате которого была провозглашена конституция. Но из-за того, что парламент и новые власти не учитывали интересов основной движущей силы – народа, он вскоре отвернулся от них, и в случае, когда помощь широких масс населения могла бы способствовать сохранению конституционного строя, крестьянство оказалось равнодушно к любым призывам. Говоря о роли карбонариев, нужно сказать, что во многом именно они создали идеологическую почву для революции. Однако из-за разобщенности и споров внутри самого движения им так и не удалось сформировать общую позицию. В результате всего этого венты вновь были распущены, а многие из их участников арестованы.

Пьемонтская революция 1821 года.

Вопрос о предоставлении конституции был актуален и для пьемонтских либерально-патриотических кругов. Они много раз обращались с прошениями по этому поводу к королю Виктору Эммануилу I. Также особенно остро для пьемонтцев стоял вопрос об освобождении от австрийского господства. Поднималась и идея национальной независимости. Основной целью, к которой стремились либералы, было присоединение Ломбардо-Венецианской области к Пьемонту.

Проблема характера конституции вызывал дискуссии между представителями умеренного и радикального течений обществ высокодостойных мастеров и карбонариев. Но монарх не собирался идти на уступки либералам.

Мятежные настроения особенно ярко выражались в молодежной среде: так, были арестованы два студента Туринского университета за то, что появились на публике в одежде цветов карбонариев. Это вызвало широкие студенческие выступления, жестоко подавленные полицией, что вызвало всеобщее сильнейшее возмущение и способствовало активизации деятельности тайных обществ.

Выдвижение австрийской армии способствовало ускоренной подготовке восстания. Расчет был на то, чтобы попытаться отбить у австрийцев Ломбардо-Венецианскую область, пока их силы будут на Юге. После успешного завершения операции предполагалось отправить пьемонтские войска для поддержки неаполитанцев.

Тесные связи пьемонтские тайные общества имели с подобными им организациями в Париже. Основными центрами заговорщиков были Турин и Алессандрия. Первым произошло восстание в Алессандрии, через два дня его поддержали и в Турине — более либеральном центре. 13 марта король отрекся от престола и уехал в Ниццу, назначив преемником Карла Альберта[9], на которого рассчитывали туринские заговорщики. Он нерешительно начал поддерживать заговорщиков, принял конституцию по испанскому образцу, но в то же время ждал возвращения законного наследника Виктора Эммануила, Карла Феликса[10], и готовился к бегству.

Широкие народные массы не поддержали восставших, поскольку смена короля не принесла им никаких выгод. Даже традиционная главная сила революции – армия – не вся примкнула к восставшим.

Карл Альберт продолжал медлить с объявлением войны с Австрией – принципиальным требованием восставших. Был издан декрет о назначении Сантарозы – одного из руководителей алессандрийских карбонариев – военным министром. После этого Карл Альберт сбежал, оставив власть фактически на карбонарские джунты.

В тот же день началось восстание в Генуе в поддержку конституции. Отличительной особенностью этого восстания было то, что в нем принимали участие и городские низы. Поводом стала публикация контрреволюционного заявления, сделанного Карлом Феликсом из Модены. Главы туринской и алессандрийской джунт по-разному оценили произошедшее: первый осудил восставших, упрекнув их в неблагоразумии, второй же поддержал активность их действий. Была создана Генуэзская административная комиссия, которая также придерживалась умеренных взглядов, как и туринская джунта.

Через неделю после этих событий австрийские войска вторглись на территорию Пьемонта с подачи Карла Феликса, джунты были разгромлены, но их руководители успели бежать в Геную, откуда позже отплыли в Испанию.

Говоря о революционном движении в Пьемонте, нужно сразу оговориться, что на этих землях карбонарии не имели такого влияния, как на юге. Безусловно, и в северных территориях существовали карбонарские организации, но им крайне редко удавалось вести за собой народ. Ни в Турине, ни в Алессандрии этого не произошло, и даже в Генуе, где народ участвовал в восстании, это скорее было ответом на реакционность заявлений наследника трона, чем результатом деятельности тайных обществ. Основной движущей силой было стремление освободиться от австрийского господства.

Революционное движение в Папском государстве.

Во многом на ситуацию в Папской области влияло положение дел в Неаполе: после успешного принятия конституции стремление к переменам стало основной причиной недовольства властями.

Начались стычки с полицией, массовые выступления под лозунгами «Конституция или смерть!» в таких городах, как Имола, Римини, Болонья. На улицах Рима также начали появляться листовки с призывами к революционным действиям. Авторами этих многочисленных прокламаций были карбонарии. Главными центрами карбонаризма в Папском государстве были Романья и Марке. Был разработан план восстания, по которому оно должно начаться после того, как революция охватит всю серенную Италию. Но полиция через своего агента узнала о готовящемся заговоре, и участники этой венты были арестованы. Многим карбонариям удавалось бежать от преследований в Неаполитанское королевство, где они, как правило, укрывались в Абруццо. В этой провинции было организовано общество «Патриотический союз Папского государства», главной целью которого было восстание на папских землях и провозглашение конституции. Распространялось большое количество прокламаций с призывами присоединиться к этому освободительному движению. Были даже объявлены места сбора сил на маршруте движения: Пезаро, Сполетто, Мачерата и Фрозиноне.

Вторжение на территорию Папского государства произошло согласно плану: в городке Оффида была провозглашена конституция, был реквизирован склад зерна, находившийся в собственности у церкви, и оно было роздано населению. Но уже на следующий день отряд повстанцев был остановлен папскими карабинерами и армией, на помощь которым уже выдвинулись и австрийские части. Многие участники похода, так и не успев вновь скрыться в Абруццо, были арестованы.

Среди самых активных карбонариев Папского государства следует особо отметить карбонариев Романьи. Им удавалось распространять подпольную прессу, содержавшую революционные призывы. В Ровенне карбонарии, узнав о Неаполитанской революции, начали готовить восстание. Но из-за разногласий в их лагере оно так и не состоялось. Однако тот факт, что австрийцы довольно быстро подавили Неаполитанскую революцию, заметно остудил пыл романьольских карбонариев, и ни один из их планов так и не был реализован.

Следовательно, можно говорить о том, что, несмотря на многочисленные заговоры, революции как таковой на территории Папского государства так и не произошло. Важнейшей причиной этого можно назвать несогласованность действий и разобщенность вент из различных районов государства. Нельзя забывать и о том, что карбонарии Папской области видели, какая судьба постигла деятелей Неаполитанской революции, и не хотели такой же масштабной интервенции и на собственные земли.

Подводя итоги данной главы, необходимо заметить, что роль Неаполитанской революции весьма значительна: именно она дала революционный толчок и для карбонариев Папского государства, и для пьемонтцев. Но в то же время эта революция и показала, насколько сложно было удержать завоеванную конституцию. Даже в среде союзников – карбонариев произошел раскол из-за разного видения итогов восстания. Главной причиной поражения революции было то, что была недооценена роль народа – в результате всех реформ и законов Неаполитанского парламента население полостью разочаровалось в возможности перемен и не поддержало власти, когда это было необходимо. Безусловно, всем итальянским государствам было необходимо проводить свою внутреннюю политику с оглядкой на Австрию, чего также не учли неаполитанцы. Но именно австрийская интервенция в Южную Италию стала решающим событием, склонившим карбонариев Папского государства отказаться от проведения широкомасштабных восстаний. Что касается Пьемонта, то для этого региона самым важным являлся вопрос освобождения от австрийского господства Ломбардо-Венецианской области, что, впрочем, так и не удалось из-за медлительности и нерешительности главных карбонарских вент региона. Таким образом, можно говорить о том, что революционный подъем начала 1820-х оказал большое влияние на Италию, хотя и не привел ни к каким фактическим результатам.

Заключение.

В ходе нашей работы мы проанализировали развитие карбонарского движения, начиная с эпохи Наполеоновского господства и заканчивая революциями начала 1820-х. таким образом, цель и задачи, поставленные нами в начале, достигнуты.

В эпоху Наполеона появились первые венты, состоявшие, в основном, из представителей буржуазии, которых не устраивала политика Мюрата. Большое влияние на довольно скорое формирование карбонарских организаций оказал и крестьянский «бандитизм». Число вент стремительно росло, они пытались устраивать акции, но их выступления были слишком разобщенными и не могли ничего изменить. Власти довольно жестко действовали против карбонариев, т.к. видели в них опасную подпольную организацию. Но эти стремительные объединения жителей Юга в венты вдохновили и население Папского государства, и карбонарское движение начало активно распространяться по всему Аппенинскому полуострову. Следовательно, нельзя недооценивать роль этого первого этапа, хотя и все восстания карбонариев были провалом.

Говоря об эпохе Реставрации, прежде всего нужно сказать о том, что карбонарские венты распространились по всем Итальянским государствам. Они появились даже на Севере, хотя и не играли там важной роли: население гораздо больше было подвержено влиянию либеральных кругов, стремящихся освободиться от австрийцев. Однако именно в этот период началось активное распространение вент по территории Папской области. Ими была даже создана Латеранская Конституция, оформившая иерархичность организации. В королевстве Обеих Сицилий карбонарии постоянно готовили заговоры, поднимали восстания, но ни одна подобная акция не имела никаких результатов. Обо всех выступлениях или было заранее известно, или же они были настолько плохо организованы, что властям легко удавалось их подавить.

В целом же, этот этап развития карбонаризма в Италии характеризуется складыванием иерархичности, появлением дочерних и материнских вент, а также впервые карбонарии стали пытаться донести свои идеи до народа: начался активный выпуск подпольных газет, распространялись манифесты, листовки, прокламации. В период Реставрации венты Папского Государства и королевства Обеих Сицилий пытались договориться о совместных восстаниях, но эти контакты были непостоянны, и не могли дать никаких результатов.

За два первых периода развития карбонаризма были окончательно сформированы их идеология и преследуемые цели. Оформилась иерархичность общества, появилась особая символика.

Говоря о революционном движении начала 1820-х, нужно сказать, что во многом именно благодаря карбонарской деятельности легко поднялась Неаполитанская революция, которую можно назвать авантюрной: неосмотрительно было полагать, что королевству Обеих Сицилий удастся сопротивляться австрийской армии. Но именно события в Неаполе спровоцировали выступления и в Папской области, и в Пьемонте. Но все эти действия ни к чему не привели из-за сохранявшейся неорганизованности движения. Кроме того, в Неаполе карбонарии полностью потеряли поддержку простого населения. В других же областях они не выступили в полную силу из-за того, что увидели, какая судьба постигла Неаполитанскую революцию.

Таким образом, движение карбонариев не смогло достичь своих целей из-за плохой организации, частых разногласий как в рамках одной венты, так и в рамках всей организации: одни медлили, другие стремились сражаться, отсутствия постоянной связи с вентами из других итальянских государств, отсутствия поддержки широких масс населения. Немаловажным фактом было и то, что низшие карбонарии, лишь недавно примкнувшие к организации, в принципе слабо понимали, какие цели преследует общество. Отсюда возникала своего рода апатичность, что вело к отсутствию дисциплинированности.

Безусловно, в 1821 году карбонарии не исчезли: они смогли восстановить многие венты, и к 1830-му снова попытались поднять восстания. Но эти выступления были еще менее успешными, чем те, которые мы описали по ходу своей работы.

Но, несмотря ни на что, именно в период развития этого тайного общества были заложены первые позывы к созданию единого итальянского государства, что впоследствии и ознаменовало собой Рисорджименто со всеми его позитивными и негативными сторонами.

Список использованной литературы.

М.И. Ковальская «Движение карбонариев в Италии 1808-1821гг.», М., «Наука», 1971

Дж. Канделоро «История современной Италии», М., 1961

И.Е. Андронов «Storia moderna d’Italia», М., 2009

Большая Советская Энциклопедия (http://bse.sci-lib.com/)

[1] старший брат Наполеона I. С 1806 по 1808 годы — король Неаполитанский, после на этом престоле брат заменил его Иоахимом Мюратом

[2] Иоахим Мюрат — наполеоновский маршал, король Неаполитанского королевства (1808—1815). Был женат на сестре Наполеона

[3] После падения Наполеоновского режима стало очевидно, что его ставленник недолго сможет задержаться на одном из европейских тронов, и Мюрату были необходимы союзники

[4] образовано в 1815 году по решению Венского Конгресса 1814—1815 годах из северо-итальянских областей Ломбардия и Венеция; управлялись вице-королём как австрийское владение. В 1859 году Австрия лишилась Ломбардии, в 1866 году — Венеции; обе области вошли в Итальянское королевство.

[5] государство в Южной Италии в 1816—1861 гг., созданное при объединении Неаполитанского королевства и Сицилийского королевства. Столица — Неаполь, правящая династия — Бурбоны. В результате Рисорджименто вошло в состав Италии.

[6] Теперь — Базиликата

[7] В 1809 году Наполеон присоединил папское государство к Франции, а Рим объявил свободным городом. Папа осудил «грабителей наследства св. Петра», не называя, однако, имени императора. 5 июля 1809 года французские военные власти вывезли папу в Савону, а затем — в Фонтенбло под Парижем. На Венском конгрессе, собравшемся после падения Наполеона, кардинал Консальви снова добился признания папы главой папского государства и всего католического мира.

[8] король Сардинского королевства и герцог Савойский (1802—1821). После оккупации французами Пьемонта в 1802, находился большей частью на острове Сардиния. Там он провел первые двенадцать лет своего правления. После падения Наполеона Виктор Эммануил I возвратился в 1814 в Турин. По Парижским мирным договорам 1814—1815 прежние владения Савойского королевства были восстановлены. На следующий день после возвращения король обнародовал эдикт, которым отменялись все французские учреждения и законы, возвращались дворянские должности, должности в армии, феодальные права и уплата десятины.

[9] король Сардинского королевства (1831—1849), взошедший на трон после смерти своего кузена Карла Феликса. После отлучения Виктора Эммануила I на несколько дней возглавил королевство, после чего бежал

[10] Наследовал своему брату Виктору Эммануилу I, который отрёкся от престола в результате революции 1821, против которой Карл, как сторонник системы Меттерниха, многократно протестовал. Восставшие были разбиты австрийцами, в сопровождении которых Карл вступил в Турин (1821). Его правление было реакционным

www.ronl.ru

Карбонарии в Италии - часть 4

Также многие документы карбонариев были пропитаны духом тираноборчества. В прокламациях содержались призывы свергать тиранов и устанавливать порядок по принципу всеобщей справедливости.

Следовательно, можно говорить о тои, что постепенно с течением времени призывы карбонариев становились все более революционными. Именно в революции, во всеобщем восстании они видели единственный способ достижения своих целей.

Глава IV . Революционное движение в Итальянских государствах в

1820-1821гг.

Рост революционного движения в Европе в 1820-х годах был вызван тем порядком, который поддерживался Священным союзом. Активизировалась деятельность тайных обществ в Германии, России, Испании и многих других. Происходили акции политического террора, вызывавшие за собой усиление репрессий. Восстания имели разный характер: и волнения в армейских корпусах, и национально-освободительные войны, и требования Конституции. Одним из важнейших очагов революционного движения в Европе была Италия, в 1820-начале 1821 года восстания проходили на южных землях, а весной 1821 года – на севере в Пьемонте.

Неаполитанская революция.

В 1820 году недовольство политикой властей Королевства Обеих Сицилий продолжало расти. Экономическое положение государства ухудшалось. Высокие налоги тормозили развитие торговли, большой ущерб наносился землевладельцам, падали цены на зерно. Росло обнищание сельского населения, усиливались голод и эпидемии. Все это толкало карбонариев к активным выступлениям. Неаполитанское восстание началось с города Пола и было подготовлено карбонариями города Нола. Они провозгласили конституцию и выдвинулись к городу Авеллино, где находилась дивизия Пепе. Предполагалось, что он возглавит революцию. По мере продвижения в этот небольшой отряд вливались карбонарии из ближайших городов. Полковник, заменявший Пепе, согласился возглавить восстание до его возвращения.

Известия о начавшейся революции быстро распространились по всему королевству, начались выступления в Салерно, Базиликате, Калабрии, Абруццо. Местный епископ, также принадлежавший к карбонариям, благословил конституцию и борьбу за ее установление.

Однако уже на этом этапе начались острые дискуссии между умеренными и радикальными карбонариями. Первые предлагали ждать решения из Неаполя в ответ на их заявление, вторые же призывали к расширению революции. В Салерно были предприняты попытки создать автономное правительство - возникла «Временная джунта», а также был принят проект по организации карбонарской армии. В Базиликате в городе Потенца был создан «Сенат Восточной Лукании». Сторонники децентрализации королевства надеялись на то, что их инициатива станет массовой, и им удастся создать конфедерацию провинций. Король понял, что восстание приняло всеобъемлющий характер, и был вынужден пойти на уступки. Была введена конституция по образцу Испанской, а также был создан однопалатный парламент. Требования умеренных карбонариев были в той или иной степени удовлетворены.

Легкость достижения основной цели революции – принятия Конституции – внушала надежды во все слои общества. По своему характеру, этот переворот был буржуазным, т.к. благодаря нему к верхушке власти значительно приблизились представители именно этого сословия. Революция была поддержана подавляющим количеством населения. В Неаполе состоялся парад Конституционных сил во главе с генералом Гульельмо Пепе. Это шествие сопровождалось карбонарскими знаками отличия на символике, одеждах. Но уже в момент этого, казалось бы, полного триумфа, шествие было прервано одним из радикальных карбонариев, выкрикивавшим лозунг «Да здравствует республика!». Это символизировало раскол в карбонарской организации и послужило предостережением для умеренных, что они слишком рано поверили в легкую бескровную победу над существовавшим режимом. После проведенного восстания основной целью карбонарской джунты и правительства стало удержание революции в узких рамках, причем, для этого применялись многие методы, использовавшиеся ранее. Вся власть была сосредоточена в руках наместника, чья политика мало чем отличалась от политики Мюрата: громкие заявления в адрес народа, клятвы в верности Конституции у него прекрасно сочетались с неуверенными попытками сохранить старые порядки, чтобы окончательно не потерять управление страной. Правительство было вынуждено пойти на провозглашение свободы печати, в результате чего королевство наводнилось различными памфлетами, в которых довольно скоро остро проявились разногласия между позициями добившейся власти буржуазии и бедного населения, положение которого, по сути, не изменилось. Однако в печати по-прежнему преобладало умеренное направление.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что с первых же дней революции фактическое управление страной оказалось не в руках карбонариев, а в руках умеренных политиков, некоторые из которых начинали свою деятельность еще при Мюрате. Они, безусловно, имели больший опыт и смогли занять главенствующие посты в новом государстве. Карбонарии же не смогли предложить народу своего лидера с четкой программой действий.

Но правительство было вынуждено считаться с влиянием карбонариев. Поначалу поддерживалась видимость единства в лагере сторонников конституции, некоторые высшие карбонарии получали довольно значимые посты. В движение вступали сотни новых членов, возникали новые венты. Карбонарские ложи размещались в лучших зданиях Неаполя. Быть карбонарием стало «модно», общество перестало быть тайным, люди носили символику открыто и не опасаясь преследований.

Но именно в это время сильно проявился раскол в карбонарских кругах: представители радикального крыла ушли в оппозицию и призывали к дальнейшей революции, призывали к свержению королевской власти как таковой. Появлялись новые радикальные венты (к примеру, «Робеспьер»). Демократическое крыло было крайне слабым, большинство вступающих в ряды карбонариев было умеренными или же радикальными – в зависимости от сословной и социальной принадлежности.

Важнейшим либерально-буржуазным преобразованием времен Неаполитанской революции был созыв Парламента. Была принята особа процедура выборов членов парламента, прошедших в сентябре 1820 года. Наиболее активно голосовали представители буржуазии. По спискам парламента было отчетливо видно влияние умеренной «мюратистской» партии: лишь 17 мест из 72 принадлежало карбонариям. Торжественное открытие парламента произошло 1 октября 1820 года. Его деятельность в большинстве случаев удовлетворяла интересы буржуазии. Так, к примеру, был уменьшен поземельный налог, что было на руку буржуазии, но взамен этого выросли другие сборы, что никак не могло радовать крестьянство. Тем не менее, парламент стал настоящим центром политической жизни страны, пусть и лишь на несколько месяцев – часто поступали петиции от крестьянства с призывами покончить с остатки феодализма и ослабить налоговый гнет. Но эти требования так и не были удовлетворены.

Крестьяне начали добиваться своих целей другими методами: в ноябре они начали мирно занимать бывшие общинные земли, чем вызвали крайнее неудовольствие их нового хозяина. Людям пригрозили, что против них применят военную силу, но это не имело никакого эффекта. К декабрю это движение крестьян стало массовым. Было решено не применять военные силы, т.к. это могло бы привести к гражданской войне. Этой проблемой занимались различные комиссии, созданные парламентом, в результате чего крестьянам гарантировали военное невмешательство и скорое рассмотрение их претензий. Это ослабило сложившуюся напряженную ситуацию и дало людям надежду, что их требования все-таки будут решены легальным путем. Но, как весьма легко можно предположить, парламент продолжал медлить с решением этого вопроса. В ответ на сложившуюся ситуацию карбонарии, в свою очередь, не предприняли никаких решительных шагов, ограничившись лишь общими декларациями.

Более важной проблемой, занимавшей парламентариев, была революционная ситуация на Сицилии: восставшие выдвигали сепаратистские лозунги и боролись за автономию. Это движение приняло массовый характер, больше половины населения острова участвовало в этой революции. Главными причинами, толкавшими крестьян на выступления, были голод, эпидемии и нищета. Центр в Неаполе направил на Сицилию войска, в результате чего начались переговоры, и был создан Сицилийский парламент. Однако значительная часть армии была вынуждена оставаться на острове для поддержания порядка, что заметно ослабило позиции власти в самом Неаполе.

Главным врагом Неаполитанской конституции была Австрия. Но она не могла сразу подавить восстание, т.к. не получила бы одобрение со стороны других европейских держав. Но на конгрессе Священного Союза в Троппау был подписан протокол, по которому для противодействия всем незаконным реформам страны могли применять любые меры, в том числе, и насильственные. Можно сделать предположение о том, что новое Неаполитанское правительство недооценивало угрозу австрийской интервенции. Карбонарии выступали с призывами усилить подготовку обороны от австрийских войск.

Страны Священного союза созвали новый конгресс в Лайбахе, на который были приглашен и король Неаполя Фердинанд. Таким образом, он получил возможность уехать от ненавистного ему конституционного режима. Отъезд короля расценивался как угроза конституции. После известий о том, что Фердинанд отбыл из Неаполя, резко возросли республиканские настроения и начались волнения в Базиликате. Во многом это произошло из-за активной деятельности радикальных карбонариев, доказывавших, что республика – та единственная цель, к которой должна привести революция. Парламент и правительство, видя, что новый революционный всплеск произошел благодаря карбонариям, приняли решение о роспуске тайных обществ и преследовании их членов. Фердинанд в Лайбахе сделал заявление о том, что он настаивает на австрийской интервенции, т.к. конституция была ему навязана насильственно. Начались призывы отстаивать независимость Неаполя до последнего. Но сил у населения явно было меньше, чем у австрийцев, и единственной надеждой было распространение революции на другие итальянские государства и мобилизацию сторонников оттуда. Были усилены связи тайных обществ из разных регионов. Несмотря на всю тяжесть ситуации, карбонарии выступали с лозунгами, что в случае победы над австрийцами в Неаполе будет провозглашена свобода Италии.

mirznanii.com

Карбонарии. Террористы

Тысячу лет назад в Швейцарии отшельник Теобальд создал братство угольщиков, добывавших и сжигавших древесный уголь в копях. Святой Теобальд стал покровителем всех угольных братств в Европе. В начале XIX столетия итальянское слово carbonari – угольщик – прогремело на континенте. Члены тайного общества в Италии, называвшие себя карбонариями, стали героями в глазах подданных почти всех европейских государей, всерьез обеспокоившихся за свои короны, проверяя, хорошо ли они держатся на их головах.

В XVIII веке итальянские земли находились под властью австрийских Габсбургов и испанских Бурбонов, разделенные на Сицилию, Сардинию, Миланское герцогств, Неаполитанское королевство, Пьемонтское герцогство, республики Венецию, Геную, Лукку, Тосканское герцогство, Мантую, Парму, Модену. Особняком стояла Папская область. В период наполеоновских войн французы под революционными лозунгами изгнали из Италии австрийские власти и на итальянских землях провозгласили несколько республик. После 1815 года австрийцы вернулись назад, но в Италии началось Рисорджименто – движение и эпоха борьбы за политическое единство против иноземного господства. Революционные вспышки переросли в общенародное движение, в 1870 году завершившееся победой. Первыми в атаку за Италию пошли карбонарии.

Тайные общества карбонариев быстро распространились по Южной Италии, дойдя до самых небольших деревень Калабрии. В революционные угольщики вступали молодые дворяне, офицеры, городские купцы, духовенство, крестьяне и горожане. Они хотели восстановить Италию с помощью политических реформ. Политическая революция не должна была стать социальной, затронувшей земли дворянства и новой буржуазии. Революция не должна была стать массовым народным движением, а осуществиться путем заговора и переворота.

Сразу же после создания братства карбонарии были окутаны легендами. С древности угольщики называли себя «добрыми родственниками», объединявшимися для защиты от разбойников, грабителей, алчных баронов. Они использовали множество мистических обрядов, так популярных в средневековой Европе. Издавна в лесах от преследований властей скрывались участники крестьянских восстаний и аристократических заговоров. Отводя от себя подозрения в антиправительственной деятельности, заговорщики занимались рубкой леса и обжиганием угля. Угольщики носили свой товар на продажу в деревни и города, где легко встречались с товарищами и продолжали подготовку восстания. Будущие карбонарии строили в лесу длинные шалаши из деревьев, разработали целую систему знаков, символов, прикосновений и паролей. Главным символом стал огонь, источник света и тепла, очищающий воздух. Ритуал выжигания древесного угля у карбонариев символизировал духовное очищение человека.

В качестве образца для своего ордена карбонарии выбрали масонские общества, имевшие сложную структуру, обряды и символику. Во всей Европе считалось, что именно масоны играли ведущую роль в подготовке Великой французской революции конца XVIII века. Карбонарии сами были членами различных масонских лож, видя в них братский дух, объединявших в одно целое инакомыслящих из всех сословий, людей разных профессий, разного социального положения, разного достатка. Сложные ритуалы отвлекали на несколько часов от обыденной, рутинной жизни. Они устраняли пустые разговоры, давали возможность сосредоточится и создать особое настроение. После совершения ритуалов обсуждение политических проблем проходило на совершенно другом, конструктивном уровне, не давая отклониться мыслям в сторону. Постоянно проторяемые ритуальные формулы закрепляли в сознании членов общества руководящие принципы, идеи и лозунги тайного общества.

Задачей карбонариев было совершение государственного переворота с помощью заговора в условиях иностранной оккупации. Карбонарии имели не только устав, но также программу и тактику, и стали прообразом политических партий. Все их тайное общество было задумано с боевой целью. В обществе уменьшилась инициатива и усиливалась готовность повиноваться. Удар кинжалом превращался в готовность к битве и жертвенности. Без изменений у масонов карбонарии взяли только их доведенную до виртуозности и восхищения конспиративность. Девиз карбонариев «Очищение леса от волков» называл лесом Италию, а хищными зверями – иностранных захватчиков. Он в несколько лет распространился по полуострову и правители многочисленных государственных образований вздрагивали, когда видели изображение дерева корнями вверх – символ свержения королей.

Орден карбонариев имел шесть степеней учеников, мастеров, великих мастеров – избранников. Каждая степень имела свой катехизис, обряды, доктрины, принципы, субординацию. Все карбонарии использовали множество условных знаков, символов, паролей, всегда носили кинжалы. Церемония посвящения в общество была торжественной, мрачной и сложной.

Все движение карбонариев было разделено на ячейки – секции, называемые вентами. Vendita– так называлась средневековая лавка, торговавшая углем. Дочерние венты на определенной территории подчинялись материнским вентам, которыми руководили высокие венты, находившиеся в больших итальянских городах. Вся Италия сама собой разделилась на карбонарские провинции, центрами которых стали Неаполь, Венеция, Рим, Милан, Флоренция и Турин. Единого центра карбонарии не имели, общались между собой с помощью трибуналов-посредников, решавших споры и согласовывавших общие планы действий.

Сохранение тайны было главным условием приема. Шифры, условные знаки, пароли в обществе менялись, способы связи были детально разработаны. Руководители венты избирались большинством голосов «добрых родственников». Карбонарии должны были жертвовать собственностью и жизнью. Каждый член общества имел рукописный диплом с печатью, на котором обычно изображался Святой Теобальд, сидящий на стволе дерева с одной ветвью, его хижина, лес, огонь костра, корзина с углем, листья, вода, чаша. Трехцветные ленты имели все карбонарии. Голубой цвет означал дым, красный – пламя, черный – уголь. Они символизировали надежду, добродетель и веру. «Добрые родственники» ежемесячно платили взносы в соответствии с достатком. Половина денег тратилась на нужды венты, половина передавалась в материнское общество. У каждого карбонария было ружье и пятьдесят патронов. Предателей казнили, но их почти не было.

Среди карбонарских вент были республиканцы и конституционные монархисты, спорившие о том, какую конституцию нужно требовать от государей. Они имели программы реформ и готовы были договариваться с монархиями. Все руководители карбонариев опасались широких народных революций. Большое значение придавалось работе в армии, вовлечению в общество офицеров. Лозунгом карбонариев стало «мщение волку за угнетение агнца». Собранием карбонариев называлось вентой, место, где оно происходило – лесом, здание – хижиной. Все хижины леса образовывали «республику», которая управлялась большой хижиной. Верность карбонариев ордену и друг другу была так велика, что обычные итальянцы давали «слово карбонария».

По всей Италии распространялись газеты, листовки, письма, изображавшие страдания народа под чужеземным игом и выражавшие твердую уверенность в грядущее освобождение. Венты активно преследовались, и многие ушли в горы Калабрии и Абруццо. Некоторых руководителей казнили, карбонарские процессы шли по всей Италии. Власти понимали, что подпольные газеты страшнее армейских дивизий. Количество карбонариев быстро росло, и только в Неаполитанском королевстве в ста пятидесяти вентах действовало сорок тысяч карбонариев. Члены общества пытались поднять восстания в армии, но они были жестоко подавлены. Преследования и казни не останавливали рост вент. Вся Италия называла их европейскими рыцарями и защитниками отечества. После 1815 года объединению восьми итальянских земель мешала Австрия, и деятельность карбонариев приняла антиавстрийский характер.

В общество карбонариев вступили многие офицеры, уволенные из армии после падения Наполеона. По всей Италии «очищали лес от волков» около двухсот тысяч «добрых родственников». Власти Неаполя создали псевдокарбонарское общество, переманивавшее к себе старых и принимавшее новых членов.

Министерство полиции через подставных лиц создало в Палермо тайное «Общество котельщиков», для начала набрав в него маргиналов и заключенных из итальянских тюрем. Своей главной целью котельщики-calderari объявили освобождение Италии от Австрии и тут же стали убивать либералов, пользующихся уважением в обществе, и наиболее активных карбонариев, нападая ночью на их дома. В составленных министром полиции князем Канозой проскрипционных списках была не одна сотня фамилий либералов, оппозиционеров, инакомыслящих и просто богатых людей, имущество которых легко исчезало при аресте-убийстве. Карбонарии сцепились с псевдокотельщиками.

Венты мгновенно ушли в подполье и создали боевые группы «Decisi» «Решительные». Эти группы еженощно уничтожали людей Канозы. Карбонарии активно стали объединяться и вобрали в себя другие тайные итальянские общества «Филадельфийские братья» и «Свободные европейские патриоты». Для увеличения состава в карбонарские венты стали принимать бедных крестьян, поденных рабочих, мелких ремесленников. За добрых родственников активно агитировали сельские и приходские священники, рассказывая о деятельности карбонариев в духе подвигов ранних христиан. Кальдерарии-котельщики общими итальянскими усилиями были разгромлены, а в карбонарские венты усилился приток новых членов. Полицейские провокации большого масштаба, как обычно, активно приближали объединение Италии. Многие венты стали говорить об объединении всех итальянских земель в единое государство. Подпольные газеты писали о скором свержении австрийского владычества и принятии конституции. К 1820 году карбонарские венты существовали в сотнях селений и городов по всей Италии. Двести тысяч активных братьев поддерживали около семисот тысяч сочувствующих, но это составляло только пять процентов населения Италии. Подготовка политичсекого заговора, переходящего в открытое выступление, сталкивалась со значительными трудностями. Единый авторитетный центр создан не был, всеобщего плана выступления не составили. Восстание в Неаполитанском королевстве вспыхнуло летом 1820 года.

В ночь на 2 июля на горных неаполитанских вершинах запылали огромные костры. Время мятежа настало в день Святого Теобальда. На рассвете карбонарии города Нолы захватили город и к ним присоединился небольшой местный гарнизон. Под флагами и лозунгами «Да здравствует свобода и конституция! Ура, граждане! Смелее!» сто пятьдесят карбонариев вступили в город Авеллино, и до Неаполя оставалось всего тридцать километров.

Карбонарские венты восстали по всеми югу Италии, и посланные на их устрашение войска переходили на сторону восставших. К 6 июля Неаполь был полностью окружен и отрезан от провинции. Руководитель восстания бывший офицер Иоахима Мюрата Гульермо Пепе поднял свой «Священный батальон», к которому присоединились два королевских полка, но был выдавлен из столицы в Авелино. Король Фердинанд торжествовал, но совсем ненадолго. Горячая Италия взорвалась, и военно-карбонарский мятеж поддержал народ. Священники, дворяне, офицеры, купцы, промышленники, рабочие и крестьяне атаковали королевскую власть и 9 июля восставшие вступили в Неаполь, не пролив ни капли крови. Вся столица смотрела на торжественный парад. Во главе народного ополчения с ружьем и кинжалом шел великий мастер нольской венты «Муций Сцевола» Луиджи Маникини, в одежде священника с символами карбонариев. За ним грозно с ружьями наперевес шли семь тысяч добрых родственников и солнце отражалось от их кинжалов. Во главе военных шел «Священный батальон» Гульермо Пепе. Весь Неаполь держал в руках трехцветные карбонарские ленты. Тут же было сформулировано новое революционное правительство. Неаполитанский король, конечно, расстроился, потом испугался и 14 июля 1820 года подписал наспех подготовленную конституцию и созвал наспех спешно собранный парламент.

Карбонарии впопыхах не смогли выдвинуть в управление королевством опытных политических вождей. Никто не утверждал четкой программы Неаполитанского королевства. На волне народного восторга рулить им стали умеренные, сторонники конституционной монархии и доброго короля, выполняющего свои обещания, как будто в истории человечества короли когда-нибудь добровольно выполняли свои обещания народу. Ушедшие в оппозицию радикалы требовали свержения королевской власти и провозглашения республики. Карбонарское движение раскололось. Новое конституционное Неаполитанское королевство признали только Испания, Голландия, Швейцария и Швеция. Австрия активно готовила интервенцию.

Восстала Сицилия и местные бароны потребовали у Неаполя независимости острова, и на подавление мятежа туда были направлены все революционные войска, активно завязнувшие в горах и лесах. Неаполитанский парламент с реформами не спешил. В январе 1821 года с его бездумного разрешения Неаполь покинул король Фердинанд, в первом же заграничном городке заявивший, что его силой вынудили подписать несуразную конституцию. Фердинанд обратился за помощью к Австрии и в феврале пятьдесят тысяч солдат атаковали Неаполитанское королевство.

Карбонарии не решили ни одной социальной проблемы в стране, и их не подержали так и не получившие землю крестьяне. Попытки обороняться в Болонье, Анконе, Асколи, Пьемонте были подавлены и 23 марта 1821 года австрийцы уже маршировали по Неаполю, и солнце играло теперь на десятках тысяч их штыков. Парламент распустили, конституцию отменили, пойманных карбонариев активно и быстро казнили по всему королевству. Их осуждали, сажали, расстреливали. Итальянская революция 1821 года захлебнулась в крови.

Самоотверженные венты заговорщиков-карбонариев не смогли удержать власть не только из-за интервенции Австрии. Их заговорщицкие приемы не позволили активно вовлекать к участию в перевороте народ, который в итоге не получил решения ни одной из своих насущных проблем. Правда, по всей Италии звучали призывы к объединению, пока еще в форме федеративного государства. Население постепенно понимало, что победить можно только всем народом во главе с единым центром. Договариваться с королями-шулерами бесполезно, потому что монархи всегда будут противниками любых реформ.

Карбонарии восставали в Неаполе и Папской области, поднимали революции 1830 года в Романье, Парме, Модене. Многие были казнены. Их опыт заговоров перенимали революционеры Франции, Англии, Шотландии, Бельгии, на Балканах и в Соединенных Штатах Америки. Оставшиеся в живых карбонарии в 1831 году вступили в основанное Джузеппе Мадзини революционное общество «Молодая Италия». Карбонарские революции больше не появлялись, как звезды, и не исчезали, как кладбищенские огни. Им не хватало вождей, и поэтому они появились. В 1870 году карбонарские мечты сбылись. Во главе с великолепным Джузеппе Гарибальди народ освободил Италию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Карбонарии в Италии - часть 5

Поражение в столкновениях с австрийской армией отчасти было обусловлено и безразличием народных масс: они поддержали революцию, но это ничего не изменило в их жизни, поэтому теперь уже власти никакими лозунгами не могли привлечь их на свою сторону. Ставка на широкую партизанскую войну не оправдала себя. Не было особых стимулов для участия в сопротивлении и у армии. Материальные обещания за участие в событиях 1820года так и не были сдержаны в полной мере. Кроме того, значительная часть войск оставалась на Сицилии, а генералы перед лицом австрийской интервенции предпочитали бороться с карбонаризмом. Неаполитанская карбонарская ассамблея пыталась вести переговоры с высшими армейскими чинами, но это ни к чему не привело.

Последнее заседание Неаполитанского правительства состоялось 21 марта 1821 года, а 23 марта в город вошли австрийские войска. Карбонарии попытались поднять восстания по всей территории королевства, но результатов это не принесло: была восстановлена Бурбонская династия, многие участники революции были арестованы, некоторым удалось бежать.

В целом, Неаполитанская революция явила собой попытку демократического переворота, в результате которого была провозглашена конституция. Но из-за того, что парламент и новые власти не учитывали интересов основной движущей силы – народа, он вскоре отвернулся от них, и в случае, когда помощь широких масс населения могла бы способствовать сохранению конституционного строя, крестьянство оказалось равнодушно к любым призывам. Говоря о роли карбонариев, нужно сказать, что во многом именно они создали идеологическую почву для революции. Однако из-за разобщенности и споров внутри самого движения им так и не удалось сформировать общую позицию. В результате всего этого венты вновь были распущены, а многие из их участников арестованы.

Пьемонтская революция 1821 года.

Вопрос о предоставлении конституции был актуален и для пьемонтских либерально-патриотических кругов. Они много раз обращались с прошениями по этому поводу к королю Виктору Эммануилу I. Также особенно остро для пьемонтцев стоял вопрос об освобождении от австрийского господства. Поднималась и идея национальной независимости. Основной целью, к которой стремились либералы, было присоединение Ломбардо-Венецианской области к Пьемонту.

Проблема характера конституции вызывал дискуссии между представителями умеренного и радикального течений обществ высокодостойных мастеров и карбонариев. Но монарх не собирался идти на уступки либералам.

Мятежные настроения особенно ярко выражались в молодежной среде: так, были арестованы два студента Туринского университета за то, что появились на публике в одежде цветов карбонариев. Это вызвало широкие студенческие выступления, жестоко подавленные полицией, что вызвало всеобщее сильнейшее возмущение и способствовало активизации деятельности тайных обществ.

Выдвижение австрийской армии способствовало ускоренной подготовке восстания. Расчет был на то, чтобы попытаться отбить у австрийцев Ломбардо-Венецианскую область, пока их силы будут на Юге. После успешного завершения операции предполагалось отправить пьемонтские войска для поддержки неаполитанцев.

Тесные связи пьемонтские тайные общества имели с подобными им организациями в Париже. Основными центрами заговорщиков были Турин и Алессандрия. Первым произошло восстание в Алессандрии, через два дня его поддержали и в Турине - более либеральном центре. 13 марта король отрекся от престола и уехал в Ниццу, назначив преемником Карла Альберта[9] , на которого рассчитывали туринские заговорщики. Он нерешительно начал поддерживать заговорщиков, принял конституцию по испанскому образцу, но в то же время ждал возвращения законного наследника Виктора Эммануила, Карла Феликса[10] , и готовился к бегству.

Широкие народные массы не поддержали восставших, поскольку смена короля не принесла им никаких выгод. Даже традиционная главная сила революции – армия – не вся примкнула к восставшим.

Карл Альберт продолжал медлить с объявлением войны с Австрией – принципиальным требованием восставших. Был издан декрет о назначении Сантарозы – одного из руководителей алессандрийских карбонариев – военным министром. После этого Карл Альберт сбежал, оставив власть фактически на карбонарские джунты.

В тот же день началось восстание в Генуе в поддержку конституции. Отличительной особенностью этого восстания было то, что в нем принимали участие и городские низы. Поводом стала публикация контрреволюционного заявления, сделанного Карлом Феликсом из Модены. Главы туринской и алессандрийской джунт по-разному оценили произошедшее: первый осудил восставших, упрекнув их в неблагоразумии, второй же поддержал активность их действий. Была создана Генуэзская административная комиссия, которая также придерживалась умеренных взглядов, как и туринская джунта.

Через неделю после этих событий австрийские войска вторглись на территорию Пьемонта с подачи Карла Феликса, джунты были разгромлены, но их руководители успели бежать в Геную, откуда позже отплыли в Испанию.

Говоря о революционном движении в Пьемонте, нужно сразу оговориться, что на этих землях карбонарии не имели такого влияния , как на юге. Безусловно, и в северных территориях существовали карбонарские организации, но им крайне редко удавалось вести за собой народ. Ни в Турине, ни в Алессандрии этого не произошло, и даже в Генуе, где народ участвовал в восстании, это скорее было ответом на реакционность заявлений наследника трона, чем результатом деятельности тайных обществ. Основной движущей силой было стремление освободиться от австрийского господства.

Революционное движение в Папском государстве.

Во многом на ситуацию в Папской области влияло положение дел в Неаполе: после успешного принятия конституции стремление к переменам стало основной причиной недовольства властями.

Начались стычки с полицией, массовые выступления под лозунгами «Конституция или смерть!» в таких городах, как Имола, Римини, Болонья. На улицах Рима также начали появляться листовки с призывами к революционным действиям. Авторами этих многочисленных прокламаций были карбонарии. Главными центрами карбонаризма в Папском государстве были Романья и Марке. Был разработан план восстания, по которому оно должно начаться после того, как революция охватит всю серенную Италию. Но полиция через своего агента узнала о готовящемся заговоре, и участники этой венты были арестованы. Многим карбонариям удавалось бежать от преследований в Неаполитанское королевство, где они, как правило, укрывались в Абруццо. В этой провинции было организовано общество «Патриотический союз Папского государства», главной целью которого было восстание на папских землях и провозглашение конституции. Распространялось большое количество прокламаций с призывами присоединиться к этому освободительному движению. Были даже объявлены места сбора сил на маршруте движения: Пезаро, Сполетто, Мачерата и Фрозиноне.

Вторжение на территорию Папского государства произошло согласно плану: в городке Оффида была провозглашена конституция, был реквизирован склад зерна, находившийся в собственности у церкви, и оно было роздано населению. Но уже на следующий день отряд повстанцев был остановлен папскими карабинерами и армией, на помощь которым уже выдвинулись и австрийские части. Многие участники похода, так и не успев вновь скрыться в Абруццо, были арестованы.

Среди самых активных карбонариев Папского государства следует особо отметить карбонариев Романьи. Им удавалось распространять подпольную прессу, содержавшую революционные призывы. В Ровенне карбонарии, узнав о Неаполитанской революции, начали готовить восстание. Но из-за разногласий в их лагере оно так и не состоялось. Однако тот факт, что австрийцы довольно быстро подавили Неаполитанскую революцию, заметно остудил пыл романьольских карбонариев, и ни один из их планов так и не был реализован.

Следовательно, можно говорить о том, что, несмотря на многочисленные заговоры, революции как таковой на территории Папского государства так и не произошло. Важнейшей причиной этого можно назвать несогласованность действий и разобщенность вент из различных районов государства. Нельзя забывать и о том, что карбонарии Папской области видели, какая судьба постигла деятелей Неаполитанской революции, и не хотели такой же масштабной интервенции и на собственные земли.

Подводя итоги данной главы, необходимо заметить, что роль Неаполитанской революции весьма значительна: именно она дала революционный толчок и для карбонариев Папского государства, и для пьемонтцев. Но в то же время эта революция и показала, насколько сложно было удержать завоеванную конституцию. Даже в среде союзников – карбонариев произошел раскол из-за разного видения итогов восстания. Главной причиной поражения революции было то, что была недооценена роль народа – в результате всех реформ и законов Неаполитанского парламента население полостью разочаровалось в возможности перемен и не поддержало власти, когда это было необходимо. Безусловно, всем итальянским государствам было необходимо проводить свою внутреннюю политику с оглядкой на Австрию, чего также не учли неаполитанцы. Но именно австрийская интервенция в Южную Италию стала решающим событием, склонившим карбонариев Папского государства отказаться от проведения широкомасштабных восстаний. Что касается Пьемонта, то для этого региона самым важным являлся вопрос освобождения от австрийского господства Ломбардо-Венецианской области, что, впрочем, так и не удалось из-за медлительности и нерешительности главных карбонарских вент региона. Таким образом, можно говорить о том, что революционный подъем начала 1820-х оказал большое влияние на Италию, хотя и не привел ни к каким фактическим результатам.

mirznanii.com

Карбонарии в Италии - часть 3

Особенностью Ломбардо-Венецианской области является то, что национально-освободительное движение проявилось не столько в развитии тайных обществ, сколько в широком либеральном движении. Это был протест народа на попытку германизации итальянского населения этих областей. Все эти события дали толчок развитию культуры, появился итальянский романтизм, отличительной чертой имевший ярко выраженный гражданский характер. Издавался журнал «Conciliatore» («просветитель»), статьи для которого писали видные литераторы – Сильвио Пеликко, Пьетро Борсьери и другие. Политические вопросы переносились в область литературы. Из-за действий цензуры журнал был закрыт.

Политика короля Виктора Эммануила I[8] в Пьемонте была крайне реакционной, что вызывало сильнейшее недовольство со стороны буржуазии. Это способствовало развитию движению карбонаризма: возникали венты в Турине, Генуе, Верчелле и многих других крупных и мелких городах. Ими руководила высокая вента Алессандрии. Однако карбонарское общество в Пьемонте было под влиянием «Общества адельфов» - «Общества высокодостойных мастеров». Эта организация появилась в эпоху наполеоновского господства, к его деятельности был причастен Буанаротти. «Церкви высокодойстойных мастеров» находились и в Пьемонте, и во всей Ломбардо-Венецианской области, и даже в Папском государстве. Руководили ими синоды из трех человек, подчинявшихся центру – «Великой тверди», находившемуся в Женеве. Связь синодов и центральной организации осуществлялась благодаря «дьяконам». Впоследствии политические цели Буанаротти и карбонариев разойдутся, но в рассматриваемый период они весьма близки.

Говоря в целом о ситуации в Ломбардо-Венецианской области, можно заявлять о том, что в этом регионе деятельность карбонариев была не столь заметна. Гораздо большей популярностью пользовались либеральные течения. Произошел подъем культуры, свидетельствовавший об укреплении национального самосознания итальянцев, живших на территории, присоединенной к Австрии. Те венты, которые создавались в разных городах, не были центрами тайной политической жизни и не имели особого влияния.

Одной из причин, приведших к провалу многих карбонарских заговоров во всех итальянских государствах, было отсутствие достаточной координации действий между отдельными вентами в масштабах каждого из государств. Тем более слабыми были связи между карбонарскими организациями из разных государств. Хотя такие связи и существовали, они носили слабый и зачастую непродолжительный характер. Это было основной причиной, почему карбонариям не удалось добиться масштабного успеха: организация была многочисленной, сторонниками были сотни тысяч людей разных классов и сословий, но не было самого главного – координации. Единичные выступления легко подавлялись властями. Уровень пропаганды среди крестьян был недостаточен, карбонарии верили, что народ уже был настолько недоволен сложившейся ситуацией, что в любой момент был готов поднять восстание.

Глава III . Организационная структура и идеология карбонаризма.

Создателями и главными участниками карбонарских вент были представители буржуазии. Видное место среди них занимали судьи, адвокаты, врачи, литераторы. Но особенно широким в движение карбонариев было участие представителей армейской среды. В первую очередь, это касалось Неаполитанского королевства. Большинство младших офицеров были участниками тайных организаций, в армии создавались «филиалы» вент. Доля дворянства по сравнению с другими классами была невелика, гораздо больше представителей этого класса было в Северной Италии в либеральном движении, на котором мы подробно останавливались в ходе нашей работы. Роль духовенства была важна для распространения карбонаризма среди низших слоев – крестьянства и ремесленничества. Как правило, к карбонариям примыкали низшие чины церковной иерархии, работавшие непосредственно с людьми.

Осознав необходимость работы с широкими массами населения, руководство стремилось адаптировать свои идеи для понимания простых людей. Широкое обращение к христианским доктринам имело большое влияние на религиозных жителей Папского государства и Южной Италии. Другой важной чертой был сравнительно легкий прием на низшую ступень карбонарской иерархии, при котором было совершенно не важно сословное происхождение человека. Однако все это привело к созданию т.н. «карбонарской толпы» - огромного количества простолюдинов, слабо понимавших цели движения. Их участие во многих случая ограничивалось лишь уплатой символических взносов и посещением собраний. Отчасти это объясняет провал революционного движения 1820-1821гг., о котором речь пойдет ниже.

Этот период был кульминационным в развитии карбонаризма. К этому моменту за период Наполеоновского господства и эпоху Реставрации сформировались более-менее четкие принципы их идеологии, схожие для всех итальянских государств. Карбонарии использовали масонскую технику создания тайного общества, хотя их идеология не имела ничего общего с масонской. Важной чертой организации была иерархичность. Поначалу существовало две степени посвящения: ученик и мастер, позднее появилась степень Великого мастера. Однако после репрессий, которые постоянно обрушивались на карбонариев, эта третья степень была заменена семью, вероятно, для маскировки главных целей движения. Главным условиям вступления в общество было сохранение Тайны. Существовали специальные клятвы посвящения, которые приносили участники движения, переходя из ступени на ступень.

Первой ячейкой карбонариев была вента (от «vendita» - «лавка» в средневековом значении – так называли лавчонки, где торговали углем). Несколько соседних вент подчинялись материнской (их должно было быть минимум три). Эти венты, в свою очередь, подчинялись великим вентам, находившимся в крупных городах (Неаполь, Салерно, Анкона и другие). Контакты между вентами различных уровней осуществлялись при помощи детальных шифров, паролей, специальных знаков.

Все должностные лица в венте определялись большинством голосов. Заседанием руководили Великий мастер, два его ассистента и церемонимейстер. При вступлении каждому новому члену организации выдавался диплом с печатью венты (как правило, с аллегорическими изображениями). Особым символом карбонариев была лента из трех цветов: голубой, красный и черный, символизировавшие три основные стадии сжигания угля – дым, пламя и уголь. Вторым смыслом этих цветов для итальянских карбонариев были: для голубого – надежда, для красного – добродетель, для черного – вера.

Средства венты складывались из взносов, которые по мере сил делали все участники. Еще одним способом пополнения «казны» были штрафы за те или иные дисциплинарные провинности (неявка, опоздание и т.д.). Таким образом, можно говорить о том, что карбонарии взяли организационные основы и внешние ритуалы у масонов: таинственность, сложная иерархия с разной степенью посвященности, ритуалы вступления в общество и другие.

Идеологические же основы карбонаризма следует искать, прежде всего, у ордена баварских иллюминатов. Основной их идеей было создание общенародной конспирации путем привлечения на свою сторону представителей всех слоев населения с последующим созданием идеального государства на принципах равенства и естественной свободы. Для карбонариев не была чужда и идея морального очищения, также заимствованная у иллюминатов. Не случайно среди названий вент были такие, как «Добродетель», «Любовь к добродетели» и другие. Издатели подпольной карбонарской газеты «Illuminatore» основной своей целью видели в распространении идей добра. Но в этой идее морального очищения, подготовки низших слоев карбонариев и заключалась их пассивность – им не раскрывали истинных целей карбонаризма. Лишь тем, кто достиг высших ступеней, раскрывались и политические, и социальные цели движения.

В идеологии большая ставка делалась на христианство как учение, знакомое всем без исключения: и крестьянам, и ремесленникам. Пропагандировалась мысль о том, что Иисус Христос был первым карбонарием, боровшимся за всеобъемлющую справедливость, первым тираноборцем. Существовали также и венты с чисто религиозными названиями: «Спаситель», «Крест», «Святой дух».

В то же время критики карбонариев обвиняли их в атеизме, утверждая, что религия для них – лишь маска, под которой они строят свои заговоры. Это было особенно актуально для Папской области. Подпольные газеты, издававшиеся в этом государстве, сильнее всего критиковали папу, обвиняя его в излишней «политизированности». Естественно, все это вызывало ярость со стороны церкви и лишь провоцировало власти на жесточайшие репрессии по отношению к карбонариям.

Еще одной важной идеей, находившей свое распространение на карбонарских манифестах, была идея объединения Италии и сплочения всей нации. В ходе революций во всех итальянских государствах распространялись листовки с призывом осознать себя единой нацией и воссоединиться. Постоянно поднимался вопрос об общей Родине, которую необходимо сделать единой для всех – и жителей Неаполя, и Милана, и Болоньи. Карбонарии видели объединенную Италию как федерацию уже существующих государств – идея сама по себе утопическая. Был создан «Проект органического устройства Италии», по которому было необходимо создать Соединенные Штаты Италии. Вторым проектом, появившимся в 1821 году, был «Пакт республики Авзонии». Согласно этой концепции, новое объединенное государство получало античное название Авзония, занимало весь Аппенинский полуостров, столицей назначался Рим. Верховная власть должна была принадлежать Национальной ассамблее, а исполнительная власть – двум королям, избиравшимся на 10 лет. Проект во многом напоминал древнегреческий опыт построения полисов. Также в этом пакте содержались идеи общей свободы и равенства, стремление максимально ослабить имущественное неравенство граждан.

mirznanii.com


Смотрите также