Экскурсия по Коверчано. Как стать Массимо Каррерой. Коверчано италия


Экскурсия по Коверчано. Как стать Массимо Каррерой - Спартак Плюс - Блоги

Посетим школу тренеров, в которой учились побеждать Конте, Анчелотти и Аллегри

Паоло Бандини

Итальянские тренеры в этом году могут выиграть три из пяти ведущих европейских чемпионатов. «Челси» Антонио Конте лидирует в Премьер-лиге, «Ювентус» Массимилиано Аллегри восседает на вершине Серии А, а Карло Анчелотти уже выиграл Бундеслигу с мюнхенской «Баварией». И это всего через год после того, как Клаудио Раньери сделал «Лестер» чемпионом Англии — впервые в истории команды.

И горе тем, кто думает, что список на этом заканчивается. «Нет, этими ребятами все не ограничивается, — протестует Ренцо Уливьери. — Есть еще, например, бывший ассистент Конте Массимо Каррера, который идет на первом месте в русской лиге со «Спартаком». Есть и другие, они где только не работают. Мы везде на вершине».

На момент, когда я пишу эти строки, в пяти самых престижных европейских лигах работает 19 итальянских тренеров. Сравните это с 15 испанцами, 11 немцами и всего 7 англичанами.

Уливьери имеет полное право гордиться этим. Больше десяти лет он возглавляет Итальянскую ассоциацию футбольных тренеров. А сейчас он совмещает эту роль с еще более влиятельной. В 2010 году его назначили директором «Скуола Алленатори» («Школы тренеров») в Техническом центре Итальянской футбольной федерации в Коверчано.

Антонио Конте и Ренцо Уливьери на церемонии Gran Gala del calcio в январе 2014 года

Любой, кто хочет стать главным тренером в Италии, должен отучиться здесь. Это единственное место в стране, где можно получить лицензию УЕФА категории «А», необходимую любому, кто хочет тренировать на профессиональном уровне, и лицензию Pro, обязательную для главных тренеров команд в двух высших дивизионах.

Впрочем, «Скуола Алленатори» намного старше обеих этих лицензий. Тренеры учатся здесь своему ремеслу уже более полувека. Это место объединяет всех итальянских тактиков, которые лидируют по всей Европе, и их не менее славных предшественников. Конте, Каррера, Раньери и Анчелотти учились здесь, как и Арриго Сакки или Джованни Трапаттони.

Что же получается — именно образование в «Скуола Алленатори» подготовило их к такому успеху? И, если да — какие уроки могут из этой модели извлечь другие страны?

Иными словами: в чем заключается большой итальянский секрет?

***

Расположенные в зеленой долине меж холмов к востоку от Флоренции, здания Технического центра Коверчано очень напоминают виллы времен Медичи, которых немало в близлежащих пригородах — такие же бледно-желтые стены с покатыми красными крышами. Вид скорее элегантный, а не экстравагантный, но все равно поразительно красивый.

В Коверчано располагается не только «Скуола Алленатори», но и множество комплексов для тренировок как под открытым небом, так и под крышей, а также Музей итальянского футбола. Здесь проводят сборы и первая, и молодежная сборная Италии, а также базируются многочисленные тренерские и судейские организации страны.

Коверчано появилось во многом благодаря усилиям одного человека. Луиджи Ридольфи не только задумал построить это место, но и принял живейшее участие в его создании, чтобы гарантировать, что оно станет именно таким, каким он хотел.

Ридольфи родился в одной из старейших и богатейших семей Флоренции и унаследовал титул маркиза, но не собирался просто сидеть и наслаждаться легкой жизнью. В Первую мировую войну он служил в армии и даже заработал две медали за доблесть, а затем, выйдя в отставку, вернулся в родные земли и стал патроном спортивных команд и музыкальных фестивалей.

В 1926 году он основал команду «Фиорентина», до сих пор выступающую в Серии А. Примерно в то же время он стал президентом Итальянской федерации легкой атлетики. Этот пост он занимал более десяти лет, после чего перешел на аналогичную работу в Итальянской федерации футбола. В середине пятидесятых его снова избрали президентом первой федерации, но он остался и на вице-президентском посту во второй.

Широкий кругозор Ридольфи заставил его задуматься — не может ли футбол научиться чему-либо у других видов спорта? «В те времена футбол был самым бедным видом спорта, — вспоминает доктор Фино Фини, куратор Футбольного музея Коверчано. — Он был самым культурно непродвинутым. В легкую атлетику люди приходили после окончания старших классов [в те времена в Италии обязательное образование заканчивалось в 14 лет]. Старших классов или даже университета. В баскетболе было то же самое. А вот в футболе — нет».

Чтобы смягчить этот разрыв, Ридольфи предложил создать национальную тренировочную базу специально для футболистов и футбольных тренеров — такого в ту пору не было нигде в мире. И, что важнее всего, он хотел, чтобы студенты там общались с представителями других видов спорта. Но для этого ему нужно было сделать Технический центр местом, которое будет интересно посещать другим спортсменам.

Первое здание, которое вы увидите, пройдя через ворота Коверчано, — плавательный бассейн, и это не случайно. Сразу за ним — два теннисных корта. Повернув отсюда налево, вы наконец-то доберетесь до самого ближайшего ко входу футбольного поля, но даже оно окружено 400-метровой беговой дорожкой.

Намерения Ридольфи были совершенно ясны. Технический центр должен был стать узловой точкой для футбола, а не для беговых клубов или ватерпольных команд. «Но он хотел, чтобы его часто посещали не только футболисты, но и другие спортсмены, — говорит Фини, — чтобы футболисты могли в ресторане или в коридорах тренировочной базы общаться с более культурно продвинутыми людьми. Благодаря этому мир футбола сможет лучше познакомиться с другими видами спорта и другими спортсменами — и со временем его культура тоже улучшится».

Очень немногие знают, насколько успешным оказался этот процесс, лучше, чем Фини. Он стал работать врачом молодежной сборной Италии в 1958 году, в год открытия Коверчано, а с 1962 года перешел в первую сборную, с которой проработал двадцать лет. Позже он стал директором Технического центра и в конце концов перешел на работу в музее.

Фини говорит, что благодаря общению с другими спортсменами итальянские тренеры стали понимать, на что способны тела их игроков, а на что — не способны. В конце шестидесятых профессор Никола Комуччи стал вести в Коверчано первый курс по физической подготовке футболистов к выступлению на высшем уровне.

Музей итальянского футбола

«Когда в Коверчано приходили, допустим, легкоатлеты, Комуччи следил, как они двигаются, какая у них походка и манера бега, — продолжает Фини. — Он отмечал, как хорошо бежит спортсмен, как он держит голову поднятой и смотрит вперед.У футболистов бывает небольшой уклон тела влево или вправо. Нужно исправить этот недостаток — может быть, с помощью специальной конструкции бутс. А потом из другого спорта вы узнаете, что можно упасть так, чтобы сильно не расшибиться. После единоборства можно упасть, но при этом сделать кувырок или повернуться. Вы все равно упадете, но хотя бы упадете правильно».

Сейчас эти идеи знакомы всем. Но вот для футбола пятидесятых и шестидесятых это была новая, совершенно неизведанная территория; «Скуола Алленатори» опередила свое время.

Вот что важно знать о Коверчано. С самого начала главным идеалом школы стали инновации и открытость новым идеям. Самим своим существованием школа обязана Ридольфи, который решил сделать что-то по-другому. Может быть, успех Коверчано именно в том, что ее директора готовы следовать примеру Ридольфи?

***

У Ренцо Уливьери очень простая стратегия, гарантирующая, что студенты «Скуола Алленатори» не будут заимствовать чужие идеи. Он вообще не дает им никаких источников, на которые можно ссылаться.

«Тренеры, приходящие учиться на наши курсы, не получают никаких учебников, — с улыбкой и хитрым блеском в глазах говорит он. — Зачем? Если я возьмусь писать учебник, я потрачу на это два года. То есть к моменту, когда я дам вам этот учебник, он уже на два года устареет.

Самого Уливьери «устаревшим» точно не назовешь. В феврале ему исполнилось 76 лет, но он по-прежнему бодр и энергичен. Еще до того, как мы пожали друг другу руки, этот тренер, за карьеру поработавший более чем с 15 командами, уже начал рассказывать мне, откуда берутся успешные тренеры. А когда мы сели за стол и начали интервью, он говорил практически без пауз, не давая себе времени даже на то, чтобы снять пальто.

«Когда люди только приходят сюда, в первые две-три недели они вообще ничего не понимают, — продолжает он. — В какой-то степени так происходит, потому что я этого хочу.

Для начала нужно вспомнить некоторые основополагающие принципы футбола; они очень стары и никогда не изменятся. Но вот потом придется начинать с нуля, потому что, опять-таки, если я буду учить футболу так же, как меня учили мои тренеры, это будут уроки, устаревшие на пятьдесят лет. Я же должен учить этих ребят футболу, каким он будет через десять лет. Я должен предсказывать будущее.

Если точнее, Уливьери считает, что должен работать над пониманием футбола вместе с учениками. Некоторые уроки проходят в «Аула Манья», современном лектории с интерактивным дисплеем, другие — на близлежащих футбольных полях, но в любом случае они проходят в форме диалога.

«Я постоянно учусь у своих учеников, — говорит Уливьери. — Когда я даю урок, я не просто что-то объясняю, и все. Или даю в конце урока задать пару вопросов, и все. Нет, они тоже со мной говорят».

А еще они пишут. Одно из последних препятствий, которое должен преодолеть студент Коверчано, чтобы получить лицензию Pro, — написание диссертации на тему по собственному выбору. Это требование уникально для Италии. В других европейских странах лицензию Pro можно получить без всяких диссертаций.

Это не жестокая пытка, выдуманная Уливьери, а давняя традиция, появившаяся задолго до лицензирования УЕФА. До 1998 года лицензированием тренеров занимались футбольные федерации отдельных стран. Еще за двадцать с лишним лет до этого любой тренер, который хотел работать на высшем уровне в Италии, должен был пройти трудный курс обучения в Коверчано, который называли «Суперкорсо».

Студенты должны были прослушать около 900 часов лекций и семинаров — почти вчетверо больше, чем сейчас для получения лицензии Pro. Впихнуть эти 900 часов в 12-месячный курс оказалось настолько трудно, что руководители курса в конце концов решили растянуть «Суперкорсо» на два года.

Требования к письменным диссертациям вводились поэтапно — это можно узнать, посетив небольшую библиотеку Коверчано. На здешних полках, между книгами, которые Уливьери никогда не дает читать студентам, можно найти и копии работ, представленных тренерами для получения квалификации.

Раньери празднует победу «Лестера» в Премьер-лиге

Мы видим, что, например, диссертация Клаудио Раньери, представленная в 1990 году, вообще была не диссертацией, а подробнейшим дневником, в котором он описывал всю свою работу на предсезонных сборах «Кальяри». С другой стороны, 16 лет спустя Антонио Конте приготовил 38-страничное рассуждение на тему «Соображения о схеме 4-3-1-2 и дидактическом использовании видеозаписей».

Перечитывая работу Конте, мы сразу видим, насколько полезно написание диссертации для молодого тренера. Конте расписывает достоинства и недостатки схемы 4-1-3-2 во всех подробностях, рассказывая, как она работает при владении мячом, как — без мяча и как — во множестве других обстоятельств.

На одной странице он описывает три различных стиля прессинга, которые можно использовать в данной ситуации, а также пять факторов, которые помогают решить, какой из стилей лучше всего применять — в том числе место команды в чемпионате, состояние поля и «психофизическое состояние футболистов». Как и большинство других мыслей, выраженных в документе, все эти слова сопровождаются диаграммой.

Дневник Раньери (справа) и проект Конте (в центре)

Уливьери считает, что работа над диссертацией ценна тем, что во время ее написания тренер разрабатывает свое мышление. Но футбол — это игра, которая постоянно развивается, так что он требует от студентов и более очевидной работы — ходить на стадионы и смотреть матчи вживую. Он советует им не ограничиваться матчами внутренних первенств — зарубежные игры тоже полезны.

«Vado, vedo e faccio vedere», — говорит он. Это переводится с итальянского как «Иду, смотрю, потом показываю людям», но по ритмике очень напоминает знаменитое «Veni, vidi, vici» Юлия Цезаря. Как и их предки-римляне, итальянские футбольные тренеры пришли, увидели и победили. Только не просите их предводителя писать книгу о том, как они это сделали.

***

Футбольные тренеры, как и все мы, склонны восторгаться яркими личностями. Недавние выпускники Коверчано, с которыми я пообщался, не сомневаются, почему их обучение завершилось успешно. «Уливьери потрясающий учитель, — говорит бывший нападающий «Милана» Филиппо Индзаги, ныне — тренер «Венеции». — Его курс помог мне отточить мои идеи».

Андреа Брессанутти

Впрочем, не умаляя заслуг Уливьери, стоит сказать, что корни успеха — где-то глубже. Уливьери возглавляет «Скуола Алленатори» всего шесть с половиной лет, так что к успехам Анчелотти и даже Конте он вряд ли причастен.

Копните чуть глубже, и найдете ощущение, что Уливьери с коллегами продолжают уже существующую традицию. Традицию, которая ставит превыше всего сотрудничество, открытость и постоянное желание развиваться, и вместе с тем отсутствие боязни вникать даже в самые мелкие детали того, как проходит футбольный матч.

Этим духом наслаждается Элизабет Спина. Первая итальянская женщина-тренер, получившая максимальную оценку в 110 баллов за экзамены на категорию «А», кое-что знает об идеале.

«Особенность Коверчано состоит в том, что я не могу вспомнить ни единого человека, о котором могла бы сказать: «Он немного не соответствует окружению, — говорит Спина. — Каждый учитель стремится довести дело до конца и добиться наилучшего результата — в футболе такое встречается не всегда».

«Иногда, когда работаешь с большим коллективом на определенном уровне, тебя что-то беспокоит. Что-то не вписывается в общую структуру. Так что наилучших результатов с этой группой добиться не удается — из-за одной мелочи. Здесь такого не было. Все объединены одним желанием — ставить перед собой все новые задачи и внимательно относиться даже к самым незначительным деталям».

Ее последняя фраза очень важна.

Мы относимся к футбольному тренерству как романтики, представляя игры как грандиозные дуэли эмоциональной риторики и тактического мастерства, но на самом деле успех или неудача в элитном спорте сейчас чаще всего определяется самыми мельчайшими преимуществами: способностью отреагировать на долю секунды быстрее соперника или хорошо обработать мяч в ключевом моменте.

Обсуждая практическую сторону курса, Спина сказала, что Уливьери считает некоторые основополагающие принципы футбола неизменными. Я наивно предположил, что это некий список ценностей, аккуратный набор пунктов, который можно записать на плакате и повесить на стену раздевалки.

Уливьери позирует для селфи с командой «Адзурри Старс» на тренировке в спортивном центре «Аква Ацетоза» в Риме, 31 августа 2015 года

Но когда я попросил Уливьери назвать эти основополагающие принципы, он лишь хмыкнул и сказал, что этих принципов слишком много, чтобы составлять список, и большинство из них довольно очевидны. А потом привел пример: футболист, владеющий мячом, встречает соперника. Принцип в этом случае простой: «можно либо попробовать обвести соперника, либо отдать пас».

Самая главная задача для современного футбольного тренера, по мнению Уливьери, — помогать футболистам чаще принимать правильные решения в сложных ситуациях. «Игроки подвергаются постоянному ментальному давлению, — говорит он. — Нужно тренировать не только тело, но и разум».

Как этого добиться — загадка, которую пытаются решить все. Но начинается все с желания постоянно ставить перед собой новые задачи. «Во время учебного курса Уливьери всегда говорил нам, что «развитие правильного мышления очень утомительно», — добавляет Спина. — Но только так можно добиться успеха. Не останавливаясь только на том, что ты уже видишь».

Эту идею стоит держать в уме, исследуя уголки Коверчано. Вы наверняка не поймете с первого взгляда, что окна в тренировочном зале сделаны из специального хрусталя, который выдерживает попадание футбольного мяча. Или что пол этого здания стоит на железных штырях, расставленных таким образом, чтобы по эластичности пол напоминал настоящее травяное футбольное поле.

И то, и другое поставили в зале еще при Луиджи Ридольфи, который, прежде чем заложить Технический центр, объездил всю Европу в поисках самых продвинутых материалов и технологий. Если вам кажется, что погоня за идеалом буквально вшита в ткань этого места, то вам не кажется — так оно и есть, причем в буквальном смысле.

***

В Музее итальянского футбола целая стена посвящена сборной Италии, выигравшей чемпионат мира в 1982 году. Там вы можете повосхищаться синими футболками, которые носили чемпионы — Марко Тарделли, Бруно Конти и другие. Среди них вы найдете и более любопытный экспонат: серо-белый полосатый пиджак с галстуком и пару черных костюмных брюк.

Это одежда, в которой выходил на игру тренер той сборной Италии, Энцо Беарзот. И, возможно, это еще и отражение того, как в Италии относятся к футболу. Тренер важен не меньше, чем его игроки, а может быть — даже и чуть больше. В шкафчике с сувенирами, стоящем рядом с футболками сборной, прямо по центру располагаются две фотографии Беарзота, а также пара его старых курительных трубок.

Костюм Энцо Беарзота и майки игроков

Может быть, именно существование Коверчано и «Скуола Алленатори» помогло итальянцам проникнуться таким уважением к «мистеру», как обычно уважительно называют тренера в Италии? Этот вопрос довольно сложен. Уливьери считает, что одержимость итальянцев тактикой и стратегией — это свидетельство о каком-то глубоко укоренившемся элементе национального самосознания.

«Итальянцы естественным образом к этому предрасположены, — говорит он. — Это искусство. Искусство итальянского характера, особенно неаполитанского характера — искусство достигать цели… Это социальная справедливость. Политика. Маленький может победить большого. С помощью тактики это иногда удается. Если большая команда всегда будет побеждать, футбол закончится».

Энцо Беарзот на чемпионате мира 1982 года

Сейчас, когда «Ювентус» готовится выиграть шестой подряд чемпионат Италии, эту фразу трудно воспринимать со всей серьезностью. Но нельзя отрицать, что Италия гордится своими великими тренерами. В «Гадзетта делло спорт» практически ежедневно выходят статьи, посвященные достижениям Конте, Анчелотти, Раньери и других.

Итак, в чем же большой секрет Италии? В этой великолепной школе, основанной человеком, который опередил время, всегда думал на два шага вперед и верил, что дьявол живет в мелочах? Или же «Скуола Алленатори» сама по себе — физическое проявление любви итальянцев к тактике?

Так или иначе, все сводится к старинной дилемме о курице и яйце. Пока мы ищем на нее ответ, Уливьери и его команда в Коверчано делают все, чтобы их выпускники и дальше рулили всеми курятниками.

Источник: Bleacher Report

Фото: Юля Давыдова/BigPicture.ru

spektrowski, ProSM.club

www.sports.ru

что это такое значит, где находится?

В итальянской Флоренции расположился один из лучших на сегодня футбольных центров. Очень много специалистов отмечают, что Коверчиано является одним из лучших мест в мире для развития футбола.

История этого футбольного центра главным образом связана с именем Луиджи Ридольфи – очень разностороннего человека, который был выдающимся интеллектуальным и спортивным деятелем своего времени. В 1926 году при активном участии Ридольфи был основан известный итальянский клуб «Фиорентина», кроме того, именно по инициативе Луиджи было открыто местное легкоатлетическое общество. В 50-е годы прошлого века Ридольфи разработал и презентовал проект нового национального центра кальчо. Построить футбольный центр было решено на окраине Флоренции.

Центр является:

• Местом для проведения разного рода спортивных мероприятий и собраний как национального, так и международного масштаба;

• Школой для подготовки тренеров по футболу и футзалу;

• Базой технического департамента итальянской федерации футбола.

Центр был открыт в ноябре 1958 года. Коверчиано носит имя своего основателя, Луиджи Ридольфи, которые не дожил полгода до открытия центра. Территория современного центра занимает порядка 11 га. На этой площади разместились 5 футбольных полей, учебный центр, тренировочный зал, бассейн, дорожка для легкоатлетов, гостиница на 53 номера, ресторан, конференц-зал, Музей кальчо, многочисленные офисы. Все имущество принадлежит федерации футбола, которая вложила в развитие комплекса около 50 миллионов евро. Бюджет центра составляет порядка 2 миллионов евро, там работает 20 постоянных сотрудников. Общий оборот средств Коверчиано равен 4 миллионам евро.

Источники финансирования

В иностранной прессе Коверчиано принято считать тренировочной базой сборной Италии по футболу. Это действительно так, но главная команда страны прибывает в Коверчиано только перед матчами международного уровня. Тем не менее, центр работает круглогодично, а одним из основных направлений его деятельности является подготовка тренеров. Здесь проводятся курсы для тренеров любого уровня.

В Коверчиано приезжают и из других стран. Паоло Пачи, директор центра, говорит, что за один год около 25 тысяч человек проходят курсы в Коверчиано, чтобы получить лицензию на тренерскую деятельность. Во многом благодаря им у нас получается удерживать бюджет в равновесии. Кроме этого, каждые две недели в Коверчиано прибывают тренеры серий А и В, которые проходят сборы для углубления своих знаний.

Здесь же проводятся и полные курсы для всех категорий тренеров. Наиболее престижные курсы длятся около двух лет и включают изучение не только футбола, но и медицины, психологии, педагогики, диетологии и физической культуры в целом. Кандидаты на поступление на курсы подвергаются серьезному отбору.

Колыбель знаменитых тренеров

В Коверчиано проходили тренерские курсы едва ли не все известные итальянские специалисты, среди которых Марчелло Липпи и Фабио Капелло. Вот слова великого Марчелло Липпи, приводившего сборную Италии к победе на ЧМ-2006: «В Коверчиано тебе не будет представлена истина в последней инстанции, а создадут все условия для развития всего твоего потенциала. Я давно понял, что молодые тренеры особенно амбициозны, они считают, что уже знают о футболе все. Но попадание в Коверчиано полностью изменяет их видение. Они делают все возможное, чтобы углубить свои знания, выработать и развить свое мнение о тех или иных проблемах, касающихся футбола».

Наверное, не просто так именно в Коверчиано находится Итальянская федерация футбольных тренеров. Среди ее задач поддержка профессии тренера, содействие тренерам при возникновении сложных ситуаций, разработка разных форм социального обеспечения. Главой федерации тренеров Италии является экс-тренер национальной сборной Адзельо Вичини, который руководил «Скуадрой» в период с 1986 по 1991 годы. С 1991 года в центре проводятся еще и курсы по физической подготовке, недавно появились курсы для медиков и массажистов.

alvin-almazov.ru

Экскурсия по Коверчано — Клуб проСпартак

Посетим школу тренеров, в которой учились побеждать Конте, Анчелотти и Аллегри

Паоло Бандини

Итальянские тренеры в этом году могут выиграть три из пяти ведущих европейских чемпионатов. «Челси» Антонио Конте лидирует в Премьер-лиге, «Ювентус» Массимилиано Аллегри восседает на вершине Серии А, а Карло Анчелотти уже выиграл Бундеслигу с мюнхенской «Баварией». И это всего через год после того, как Клаудио Раньери сделал «Лестер» чемпионом Англии — впервые в истории команды.

И горе тем, кто думает, что список на этом заканчивается. «Нет, этими ребятами все не ограничивается, — протестует Ренцо Уливьери. — Есть еще, например, бывший ассистент Конте Массимо Каррера, который идет на первом месте в русской лиге со «Спартаком». Есть и другие, они где только не работают. Мы везде на вершине».

На момент, когда я пишу эти строки, в пяти самых престижных европейских лигах работает 19 итальянских тренеров. Сравните это с 15 испанцами, 11 немцами и всего 7 англичанами.

Уливьери имеет полное право гордиться этим. Больше десяти лет он возглавляет Итальянскую ассоциацию футбольных тренеров. А сейчас он совмещает эту роль с еще более влиятельной. В 2010 году его назначили директором «Скуола Алленатори» («Школы тренеров») в Техническом центре Итальянской футбольной федерации в Коверчано.

Антонио Конте и Ренцо Уливьери на церемонии Gran Gala del calcio в январе 2014 года

Любой, кто хочет стать главным тренером в Италии, должен отучиться здесь. Это единственное место в стране, где можно получить лицензию УЕФА категории «А», необходимую любому, кто хочет тренировать на профессиональном уровне, и лицензию Pro, обязательную для главных тренеров команд в двух высших дивизионах.

Впрочем, «Скуола Алленатори» намного старше обеих этих лицензий. Тренеры учатся здесь своему ремеслу уже более полувека. Это место объединяет всех итальянских тактиков, которые лидируют по всей Европе, и их не менее славных предшественников. Конте, Каррера, Раньери и Анчелотти учились здесь, как и Арриго Сакки или Джованни Трапаттони.

Что же получается — именно образование в «Скуола Алленатори» подготовило их к такому успеху? И, если да — какие уроки могут из этой модели извлечь другие страны?

Иными словами: в чем заключается большой итальянский секрет?

***

Расположенные в зеленой долине меж холмов к востоку от Флоренции, здания Технического центра Коверчано очень напоминают виллы времен Медичи, которых немало в близлежащих пригородах — такие же бледно-желтые стены с покатыми красными крышами. Вид скорее элегантный, а не экстравагантный, но все равно поразительно красивый.

В Коверчано располагается не только «Скуола Алленатори», но и множество комплексов для тренировок как под открытым небом, так и под крышей, а также Музей итальянского футбола. Здесь проводят сборы и первая, и молодежная сборная Италии, а также базируются многочисленные тренерские и судейские организации страны.

Коверчано появилось во многом благодаря усилиям одного человека. Луиджи Ридольфи не только задумал построить это место, но и принял живейшее участие в его создании, чтобы гарантировать, что оно станет именно таким, каким он хотел.

Ридольфи родился в одной из старейших и богатейших семей Флоренции и унаследовал титул маркиза, но не собирался просто сидеть и наслаждаться легкой жизнью. В Первую мировую войну он служил в армии и даже заработал две медали за доблесть, а затем, выйдя в отставку, вернулся в родные земли и стал патроном спортивных команд и музыкальных фестивалей.

В 1926 году он основал команду «Фиорентина», до сих пор выступающую в Серии А. Примерно в то же время он стал президентом Итальянской федерации легкой атлетики. Этот пост он занимал более десяти лет, после чего перешел на аналогичную работу в Итальянской федерации футбола. В середине пятидесятых его снова избрали президентом первой федерации, но он остался и на вице-президентском посту во второй.

Широкий кругозор Ридольфи заставил его задуматься — не может ли футбол научиться чему-либо у других видов спорта? «В те времена футбол был самым бедным видом спорта, — вспоминает доктор Фино Фини, куратор Футбольного музея Коверчано. — Он был самым культурно непродвинутым. В легкую атлетику люди приходили после окончания старших классов [в те времена в Италии обязательное образование заканчивалось в 14 лет]. Старших классов или даже университета. В баскетболе было то же самое. А вот в футболе — нет».

Чтобы смягчить этот разрыв, Ридольфи предложил создать национальную тренировочную базу специально для футболистов и футбольных тренеров — такого в ту пору не было нигде в мире. И, что важнее всего, он хотел, чтобы студенты там общались с представителями других видов спорта. Но для этого ему нужно было сделать Технический центр местом, которое будет интересно посещать другим спортсменам.

Первое здание, которое вы увидите, пройдя через ворота Коверчано, — плавательный бассейн, и это не случайно. Сразу за ним — два теннисных корта. Повернув отсюда налево, вы наконец-то доберетесь до самого ближайшего ко входу футбольного поля, но даже оно окружено 400-метровой беговой дорожкой.

Намерения Ридольфи были совершенно ясны. Технический центр должен был стать узловой точкой для футбола, а не для беговых клубов или ватерпольных команд. «Но он хотел, чтобы его часто посещали не только футболисты, но и другие спортсмены, — говорит Фини, — чтобы футболисты могли в ресторане или в коридорах тренировочной базы общаться с более культурно продвинутыми людьми. Благодаря этому мир футбола сможет лучше познакомиться с другими видами спорта и другими спортсменами — и со временем его культура тоже улучшится».

Очень немногие знают, насколько успешным оказался этот процесс, лучше, чем Фини. Он стал работать врачом молодежной сборной Италии в 1958 году, в год открытия Коверчано, а с 1962 года перешел в первую сборную, с которой проработал двадцать лет. Позже он стал директором Технического центра и в конце концов перешел на работу в музее.

Фини говорит, что благодаря общению с другими спортсменами итальянские тренеры стали понимать, на что способны тела их игроков, а на что — не способны. В конце шестидесятых профессор Никола Комуччи стал вести в Коверчано первый курс по физической подготовке футболистов к выступлению на высшем уровне.

Музей итальянского футбола

«Когда в Коверчано приходили, допустим, легкоатлеты, Комуччи следил, как они двигаются, какая у них походка и манера бега, — продолжает Фини. — Он отмечал, как хорошо бежит спортсмен, как он держит голову поднятой и смотрит вперед.У футболистов бывает небольшой уклон тела влево или вправо. Нужно исправить этот недостаток — может быть, с помощью специальной конструкции бутс. А потом из другого спорта вы узнаете, что можно упасть так, чтобы сильно не расшибиться. После единоборства можно упасть, но при этом сделать кувырок или повернуться. Вы все равно упадете, но хотя бы упадете правильно».

Сейчас эти идеи знакомы всем. Но вот для футбола пятидесятых и шестидесятых это была новая, совершенно неизведанная территория; «Скуола Алленатори» опередила свое время.

Вот что важно знать о Коверчано. С самого начала главным идеалом школы стали инновации и открытость новым идеям. Самим своим существованием школа обязана Ридольфи, который решил сделать что-то по-другому. Может быть, успех Коверчано именно в том, что ее директора готовы следовать примеру Ридольфи?

***

У Ренцо Уливьери очень простая стратегия, гарантирующая, что студенты «Скуола Алленатори» не будут заимствовать чужие идеи. Он вообще не дает им никаких источников, на которые можно ссылаться.

«Тренеры, приходящие учиться на наши курсы, не получают никаких учебников, — с улыбкой и хитрым блеском в глазах говорит он. — Зачем? Если я возьмусь писать учебник, я потрачу на это два года. То есть к моменту, когда я дам вам этот учебник, он уже на два года устареет.

Самого Уливьери «устаревшим» точно не назовешь. В феврале ему исполнилось 76 лет, но он по-прежнему бодр и энергичен. Еще до того, как мы пожали друг другу руки, этот тренер, за карьеру поработавший более чем с 15 командами, уже начал рассказывать мне, откуда берутся успешные тренеры. А когда мы сели за стол и начали интервью, он говорил практически без пауз, не давая себе времени даже на то, чтобы снять пальто.

«Когда люди только приходят сюда, в первые две-три недели они вообще ничего не понимают, — продолжает он. — В какой-то степени так происходит, потому что я этого хочу.

Для начала нужно вспомнить некоторые основополагающие принципы футбола; они очень стары и никогда не изменятся. Но вот потом придется начинать с нуля, потому что, опять-таки, если я буду учить футболу так же, как меня учили мои тренеры, это будут уроки, устаревшие на пятьдесят лет. Я же должен учить этих ребят футболу, каким он будет через десять лет. Я должен предсказывать будущее.

Если точнее, Уливьери считает, что должен работать над пониманием футбола вместе с учениками. Некоторые уроки проходят в «Аула Манья», современном лектории с интерактивным дисплеем, другие — на близлежащих футбольных полях, но в любом случае они проходят в форме диалога.

«Я постоянно учусь у своих учеников, — говорит Уливьери. — Когда я даю урок, я не просто что-то объясняю, и все. Или даю в конце урока задать пару вопросов, и все. Нет, они тоже со мной говорят».

А еще они пишут. Одно из последних препятствий, которое должен преодолеть студент Коверчано, чтобы получить лицензию Pro, — написание диссертации на тему по собственному выбору. Это требование уникально для Италии. В других европейских странах лицензию Pro можно получить без всяких диссертаций.

Это не жестокая пытка, выдуманная Уливьери, а давняя традиция, появившаяся задолго до лицензирования УЕФА. До 1998 года лицензированием тренеров занимались футбольные федерации отдельных стран. Еще за двадцать с лишним лет до этого любой тренер, который хотел работать на высшем уровне в Италии, должен был пройти трудный курс обучения в Коверчано, который называли «Суперкорсо».

Студенты должны были прослушать около 900 часов лекций и семинаров — почти вчетверо больше, чем сейчас для получения лицензии Pro. Впихнуть эти 900 часов в 12-месячный курс оказалось настолько трудно, что руководители курса в конце концов решили растянуть «Суперкорсо» на два года.

Требования к письменным диссертациям вводились поэтапно — это можно узнать, посетив небольшую библиотеку Коверчано. На здешних полках, между книгами, которые Уливьери никогда не дает читать студентам, можно найти и копии работ, представленных тренерами для получения квалификации.

Раньери празднует победу «Лестера» в Премьер-лиге

Мы видим, что, например, диссертация Клаудио Раньери, представленная в 1990 году, вообще была не диссертацией, а подробнейшим дневником, в котором он описывал всю свою работу на предсезонных сборах «Кальяри». С другой стороны, 16 лет спустя Антонио Конте приготовил 38-страничное рассуждение на тему «Соображения о схеме 4-3-1-2 и дидактическом использовании видеозаписей».

Перечитывая работу Конте, мы сразу видим, насколько полезно написание диссертации для молодого тренера. Конте расписывает достоинства и недостатки схемы 4-1-3-2 во всех подробностях, рассказывая, как она работает при владении мячом, как — без мяча и как — во множестве других обстоятельств.

На одной странице он описывает три различных стиля прессинга, которые можно использовать в данной ситуации, а также пять факторов, которые помогают решить, какой из стилей лучше всего применять — в том числе место команды в чемпионате, состояние поля и «психофизическое состояние футболистов». Как и большинство других мыслей, выраженных в документе, все эти слова сопровождаются диаграммой.

Дневник Раньери (справа) и проект Конте (в центре)

Уливьери считает, что работа над диссертацией ценна тем, что во время ее написания тренер разрабатывает свое мышление. Но футбол — это игра, которая постоянно развивается, так что он требует от студентов и более очевидной работы — ходить на стадионы и смотреть матчи вживую. Он советует им не ограничиваться матчами внутренних первенств — зарубежные игры тоже полезны.

«Vado, vedo e faccio vedere», — говорит он. Это переводится с итальянского как «Иду, смотрю, потом показываю людям», но по ритмике очень напоминает знаменитое «Veni, vidi, vici» Юлия Цезаря. Как и их предки-римляне, итальянские футбольные тренеры пришли, увидели и победили. Только не просите их предводителя писать книгу о том, как они это сделали.

***

Футбольные тренеры, как и все мы, склонны восторгаться яркими личностями. Недавние выпускники Коверчано, с которыми я пообщался, не сомневаются, почему их обучение завершилось успешно. «Уливьери потрясающий учитель, — говорит бывший нападающий «Милана» Филиппо Индзаги, ныне — тренер «Венеции». — Его курс помог мне отточить мои идеи».

Андреа Брессанутти

Впрочем, не умаляя заслуг Уливьери, стоит сказать, что корни успеха — где-то глубже. Уливьери возглавляет «Скуола Алленатори» всего шесть с половиной лет, так что к успехам Анчелотти и даже Конте он вряд ли причастен.

Копните чуть глубже, и найдете ощущение, что Уливьери с коллегами продолжают уже существующую традицию. Традицию, которая ставит превыше всего сотрудничество, открытость и постоянное желание развиваться, и вместе с тем отсутствие боязни вникать даже в самые мелкие детали того, как проходит футбольный матч.

Этим духом наслаждается Элизабет Спина. Первая итальянская женщина-тренер, получившая максимальную оценку в 110 баллов за экзамены на категорию «А», кое-что знает об идеале.

«Особенность Коверчано состоит в том, что я не могу вспомнить ни единого человека, о котором могла бы сказать: «Он немного не соответствует окружению, — говорит Спина. — Каждый учитель стремится довести дело до конца и добиться наилучшего результата — в футболе такое встречается не всегда».

«Иногда, когда работаешь с большим коллективом на определенном уровне, тебя что-то беспокоит. Что-то не вписывается в общую структуру. Так что наилучших результатов с этой группой добиться не удается — из-за одной мелочи. Здесь такого не было. Все объединены одним желанием — ставить перед собой все новые задачи и внимательно относиться даже к самым незначительным деталям».

Ее последняя фраза очень важна.

Мы относимся к футбольному тренерству как романтики, представляя игры как грандиозные дуэли эмоциональной риторики и тактического мастерства, но на самом деле успех или неудача в элитном спорте сейчас чаще всего определяется самыми мельчайшими преимуществами: способностью отреагировать на долю секунды быстрее соперника или хорошо обработать мяч в ключевом моменте.

Обсуждая практическую сторону курса, Спина сказала, что Уливьери считает некоторые основополагающие принципы футбола неизменными. Я наивно предположил, что это некий список ценностей, аккуратный набор пунктов, который можно записать на плакате и повесить на стену раздевалки.

Уливьери позирует для селфи с командой «Адзурри Старс» на тренировке в спортивном центре «Аква Ацетоза» в Риме, 31 августа 2015 года

Но когда я попросил Уливьери назвать эти основополагающие принципы, он лишь хмыкнул и сказал, что этих принципов слишком много, чтобы составлять список, и большинство из них довольно очевидны. А потом привел пример: футболист, владеющий мячом, встречает соперника. Принцип в этом случае простой: «можно либо попробовать обвести соперника, либо отдать пас».

Самая главная задача для современного футбольного тренера, по мнению Уливьери, — помогать футболистам чаще принимать правильные решения в сложных ситуациях. «Игроки подвергаются постоянному ментальному давлению, — говорит он. — Нужно тренировать не только тело, но и разум».

Как этого добиться — загадка, которую пытаются решить все. Но начинается все с желания постоянно ставить перед собой новые задачи. «Во время учебного курса Уливьери всегда говорил нам, что «развитие правильного мышления очень утомительно», — добавляет Спина. — Но только так можно добиться успеха. Не останавливаясь только на том, что ты уже видишь».

Эту идею стоит держать в уме, исследуя уголки Коверчано. Вы наверняка не поймете с первого взгляда, что окна в тренировочном зале сделаны из специального хрусталя, который выдерживает попадание футбольного мяча. Или что пол этого здания стоит на железных штырях, расставленных таким образом, чтобы по эластичности пол напоминал настоящее травяное футбольное поле.

И то, и другое поставили в зале еще при Луиджи Ридольфи, который, прежде чем заложить Технический центр, объездил всю Европу в поисках самых продвинутых материалов и технологий. Если вам кажется, что погоня за идеалом буквально вшита в ткань этого места, то вам не кажется — так оно и есть, причем в буквальном смысле.

***

В Музее итальянского футбола целая стена посвящена сборной Италии, выигравшей чемпионат мира в 1982 году. Там вы можете повосхищаться синими футболками, которые носили чемпионы — Марко Тарделли, Бруно Конти и другие. Среди них вы найдете и более любопытный экспонат: серо-белый полосатый пиджак с галстуком и пару черных костюмных брюк.

Это одежда, в которой выходил на игру тренер той сборной Италии, Энцо Беарзот. И, возможно, это еще и отражение того, как в Италии относятся к футболу. Тренер важен не меньше, чем его игроки, а может быть — даже и чуть больше. В шкафчике с сувенирами, стоящем рядом с футболками сборной, прямо по центру располагаются две фотографии Беарзота, а также пара его старых курительных трубок.

Костюм Энцо Беарзота и майки игроков

Может быть, именно существование Коверчано и «Скуола Алленатори» помогло итальянцам проникнуться таким уважением к «мистеру», как обычно уважительно называют тренера в Италии? Этот вопрос довольно сложен. Уливьери считает, что одержимость итальянцев тактикой и стратегией — это свидетельство о каком-то глубоко укоренившемся элементе национального самосознания.

«Итальянцы естественным образом к этому предрасположены, — говорит он. — Это искусство. Искусство итальянского характера, особенно неаполитанского характера — искусство достигать цели… Это социальная справедливость. Политика. Маленький может победить большого. С помощью тактики это иногда удается. Если большая команда всегда будет побеждать, футбол закончится».

Энцо Беарзот на чемпионате мира 1982 года

Сейчас, когда «Ювентус» готовится выиграть шестой подряд чемпионат Италии, эту фразу трудно воспринимать со всей серьезностью. Но нельзя отрицать, что Италия гордится своими великими тренерами. В «Гадзетта делло спорт» практически ежедневно выходят статьи, посвященные достижениям Конте, Анчелотти, Раньери и других.

Итак, в чем же большой секрет Италии? В этой великолепной школе, основанной человеком, который опередил время, всегда думал на два шага вперед и верил, что дьявол живет в мелочах? Или же «Скуола Алленатори» сама по себе — физическое проявление любви итальянцев к тактике?

Так или иначе, все сводится к старинной дилемме о курице и яйце. Пока мы ищем на нее ответ, Уливьери и его команда в Коверчано делают все, чтобы их выпускники и дальше рулили всеми курятниками.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Bleacher Report

Фото: Юля Давыдова/BigPicture.ru

prosm.club

Экскурсия по Коверчано - КБ - Среда - Блоги

Посетим школу тренеров, в которой учились побеждать Конте, Анчелотти и Аллегри

Паоло Бандини

Итальянские тренеры в этом году могут выиграть три из пяти ведущих европейских чемпионатов. «Челси» Антонио Конте лидирует в Премьер-лиге, «Ювентус» Массимилиано Аллегри восседает на вершине Серии А, а Карло Анчелотти уже выиграл Бундеслигу с мюнхенской «Баварией». И это всего через год после того, как Клаудио Раньери сделал «Лестер» чемпионом Англии — впервые в истории команды.

И горе тем, кто думает, что список на этом заканчивается. «Нет, этими ребятами все не ограничивается, — протестует Ренцо Уливьери. — Есть еще, например, бывший ассистент Конте Массимо Каррера, который идет на первом месте в русской лиге со «Спартаком». Есть и другие, они где только не работают. Мы везде на вершине».

На момент, когда я пишу эти строки, в пяти самых престижных европейских лигах работает 19 итальянских тренеров. Сравните это с 15 испанцами, 11 немцами и всего 7 англичанами.

Уливьери имеет полное право гордиться этим. Больше десяти лет он возглавляет Итальянскую ассоциацию футбольных тренеров. А сейчас он совмещает эту роль с еще более влиятельной. В 2010 году его назначили директором «Скуола Алленатори» («Школы тренеров») в Техническом центре Итальянской футбольной федерации в Коверчано.

Антонио Конте и Ренцо Уливьери на церемонии Gran Gala del calcio в январе 2014 года

Любой, кто хочет стать главным тренером в Италии, должен отучиться здесь. Это единственное место в стране, где можно получить лицензию УЕФА категории «А», необходимую любому, кто хочет тренировать на профессиональном уровне, и лицензию Pro, обязательную для главных тренеров команд в двух высших дивизионах.

Впрочем, «Скуола Алленатори» намного старше обеих этих лицензий. Тренеры учатся здесь своему ремеслу уже более полувека. Это место объединяет всех итальянских тактиков, которые лидируют по всей Европе, и их не менее славных предшественников. Конте, Каррера, Раньери и Анчелотти учились здесь, как и Арриго Сакки или Джованни Трапаттони.

Что же получается — именно образование в «Скуола Алленатори» подготовило их к такому успеху? И, если да — какие уроки могут из этой модели извлечь другие страны?

Иными словами: в чем заключается большой итальянский секрет?

***

Расположенные в зеленой долине меж холмов к востоку от Флоренции, здания Технического центра Коверчано очень напоминают виллы времен Медичи, которых немало в близлежащих пригородах — такие же бледно-желтые стены с покатыми красными крышами. Вид скорее элегантный, а не экстравагантный, но все равно поразительно красивый.

В Коверчано располагается не только «Скуола Алленатори», но и множество комплексов для тренировок как под открытым небом, так и под крышей, а также Музей итальянского футбола. Здесь проводят сборы и первая, и молодежная сборная Италии, а также базируются многочисленные тренерские и судейские организации страны.

Коверчано появилось во многом благодаря усилиям одного человека. Луиджи Ридольфи не только задумал построить это место, но и принял живейшее участие в его создании, чтобы гарантировать, что оно станет именно таким, каким он хотел.

Ридольфи родился в одной из старейших и богатейших семей Флоренции и унаследовал титул маркиза, но не собирался просто сидеть и наслаждаться легкой жизнью. В Первую мировую войну он служил в армии и даже заработал две медали за доблесть, а затем, выйдя в отставку, вернулся в родные земли и стал патроном спортивных команд и музыкальных фестивалей.

В 1926 году он основал команду «Фиорентина», до сих пор выступающую в Серии А. Примерно в то же время он стал президентом Итальянской федерации легкой атлетики. Этот пост он занимал более десяти лет, после чего перешел на аналогичную работу в Итальянской федерации футбола. В середине пятидесятых его снова избрали президентом первой федерации, но он остался и на вице-президентском посту во второй.

Широкий кругозор Ридольфи заставил его задуматься — не может ли футбол научиться чему-либо у других видов спорта? «В те времена футбол был самым бедным видом спорта, — вспоминает доктор Фино Фини, куратор Футбольного музея Коверчано. — Он был самым культурно непродвинутым. В легкую атлетику люди приходили после окончания старших классов [в те времена в Италии обязательное образование заканчивалось в 14 лет]. Старших классов или даже университета. В баскетболе было то же самое. А вот в футболе — нет».

Чтобы смягчить этот разрыв, Ридольфи предложил создать национальную тренировочную базу специально для футболистов и футбольных тренеров — такого в ту пору не было нигде в мире. И, что важнее всего, он хотел, чтобы студенты там общались с представителями других видов спорта. Но для этого ему нужно было сделать Технический центр местом, которое будет интересно посещать другим спортсменам.

Первое здание, которое вы увидите, пройдя через ворота Коверчано, — плавательный бассейн, и это не случайно. Сразу за ним — два теннисных корта. Повернув отсюда налево, вы наконец-то доберетесь до самого ближайшего ко входу футбольного поля, но даже оно окружено 400-метровой беговой дорожкой.

Намерения Ридольфи были совершенно ясны. Технический центр должен был стать узловой точкой для футбола, а не для беговых клубов или ватерпольных команд. «Но он хотел, чтобы его часто посещали не только футболисты, но и другие спортсмены, — говорит Фини, — чтобы футболисты могли в ресторане или в коридорах тренировочной базы общаться с более культурно продвинутыми людьми. Благодаря этому мир футбола сможет лучше познакомиться с другими видами спорта и другими спортсменами — и со временем его культура тоже улучшится».

Очень немногие знают, насколько успешным оказался этот процесс, лучше, чем Фини. Он стал работать врачом молодежной сборной Италии в 1958 году, в год открытия Коверчано, а с 1962 года перешел в первую сборную, с которой проработал двадцать лет. Позже он стал директором Технического центра и в конце концов перешел на работу в музее.

Фини говорит, что благодаря общению с другими спортсменами итальянские тренеры стали понимать, на что способны тела их игроков, а на что — не способны. В конце шестидесятых профессор Никола Комуччи стал вести в Коверчано первый курс по физической подготовке футболистов к выступлению на высшем уровне.

Музей итальянского футбола

«Когда в Коверчано приходили, допустим, легкоатлеты, Комуччи следил, как они двигаются, какая у них походка и манера бега, — продолжает Фини. — Он отмечал, как хорошо бежит спортсмен, как он держит голову поднятой и смотрит вперед. У футболистов бывает небольшой уклон тела влево или вправо. Нужно исправить этот недостаток — может быть, с помощью специальной конструкции бутс. А потом из другого спорта вы узнаете, что можно упасть так, чтобы сильно не расшибиться. После единоборства можно упасть, но при этом сделать кувырок или повернуться. Вы все равно упадете, но хотя бы упадете правильно».

Сейчас эти идеи знакомы всем. Но вот для футбола пятидесятых и шестидесятых это была новая, совершенно неизведанная территория; «Скуола Алленатори» опередила свое время.

Вот что важно знать о Коверчано. С самого начала главным идеалом школы стали инновации и открытость новым идеям. Самим своим существованием школа обязана Ридольфи, который решил сделать что-то по-другому. Может быть, успех Коверчано именно в том, что ее директора готовы следовать примеру Ридольфи?

***

У Ренцо Уливьери очень простая стратегия, гарантирующая, что студенты «Скуола Алленатори» не будут заимствовать чужие идеи. Он вообще не дает им никаких источников, на которые можно ссылаться.

«Тренеры, приходящие учиться на наши курсы, не получают никаких учебников, — с улыбкой и хитрым блеском в глазах говорит он. — Зачем? Если я возьмусь писать учебник, я потрачу на это два года. То есть к моменту, когда я дам вам этот учебник, он уже на два года устареет.

Самого Уливьери «устаревшим» точно не назовешь. В феврале ему исполнилось 76 лет, но он по-прежнему бодр и энергичен. Еще до того, как мы пожали друг другу руки, этот тренер, за карьеру поработавший более чем с 15 командами, уже начал рассказывать мне, откуда берутся успешные тренеры. А когда мы сели за стол и начали интервью, он говорил практически без пауз, не давая себе времени даже на то, чтобы снять пальто.

«Когда люди только приходят сюда, в первые две-три недели они вообще ничего не понимают, — продолжает он. — В какой-то степени так происходит, потому что я этого хочу.

Для начала нужно вспомнить некоторые основополагающие принципы футбола; они очень стары и никогда не изменятся. Но вот потом придется начинать с нуля, потому что, опять-таки, если я буду учить футболу так же, как меня учили мои тренеры, это будут уроки, устаревшие на пятьдесят лет. Я же должен учить этих ребят футболу, каким он будет через десять лет. Я должен предсказывать будущее.

Если точнее, Уливьери считает, что должен работать над пониманием футбола вместе с учениками. Некоторые уроки проходят в «Аула Манья», современном лектории с интерактивным дисплеем, другие — на близлежащих футбольных полях, но в любом случае они проходят в форме диалога.

«Я постоянно учусь у своих учеников, — говорит Уливьери. — Когда я даю урок, я не просто что-то объясняю, и все. Или даю в конце урока задать пару вопросов, и все. Нет, они тоже со мной говорят».

А еще они пишут. Одно из последних препятствий, которое должен преодолеть студент Коверчано, чтобы получить лицензию Pro, — написание диссертации на тему по собственному выбору. Это требование уникально для Италии. В других европейских странах лицензию Pro можно получить без всяких диссертаций.

Это не жестокая пытка, выдуманная Уливьери, а давняя традиция, появившаяся задолго до лицензирования УЕФА. До 1998 года лицензированием тренеров занимались футбольные федерации отдельных стран. Еще за двадцать с лишним лет до этого любой тренер, который хотел работать на высшем уровне в Италии, должен был пройти трудный курс обучения в Коверчано, который называли «Суперкорсо».

Студенты должны были прослушать около 900 часов лекций и семинаров — почти вчетверо больше, чем сейчас для получения лицензии Pro. Впихнуть эти 900 часов в 12-месячный курс оказалось настолько трудно, что руководители курса в конце концов решили растянуть «Суперкорсо» на два года.

Требования к письменным диссертациям вводились поэтапно — это можно узнать, посетив небольшую библиотеку Коверчано. На здешних полках, между книгами, которые Уливьери никогда не дает читать студентам, можно найти и копии работ, представленных тренерами для получения квалификации.

Раньери празднует победу «Лестера» в Премьер-лиге

Мы видим, что, например, диссертация Клаудио Раньери, представленная в 1990 году, вообще была не диссертацией, а подробнейшим дневником, в котором он описывал всю свою работу на предсезонных сборах «Кальяри». С другой стороны, 16 лет спустя Антонио Конте приготовил 38-страничное рассуждение на тему «Соображения о схеме 4-3-1-2 и дидактическом использовании видеозаписей».

Перечитывая работу Конте, мы сразу видим, насколько полезно написание диссертации для молодого тренера. Конте расписывает достоинства и недостатки схемы 4-1-3-2 во всех подробностях, рассказывая, как она работает при владении мячом, как — без мяча и как — во множестве других обстоятельств.

На одной странице он описывает три различных стиля прессинга, которые можно использовать в данной ситуации, а также пять факторов, которые помогают решить, какой из стилей лучше всего применять — в том числе место команды в чемпионате, состояние поля и «психофизическое состояние футболистов». Как и большинство других мыслей, выраженных в документе, все эти слова сопровождаются диаграммой.

Дневник Раньери (справа) и проект Конте (в центре)

Уливьери считает, что работа над диссертацией ценна тем, что во время ее написания тренер разрабатывает свое мышление. Но футбол — это игра, которая постоянно развивается, так что он требует от студентов и более очевидной работы — ходить на стадионы и смотреть матчи вживую. Он советует им не ограничиваться матчами внутренних первенств — зарубежные игры тоже полезны.

«Vado, vedo e faccio vedere», — говорит он. Это переводится с итальянского как «Иду, смотрю, потом показываю людям», но по ритмике очень напоминает знаменитое «Veni, vidi, vici» Юлия Цезаря. Как и их предки-римляне, итальянские футбольные тренеры пришли, увидели и победили. Только не просите их предводителя писать книгу о том, как они это сделали.

***

Футбольные тренеры, как и все мы, склонны восторгаться яркими личностями. Недавние выпускники Коверчано, с которыми я пообщался, не сомневаются, почему их обучение завершилось успешно. «Уливьери потрясающий учитель, — говорит бывший нападающий «Милана» Филиппо Индзаги, ныне — тренер «Венеции». — Его курс помог мне отточить мои идеи».

Андреа Брессанутти

Впрочем, не умаляя заслуг Уливьери, стоит сказать, что корни успеха — где-то глубже. Уливьери возглавляет «Скуола Алленатори» всего шесть с половиной лет, так что к успехам Анчелотти и даже Конте он вряд ли причастен.

Копните чуть глубже, и найдете ощущение, что Уливьери с коллегами продолжают уже существующую традицию. Традицию, которая ставит превыше всего сотрудничество, открытость и постоянное желание развиваться, и вместе с тем отсутствие боязни вникать даже в самые мелкие детали того, как проходит футбольный матч.

Этим духом наслаждается Элизабет Спина. Первая итальянская женщина-тренер, получившая максимальную оценку в 110 баллов за экзамены на категорию «А», кое-что знает об идеале.

«Особенность Коверчано состоит в том, что я не могу вспомнить ни единого человека, о котором могла бы сказать: «Он немного не соответствует окружению, — говорит Спина. — Каждый учитель стремится довести дело до конца и добиться наилучшего результата — в футболе такое встречается не всегда».

«Иногда, когда работаешь с большим коллективом на определенном уровне, тебя что-то беспокоит. Что-то не вписывается в общую структуру. Так что наилучших результатов с этой группой добиться не удается — из-за одной мелочи. Здесь такого не было. Все объединены одним желанием — ставить перед собой все новые задачи и внимательно относиться даже к самым незначительным деталям».

Ее последняя фраза очень важна.

Мы относимся к футбольному тренерству как романтики, представляя игры как грандиозные дуэли эмоциональной риторики и тактического мастерства, но на самом деле успех или неудача в элитном спорте сейчас чаще всего определяется самыми мельчайшими преимуществами: способностью отреагировать на долю секунды быстрее соперника или хорошо обработать мяч в ключевом моменте.

Обсуждая практическую сторону курса, Спина сказала, что Уливьери считает некоторые основополагающие принципы футбола неизменными. Я наивно предположил, что это некий список ценностей, аккуратный набор пунктов, который можно записать на плакате и повесить на стену раздевалки.

Уливьери позирует для селфи с командой «Адзурри Старс» на тренировке в спортивном центре «Аква Ацетоза» в Риме, 31 августа 2015 года

Но когда я попросил Уливьери назвать эти основополагающие принципы, он лишь хмыкнул и сказал, что этих принципов слишком много, чтобы составлять список, и большинство из них довольно очевидны. А потом привел пример: футболист, владеющий мячом, встречает соперника. Принцип в этом случае простой: «можно либо попробовать обвести соперника, либо отдать пас».

Самая главная задача для современного футбольного тренера, по мнению Уливьери, — помогать футболистам чаще принимать правильные решения в сложных ситуациях. «Игроки подвергаются постоянному ментальному давлению, — говорит он. — Нужно тренировать не только тело, но и разум».

Как этого добиться — загадка, которую пытаются решить все. Но начинается все с желания постоянно ставить перед собой новые задачи. «Во время учебного курса Уливьери всегда говорил нам, что «развитие правильного мышления очень утомительно», — добавляет Спина. — Но только так можно добиться успеха. Не останавливаясь только на том, что ты уже видишь».

Эту идею стоит держать в уме, исследуя уголки Коверчано. Вы наверняка не поймете с первого взгляда, что окна в тренировочном зале сделаны из специального хрусталя, который выдерживает попадание футбольного мяча. Или что пол этого здания стоит на железных штырях, расставленных таким образом, чтобы по эластичности пол напоминал настоящее травяное футбольное поле.

И то, и другое поставили в зале еще при Луиджи Ридольфи, который, прежде чем заложить Технический центр, объездил всю Европу в поисках самых продвинутых материалов и технологий. Если вам кажется, что погоня за идеалом буквально вшита в ткань этого места, то вам не кажется — так оно и есть, причем в буквальном смысле.

***

В Музее итальянского футбола целая стена посвящена сборной Италии, выигравшей чемпионат мира в 1982 году. Там вы можете повосхищаться синими футболками, которые носили чемпионы — Марко Тарделли, Бруно Конти и другие. Среди них вы найдете и более любопытный экспонат: серо-белый полосатый пиджак с галстуком и пару черных костюмных брюк.

Это одежда, в которой выходил на игру тренер той сборной Италии, Энцо Беарзот. И, возможно, это еще и отражение того, как в Италии относятся к футболу. Тренер важен не меньше, чем его игроки, а может быть — даже и чуть больше. В шкафчике с сувенирами, стоящем рядом с футболками сборной, прямо по центру располагаются две фотографии Беарзота, а также пара его старых курительных трубок.

Костюм Энцо Беарзота и майки игроков

Может быть, именно существование Коверчано и «Скуола Алленатори» помогло итальянцам проникнуться таким уважением к «мистеру», как обычно уважительно называют тренера в Италии? Этот вопрос довольно сложен. Уливьери считает, что одержимость итальянцев тактикой и стратегией — это свидетельство о каком-то глубоко укоренившемся элементе национального самосознания.

«Итальянцы естественным образом к этому предрасположены, — говорит он. — Это искусство. Искусство итальянского характера, особенно неаполитанского характера — искусство достигать цели… Это социальная справедливость. Политика. Маленький может победить большого. С помощью тактики это иногда удается. Если большая команда всегда будет побеждать, футбол закончится».

Энцо Беарзот на чемпионате мира 1982 года

Сейчас, когда «Ювентус» готовится выиграть шестой подряд чемпионат Италии, эту фразу трудно воспринимать со всей серьезностью. Но нельзя отрицать, что Италия гордится своими великими тренерами. В «Гадзетта делло спорт» практически ежедневно выходят статьи, посвященные достижениям Конте, Анчелотти, Раньери и других.

Итак, в чем же большой секрет Италии? В этой великолепной школе, основанной человеком, который опередил время, всегда думал на два шага вперед и верил, что дьявол живет в мелочах? Или же «Скуола Алленатори» сама по себе — физическое проявление любви итальянцев к тактике?

Так или иначе, все сводится к старинной дилемме о курице и яйце. Пока мы ищем на нее ответ, Уливьери и его команда в Коверчано делают все, чтобы их выпускники и дальше рулили всеми курятниками.

Источник: Bleacher Report

Фото: Юля Давыдова/BigPicture.ru

ПроСпартак

www.sports.ru

Лекция Жозе Моуринью в Коверчано - Футболомания - Блоги

Уважаемые господа! Позвольте засвидетельствовать свое почтение всем присутствующим. Люди, собравшиеся здесь, в Центре Коверчано, хотят обменяться опытом, узнав что-то новое от коллег и поделившись своими секретами. Я не сторонник подобного подхода, но не мог не рассказать о своих мыслях по поводу теории футбола. Не думаю, что истина рождается в споре. Если вы правы, это еще не значит, что вы победите в споре. Потому что чаще всего спор — это столкновение не идей, а личностей. В результате в спорах рождается не истина, а мнение сильного. Поэтому я предпочитаю излагать свое мнение, а уж вам вольно делать с ним все, что заблагорассудится.

Итак, мой доклад носит название «Моуринью и его «Интер». Вы, конечно, жаждете узнать секреты моих методов тренировочного и подготовительного процессов. Сразу разочарую — ничего сверх того, что в течение всего времени моей работы в Милане появлялось в итальянских газетах и журналах, вы не узнаете. Мой труд каждодневно препарируется под микроскопом. Любые действия на тренировках или в игре подвергаются скрупулезному анализу. Италия действительно помешана на футболе и в еще большей степени — на его научном базисе. Я очень многое почерпнул здесь за эти два года. И, пожалуй, попробую изложить свое видение игры, пройдя от частного к общему.

Для начала повторю всем давно известные принципы, из которых я исхожу в своей работе. В «Интере», как вы знаете, собраны игроки очень высокого уровня. Для таких футболистов не существует авторитетов, потому что в их карьере бывали тренеры разных уровней. Даже если вы облечены властью, это не гарантирует вам беспрекословного подчинения. Я обязан доказывать своим подопечным, что прав. Поэтому в тактической работе я выстраиваю на практике ситуации, которые направляют игроков в нужную сторону. Мы вместе обсуждаем происходящее и приходим к определенным выводам. Но для того, чтобы тренировочный процесс приносил плоды, жизненно необходимо наличие собственного мнения у моих игроков. Я могу прервать тренировку и спросить футболистов, что они чувствовали в той или иной ситуации. Например, они могут сказать мне, будто думали, что правый защитник был слишком далеко от центрального защитника. Хорошо, давайте поставим их ближе друг к другу и посмотрим, что из этого получится. Мы попробуем сыграть так два-три раза, а потом я снова поинтересуюсь их мнением. И так будет продолжаться до тех пор, пока мы все не придем к общим выводам.

При этом мой подход к команде зиждется на постулате о том, что постоянной задачей любого тренера является развитие у игроков способностей принимать эффективные решения, чтобы забить гол самим и не дать забить сопернику. Решение этой задачи требует нетривиальных человеческих способностей. Во время игры решения принимает отнюдь не тренер. Потому что он не бьет по мячу, не идет в обводку и не выбирает позицию на поле. Решения принимают игроки. Игроки, которым помогает их собственный талант. Талант, который они развивают посредством игры. То есть их учителем была, есть и будет ИГРА.

Научно доказано, что разница между мастерами и новичками состоит в лучшей способности первых перерабатывать информацию и выбирать наиболее оптимальное решение во время игры. Чем больше количество игровых ситуаций, через которые проходит игрок, тем больше у него возможностей принимать решения в контексте игры. Игроки нуждаются в постоянном процессе поиска и принятия верных решений: «Что сделать? Как сделать? Почему так, а не иначе? Когда сделать?» А значит, тренер должен разработать такие методы тренировок, которые научат игроков действовать в условиях дефицита времени. То есть делать на тренировках то, что необходимо потом делать в игре.

Чтобы забивать и эффективно обороняться, нужно быть умнее, уметь создавать голевые возможности, адаптироваться к сопернику и сохранять контроль за игрой. Футболист обязан уметь находить связи между возможностями и решениями, между возникшей игровой ситуацией и предыдущим опытом, уметь следовать игровому плану, адаптироваться к новым ситуациям и совершать некоторые действия по-новому, используя нестандартные решения.

Игра — это комплексная система

(Тренер — Решения игроков — Прошлые результаты/Будущие планы —Партнеры по команде — Оппоненты — Моменты игры — Тренер). Она постоянно меняется, и в ней множество аспектов.

Поэтому игроки должны быть способны:

- определять проблемы и решать их;

- определять возможности и пользо¬ваться ими;

- быть креативными в условиях дефицита времени; 

- использовать опыт прошлых игр, чтобы планировать победы в будущих матчах.

 

Поскольку игроки становятся сутью процесса, то самым важным элементом становится тактика. Это приводит к вовлеченности игроков в процесс, а подготовка тренировочного процесса фокусируется на модели¬ровании игровых ситуаций и вопросов, с ними связанных.

Меня часто упрекают в том, что я будто бы уделяю особое внимание тактике в ущерб функциональному состоянию команды. Но я понятия не имею, где заканчивается физический аспект и начинается тактический. Футбол вмещает в себя все эти подходы. Я не могу их разделить, но должен сказать, что футбол не сводится к одной лишь физической подготовке, он гораздо сложнее. Во всей системе подготовки физический аспект является наименее важным. Без организации и таланта в осваивании различных тактических игровых моделей ваши слабости быстро станут очень заметны, независимо от того, насколько вы готовы физически. Вы когда-нибудь видели пианиста, который бегает вокруг своего инструмента перед тем, как сесть и сыграть шедевр? Я не посылаю игроков наматывать круги вокруг поля. Самая важная вещь в футболе — свой стиль игры. По этой причине я фокусируюсь на тактике с первого же дня работы с командой. Мои тренировки не являются долгими, но они динамичны. Мы очень эффективно тратим время. Мне нравится, когда моя команда учится дорожить мячом, и когда она знает, что с ним делать, отобрав его у противника. Мы не тренируемся, чтобы бегать. Мы тренируемся, чтобы играть.

Выработанная десятилетиями практика тактических занятий, при которых на доске расставляются фишки, а игрокам в приказном порядке раздаются игровые задания, не работает. Гораздо лучшим «макетом» для отработки тактических упражнений является тренировочное поле. Тактическая работа должна заключаться в придумывании таких упражнений, которые стимулируют все аспекты, связанные с процессом игры (собственно тактический, физический, психологический, технический). Это позволяет достигать высокой тактической организации всей команды. Я создаю такой уровень командной игры, когда все игроки думают в схожей манере и реагируют на игровую ситуацию идентично, находятся «на одной волне». Философия «как сделать» заключается не в работе над физическими кондициями команды, а в поиске ответов на другие вопросы: «когда прессинговать», «когда обороняться и когда атаковать», «как осуществлять быстрый переход из обороны в атаку и обратно». Качественные параметры тренировочного процесса важнее количественных. Поэтому не «ргасtiсе makes perfect», а «perfect practice makes perfect». Только совершенный тренировочный процесс позволяет добиваться совершенного уровня организации игры.

И вот тут мы подходим, пожалуй, к первооснове моих изысканий в области теории футбола. Я часто сталкиваюсь с тем, что мои коллеги по цеху рассуждают о преимуществах тех или иных схем сточки зрения науки и верят, что именно этот уровень является вершиной футбольной науки. То есть рассуждения о том, что при тех или иных схемах контролируется разная площадь пространства в прямоугольнике размерами 105 на 65 метров, считаются верхом научной мысли. Но это далеко не так.

Согласно теориям, рожденным в Центре Коверчано, игра состоит из трех основных фаз: либо мячом владеет ваша команда, либо мяч у соперника, либо мячом не владеет ни одна из команд. Вся футбольная эволюция построена на этом фундаменте. Отсюда же проистекают и многие постулаты. Мы все их прекрасно знаем. Чем выше процент владения мячом, тем больше шансов не проиграть. Пока мяч у нас, нам не забьют. И другие подобные «аксиомы». Есть игровые модули, которые строятся на владении мячом. В противовес им появляются схемы, в которых упор делается на умении играть без мяча. Новейшие изыскания привели к появлению тактических концепций, в которых на первый план вышло не владение мячом, а умение создавать ситуации, при которых соперник будет держать мяч в тех зонах, где необходимо нашей команде. Однако во всех этих исследованиях меня удивляет тот факт, что никто из теоретиков не предлагает никакого математического обоснования для своих находок.

Начнем с того, что средние цифры по распределению времени всех трех игровых фаз в течение среднестатистического матча Серии А красноречиво свидетельствуют: 45 процентов игрового времени мяч находится у одной из команд, а в остальные 55 процентов — в переходной фазе. Вы можете бороться из всех сил за владение мячом или территорией, но КПД вашего труда будет формироваться в рамках малой доли игрового времени. Ваши игроки будут чаще двигаться без мяча, нежели с ним. Поэтому основным фактором при движении без мяча в футболе является тайминг. Тайминг игроков, осуществляющих поддержку игрока, который владеет мячом (независимо от направления движения), а также тайминг самого игрока, владеющего мячом. Одно невозможно без другого. А значит, ваша цель при работе с командной тактикой сводится к решению двух основных задач — научить игроков поддержки, КОГДА двигаться, а потом КУДА двигаться; а игроков, владеющих мячом, научить тому, КОГДА отдать пас, а потом КУДА его отдать. Игрок должен знать, чего он хочет добиться, двигаясь без мяча: получить пас, отвлечь защиту противника или сделать забегание. Чтобы добиться этого, он может следовать простому принципу: первый рывок для оппонентов, второй — для себя. Чтобы сделать это, он постоянно оценивает свою позицию, начиная со стартовой точки в центре огромной «Х». В таком случае все забеги будут под углом к предыдущим. Это должно сочетаться со старым правилом: если рывок под углом, то пас прямой, а если рывок по прямой, то пас под углом. То есть у нас всегда есть сценарий, при котором нападающие знают, что в соответствии с правилом «Х» они должны попытаться исполнить два рывка за атаку. Пасующие же игроки в курсе , что первый рывок делается для отвлечения внимания защитников противника, и, быстрого оценив, под углом ли начинается второй рывок или по прямой, они могут выбрать правильный вариант паса.

Трезво оценив тайминг во всех компонентах игры, я пришел к выводу, что результат делается не в фазе владения или невладения мячом, а в той самой третьей фазе, когда мяч не принадлежит ни одной из команд. Чем быстрее моя команда двигается в этой фазе игры, тем выше шансы, что итоговые показатели владения мячом будут в нашу пользу. Инструменты для достижения подобных целей известны давно — высокий активный прессинг при потере мяча максимально возможным количеством игроков. Хорошая защита — это защита в течение минимально возможного количества времени. Я стараюсь сохранять мяч у своих наиболее креативных игроков как можно дольше. Но когда у меня возникает необходимость обороняться, то у каждого игрока есть своя роль. Те, кто говорит, что креативные игроки должны быть освобождены от оборонительных обязанностей, ничего не понимают в футболе. Все игроки должны знать, что делать с мячом и что делать без мяча. Это не требует максимальных энергозатрат от каждого футболиста. Мои подопечные начинают восстанавливаться во время самой игры. Если игроки имеют полный контроль над мячом, они психологически восстанавливаются. И заканчивают матч ментально свежими. Мои игроки готовы играть всегда, сколько бы матчей в сезоне не отводил им календарь. 

Я тоже готов. Готов к новым вызовам и открытиям. Готов к новым победам. Ведь я не выиграл еще очень многого в этой жизни. И мне есть что доказывать моим игрокам, самому себе и всему миру. Спасибо за ваше внимание к моему докладу. Надеюсь, вы получили ответы на имевшиеся у вас вопросы.

Важно! Материал взят отсюда.

www.sports.ru

Выборы в Коверчано. Кого оставит дома Чезаре Пранделли? - Моя Италия - Блоги

1

История повторяется. Для меня этот чемпионат мира будет уже восьмым, и каждый раз чем ближе начало турнира, тем интенсивнее критикуют тренера сборной Италии. Как еще 32 года назад заметил журналист Джанни Де Феличе, что бы c.t. ни сделал, какое бы решение ни принял – все плохо и неправильно. А нынешнему тренеру Скуадры Адзурры припомнить можно многое и многих – Франческо Тотти, Луку Тони, Альберто Джилардино, Доменико Кришито, Алессандро Флоренции, Алессандро Диаманти. Но даже если бы он вдруг все переиграл, то это вряд ли бы спасло его. Тотти и Тони тотчас бы оказались старыми, медленными и не способными переносить влажный бразильский климат. Про Джилу бы сказали, что он получил место в команде по старой памяти, а Алино и вовсе не вписывается в новую расстановку сборной. Однако Пранделли не унывает: «Это отражает ситуацию в стране, где все настроены против всех».

Уже давно недоброжелатели, чтобы задеть, называют его «проклятым гоббом», но после отказа применить Этический кодекс по отношению к Джорджо Кьеллини похоже, что в глазах людей с черно-белым мышлением Пранделли навсегда останется «бьянконеро». Еще бы. Ведь этот случай так перекликается с произошедшим два года назад, когда во время calcioscommesse из сборной был изгнан Доменико Кришито, но помилован Леонардо Бонуччи. Разве мог поступить иначе партнер Дзоффа, Тарделли и Платини по «Ювентусу»? Все с ним ясно – своих выгораживает. И как-то сразу забывается, что еще три месяца назад негодовали сами «ювентини», когда не вполне здоровый Кьеллини получил вызов на никому не нужный товарищеский матч с испанцами. 

1

Тем временем в Коверчано продолжаются тренировки и тесты по определению физической готовности. От включенных в предварительный список тридцати человек – Антонио Миранте, четвертый вратарь, взят лишь для подстраховки – за оставшееся время нужно будет отделить тех семерых, кто отправится домой. В субботу в Лондоне итальянцы играют товарищеский матч с ирландцами, и только после него будет оглашена окончательная заявка на чемпионат мира. Поступающей из Флоренции информации о возможном выборе Пранделли, как, впрочем, и слухов, предостаточно.

Оборона: в поисках третьего лишнего

Леонардо Бонуччи, Джорджо Кьеллини, Андреа Бардзальи и Маттиа Де Шильо могут не волноваться. У Габриэля Палетты были выявлены некоторые проблемы с физикой, что дает небольшую надежду Андреа Раноккье. Согласно последним данным, Мануэль Паскуаль почти не имеет шансов остаться, а кому-то одному из тройки Абате – Маджо – Дармиан придется уйти. Несмотря на то, что у защитника «Торино» нет опыта международных матчей, по моему мнению, именно он – фаворит в этом соревновании, потому что:

1. В отличие от конкурентов, Дармиан может играть на обоих флангах. Именно это качество будет особенно ценно, поскольку Пранделли постоянно твердит, что каждый футболист должен быть готов в любой момент выйти с первых минут;

2. Футболист «Торино» находится в отличной форме, в то время как Абате нечасто появлялся на поле, не имея постоянного места в стартовом составе «Милана», а Маджо только недавно оправился от серьезной травмы;

3. На чемпионате мира против некоторых соперников не исключена возможность применения расстановки 3-5-2. Поэтому для спокойствия нужен хотя бы один эстерно оборонительного плана, умеющий действовать на левом фланге. Ставить туда Кандреву и тем более Черчи – слишком большой риск. Дармиан же без проблем может перестроиться на игру в три защитника, ведь он прошел выучку у Джампьеро Вентуры – главного знатока тактики в серии А. 

Кроме того, справа в обороне будут пробовать номинального полузащитника Ромуло. В случае его удачной игры шансы тех, кто привык действовать на том же фланге, то есть Абате и Маджо, понизятся. Выбор же кого-то из них будет сделан в самый последний момент.

Фавориты среди защитников: Бонуччи, Бардзальи, Кьеллини, Палетта, Де Шильо, Маджо, Дармиан. 

Полузащита: нельзя не взять Верратти

Традиционно в средней линии есть группа неприкосновенных: Андреа Пирло, Клаудио Маркизио, Тиаго Мотта, Риккардо Монтоливо и Даниэле Де Росси. Наверняка в заявке будет и Антонио Кандрева, а недавние слова Пранделли об их конкуренции с Лоренцо Инсинье – не более чем попытка ободрить маленького неаполитанца. В ближайшем матче с ирландцами пройти проверку предстоит Ромуло. Подобный метод полностью в духе Пранделли: бросить ориундо в воду и понаблюдать – выплывет или нет. Так было с Амаури, Ледесмой, Тиаго Моттой, Освальдо и Палеттой.

За последнюю вакансию идет ожесточенная борьба между Марко Пароло, Альберто Аквилани и Марко Верратти. По мнению журналиста La Gazzetta dello Sport Мирко Грациано, больше всего шансов у полузащитника «Пармы», чуть меньше – у Аквилани, а Верратти – явный аутсайдер. Подобный расклад почти две недели назад прогнозировал один из самых авторитетных итальянских экспертов – Карло Нести. Однако вчера прошла информация, согласно которой Верратти показал отличные результаты на последних тестах, и его отставание от конкурентов сокращается. Пранделли должен взять в Бразилию именно Верратти, поскольку:

1. В понедельник, 26 мая, Чезаре Пранделли официально продлил контракт до 2016 года. После ЧМ-2014 роль Верратти в сборной возрастет. Не стоит обижать молодое дарование, регулярно играющее в плей-офф Лиги чемпионов, что по нынешним временам является большой редкостью для Италии;

2. На первый взгляд кажется, что Верратти совершенно некуда ставить, ведь перед обороной будет играть Пирло, которого могут заменить Тиаго Мотта, Де Росси и Маркизио. Однако ничто не мешает выпустить Верратти на позиции медзала, как это в текущем сезоне иногда делал Лоран Блан в «ПСЖ», а еще раньше – Зденек Земан в «Пескаре». Пусть этот вариант – не основной, но он вполне реален, особенно против соперников, не использующих активный прессинг.  

Фавориты в полузащите: Пирло, Де Росси, Кандрева, Тиаго Мотта, Маркизио, Монтоливо, Ромуло, Верратти.

1

Нападение: страсти по Джузеппе Росси

Не стоит исключать вариант, при котором в заявке окажется шестеро форвардов. В этом случае Верратти и Пароло станут лишними, но, скорее всего, будет пятеро нападающих. На прошлой неделе в Италии наибольшие споры вызывал вопрос: Росси или Кассано? Однако блестящая форма ФантАнтонио расставила акценты по-другому. Умение Антонио отдать последний пас, способность адаптироваться к любому партнеру, опыт игры в роли «ложной девятки» у Донадони, делают его практически незаменимым. Пранделли не забыл, кто склеил развалившееся нападение Скуадры Адзурры осенью 2010 года, когда он только возглавил команду.  

Пока сборную тренирует Чезаре Пранделли, в ней всегда найдется место Марио Балотелли. Универсализм Алессио Черчи может быть востребован сразу в нескольких игровых модулях, а Чиро Иммобиле не зря заслужил сравнение с Тото Скиллачи, ставшим лучшим бомбардиром Национале на ЧМ-90. Остается только одна свободная вакансия, на которую претендуют Росси, Дестро и Инсинье. Отдаю свой голос Пепито, ведь:

1. По мнению врача Энрико Кастеллаччи, нападающий «фиалок» находится в оптимальных физических кондициях. Все слухи о том, что он не успеет восстановиться, не подтвердились, и он даже успел забить гол в серии А;

2. Возвращение Росси после тяжелой травмы произвело сильное впечатление на Пранделли и, по его словам, напомнило ему героическую эпопею Франческо Тотти в 2006-м; 

3. В команде уже есть два prima punta – Балотелли и Иммобиле. Следовательно, третий не особенно нужен, поэтому шансы Дестро минимальны. Кассано и Черчи закрывают позицию seconda punta. Росси же – универсальный нападающий, одинаково эффективно умеющий действовать на острие и в подыгрыше;

4. Мануэль Паскуаль и Альберто Аквилани на 90% вне заявки. Пранделли слишком привязан к Флоренции, чтобы оставить ее без представителя в Скуадре Адзурре.

Да и вообще кем надо быть, чтобы не взять на чемпионат мира нападающего по фамилии Росси?!

Фавориты среди форвардов: Балотелли, Черчи, Иммобиле, Кассано, Росси.

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!

Последние материалы блога:

«Я не хочу видеть на стадионе ни одного красно-черного флага». Автобиография Карло Анчелотти. Глава 8

Конкурс прогнозов чемпионата Италии сезона 2013/14. Подведение итогов

Черно-белая сотня. Итоги итальянского сезона

1

www.sports.ru

Коверчано — конвейер чемпионов — Клуб проСпартак

И еще одна статья о Коверчано. Ее можно хоть целиком растаскивать на цитаты о «футболе будущего».

Коверчано — конвейер чемпионов

В июне каждого года новая партия будущих итальянских тренеров съезжается в Коверчано, уединенный уголок близ Флоренции, чтобы завершить финальный этап своего обучения.

Обычно их там собирается пара дюжин; в основном это игроки, недавно завершившие карьеру. В течение всего предыдущего года они два дня в неделю учились, чтобы получить квалификацию, позволяющую им работать на высшем европейском футбольном уровне. Официально она называется «лицензией УЕФА категории Pro», но в Коверчано ее называют «Il Master».

Эти тренеры идут по следам великих. Антонио Конте, который уже в пятницу может оформить победу в Премьер-лиге, проходил этот курс. Как и Клаудио Раньери, чемпион Англии прошлого года, много лет назад. В этом году выпускники Коверчано выиграют чемпионаты Германии, России и Италии.

Но, прежде чем новички вступят в эти ряды, они должны провести здесь взаперти целый месяц — среди бледно-желтых стен, терракотовых крыш и аккуратно постриженных кипарисов «Каса Италия», штаб-квартиры руководящего органа итальянского футбола. Это неплохое место для отдыха, но они здесь работают четыре недели по четыре дня, и работают очень прилежно.

А затем — последнее препятствие: сложнейшие устные экзамены. Ренцо Уливьери, директор «Скуола Алленатори» («Школы тренеров»), и его техническая комиссия расспрашивают будущих тренеров на самые разные темы — от тактики до коммуникаций. Кроме того, каждый кандидат должен защитить диссертацию, которую готовил в течение года.

Каждый студент должен помнить две самые страшные ереси Коверчано, две фразы, которые строго запрещено произносить. Первая из них — «ai miei tempi», «в мое время». Вторая, еще более табуированная, — «il mio calcio», «мой футбол».

«Если кто-то произнесет хотя бы одну из этих фраз, — говорит Уливьери, — он не сдаст экзамен».

Уливьери признается, что «не любит правил». За свою долгую тренерскую карьеру он насаждал в своих командах своеобразную массовую демократию; в Италии он был знаменит тем, что на столе у него всегда стоял бюстик Ленина.

Но сейчас он совершенно серьезен. За любую из этих фраз студент автоматически получает незачет, и этому есть причины. Эти фразы противоречат всему, чему 76-летний Уливьери с коллегами учат в Коверчано, всему, во что они верят, всему, благодаря чему Коверчано вот уже почти 60 лет остается самой плодородной тренерской почвой в мире.

В пятницу в Вест-Бромвиче, всего через девять месяцев после прихода в «Челси», Конте, скорее всего, станет седьмым тренером не из Великобритании, выигравшим Премьер-лигу. Из предыдущих шести половина — итальянцы: Карло Анчелотти, Роберто Манчини и Раньери.

Но итальянцы процветают не только в Англии. Массимилиано Аллегри, наследник Конте в «Ювентусе», на этой неделе выиграет еще одно чемпионство в Серии А, где иностранцы возглавляют лишь четыре из двадцати команд. Анчелотти, главный тренер «Баварии», уже добавил немецкий титул в коллекцию к английскому, французскому и итальянскому. А Массимо Каррера, работавший ассистентом у Конте, впервые с сезона-2001 привел к чемпионскому титулу в России московский «Спартак».

Все они — выпускники Коверчано, как и великие итальянские тренеры предыдущего поколения — Арриго Сакки, Марчелло Липпи, Джованни Трапаттони и другие. Но, кроме этого, у их команд нет ничего общего.

Выпускники других великих тренерских школ — например, Йохана Кройфа или Марсело Бьельсы — несут в себе явные отличительные признаки, по которым сразу понятно, где они учились, но вот Коверчано никакого подобного отпечатка не оставляет. Уливьери считает, что отсутствие визитной карточки и есть визитная карточка Коверчано, и очень гордится этим. Он хочет создавать не последователей, а индивидуальности.

«Мы не хотим штамповать одинаковых тренеров, — сказал он. — Не существует «итальянского стиля» тренерства: я в это верю всем сердцем. Это не фабрика. Не существует никакого «моего футбола». Есть только футбол, в который ты можешь играть двадцатью игроками, имеющимися в твоем распоряжении».

В Коверчано множество курсов — программы для селекционеров, видео-аналитиков, технических директоров, судей, — но самая престижная квалификация там, конечно, Il Master. Правда, ее не преподают — по крайней мере, традиционным образом.

Там есть библиотека, где хранятся диссертации всех студентов, и к ним можно обращаться для справки, но Уливьери не дает никаких учебников.

«Футбол движется слишком быстро, — говорит он. — К тому моменту, как издадут новый учебник по тактике, он уже устареет».

Вместо этого он заставляет учеников думать самостоятельно. В «Итальянской работе», автобиографии бывшего тренера «Челси» Джанлуки Виалли, Марчелло Липпи, выигравший со сборной Италии чемпионат мира-2006, сказал: «Коверчано предлагает не истины, а возможности».

Есть, конечно, и лекции о тонкостях тактики, но они не слишком формальны. «Студенты могут перебить меня в любой момент», — говорит Уливьери. Формат лекций больше похож на дискуссионный клуб. У студентов есть тетради для конспектов, но им рекомендуют обязательно записывать собственные наблюдения — «что им понравилось, а что — нет». Уливьери хочет, чтобы его студенты учились друг у друга; Липпи говорил, что считает «обмен идеями» самой важной частью времени, проведенного здесь.

Большая часть обучения — это практика: не только работа на тренировочных полях и стажировка в элитных клубах — группа этого года посещала тренировки «Ювентуса», «Интера» и дортмундской «Боруссии», а также базирующейся по соседству команды Серии В «Перуджи», — но и просмотр видеозаписей.

«Мы смотрим вместе много матчей, — говорит Уливьери. — Я говорю одному студенту, что он — тренер хозяев, а другому — что он тренер гостей. После 15-й минуты я ставлю матч на паузу и спрашиваю, что они будут делать теперь. Они говорят: «У нас все хорошо, оставим, как есть». Тогда мы смотрим еще 15 минут и снова ставим на паузу. «Хорошо, а теперь что ты будешь делать? А ты?»»

Вот что Уливьери хочет донести до своих студентов: каждая игра динамична и текуча, она постоянно меняется. А когда меняются обстоятельства, меняться должны и тренеры. Ему нравятся тренеры, «которые держат в руках нити игры», которые вносят поправки и изменения по ходу ситуации.

Уливьери достает свой блокнот, чтобы проиллюстрировать эти слова. «Если у наших соперников два очень сильных центральных защитника, — говорит он, рисуя расстановку, — а у нас два очень сильных нападающих, то они могут просто разменять одних на других».

Потом он переворачивает страницу. «Но если наши нападающие отойдут сюда и сюда, то станут играть вдвоем против никого, и уже мы убираем их сильные стороны».

Еще одна страница. «Или давайте предположим, что мы проигрываем, и соперники нас прессингуют. У нас два варианта. Либо выкопать туннель — а это будет сложно, — либо обойти их сверху. Нужно поменять игру».

Вот почему запрещено говорить о приверженности одному стилю. «Идеального футбола», по словам Уливьери, не существует. Есть только футбол, правильный для текущего момента.

Именно это восхищает его в Конте — как тому удалось адаптировать свой подход для игроков и обстоятельств, с которыми он столкнулся в «Челси».

«Нельзя учить английских игроков так же, как итальянских, — сказал он. — Они на вас посмотрят как на сумасшедшего».

Уливьери и себе не делает поблажек. Он до сих пор тренирует команду девушек и часто пробует с ними новые тактические схемы, чтобы посмотреть, как идеи из его блокнота выглядят на практике.

Сейчас он экспериментирует с расстановкой «три форварда, играющие глубоко, но близко, метрах в 20 друг от друга». Это небольшое изменение схемы «Барселоны», которую изучает нынешний поток в Коверчано. Начало хорошее. «Движение прекрасное, — рассказал он. — Возможных вариантов очень много».

Такой подход, говорит он, можно использовать только в течение нескольких минут, но он считает, что в дальнейшем он может получить и большее распространение.

«Мы очень много размышляем над тем, каким будет футбол будущего, — сказал Уливьери. — И мы уверены, что будущее — за тактической гибкостью: команды, которые могут менять систему от матча к матчу или даже во время игры, которые атакуют одним способом, а защищаются другим. Будущее — за командами, которые умеют «переодеваться» на ходу».

Вот почему студентам запрещается вспоминать то, что они знали в игроцкое время. В одном из уголков огромного спорткомплекса Коверчано стоит Национальный музей итальянского футбола, в котором множество сувениров с четырех победных чемпионатов мира. Директором музея трудится Фино Фини. Он работает на итальянскую федерацию с 1958 года — сначала он был врачом сборной.

Коверчано — это место, где уважают историю, но не связаны ею. Там смотрят не на то, что работало раньше, а на то, что сработает в будущем. Там нет места ни ностальгии, ни фундаментализму. Как и вид спорта, который там изучают, школа постоянно развивается.

Вот ее визитная карточка, метка, которую она оставляет на всех, кто проходит через ее двери. Конте — самое новое доказательство успешности Коверчано. Но не последнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вконтакте

Twitter

Facebook

Google+

Одноклассники

prosm.club


Смотрите также