ITALIA REPORT. Писатели об италии


Достоевский в Италии: «Главное - русские и родина, без чего я жить не могу…»

Италия, всегда пленившая русских писателей, когда-то заманила в свои сети и великого Федора Достоевского. Во Флоренции он завершил один из самых своих значительных романов «Идиот». Там же родилась дочь Федора Михайловича — Любовь. Так почему же взор Достоевского, в отличие от Гоголя и Чехова, всегда был обращен в сторону далекой России?

image

Вполне привычное для русского культурного человека безудержное, безмерное восхищение красотами и климатом Италии у Достоевского носит иной характер. Перманентное безденежье, непрекращающаяся тоска по далекой России, любовные неурядицы, усталость от работы – именно такие обстоятельства сопровождали Федора Михайловича Достоевского на протяжении всего его пребывания на Апеннинском полуострове.

Обратимся к первоисточнику:

«Из Рима я поеду в Неаполь. Из Неаполя я возвращусь в Турин… В Турине у меня иссякнут все мои деньги, и я приеду в него буквально без гроша».

«Рим и Неаполь сильно меня поразили. Я первый раз там был. Но, знаете, невозможно оставаться дольше одному, и мне ужасно хочется в Петербург».

«Переехав в Россию, я бы знал, чем заняться и добыть денег; я таки добывал их в свое время. А здесь я тупею и ограничиваюсь, от России отстаю. Русского воздуха нет и людей нет. Я не понимаю, наконец, совсем русских эмигрантов. Это – сумасшедшие»!

«Вот в таком-то положении наши дела. Но в Милане оставаться тоже нельзя: слишком неудобно жить и слишком уж мрачно. Хотим переехать через месяц во Флоренцию, и там я кончу роман».

Достоевский в Италии

Достоевский в Италии

Великий русский романист-новатор, создавший, по мнению культуролога и философа Михаила Бахтина, «новую художественную модель мира», Федор Достоевский был в Италии несколько раз, подолгу там жил. Рим, Флоренция, Неаполь, Турин, Милан – ничто не скрывается от наблюдательного писательского глаза.

Из письма к Николаю Страхову: «Странно: пишу из Рима и ни слова о Риме! Но что бы я мог написать Вам? Боже мой! Да разве это можно описывать в письмах? Приехал третьего дня ночью. Вчера утром осматривал Св<ятого> Петра. Впечатление сильное, Николай Николаич, с холодом по спине. Сегодня осматривал Forum и все его развалины. Затем Колизей!»

«Рим и Неаполь сильно меня поразили. Я первый раз там был. Но, знаете, невозможно оставаться дольше одному, и мне ужасно хочется в Петербург».

Несмотря на увиденные достопримечательности, для Федора Михайловича все окрашено в серые тона. Он жалуется на холод, на отсутствие достойных собеседников, пишет подробные письма друзьям.

«Разных приключений много, но скучно ужасно, несмотря на А<поллинарию> П<рокофьевну>»

А. П. – это не кто иная, как Апполинария Суслова, поистине роковая женщина в биографии Достоевского. В письме к брату Михаилу Михайловичу писатель подробно рассказывает о созданной им самим некой «системе», благодаря которой можно выиграть в казино. «Система» дает сбои, Федору Михайловичу не остается ничего нового, как пребывать в ожидании денежного перевода по адресу: Неаполь, до востребования.

В более радужные тона окрашены письма жены писателя, Анны Григорьевны, которая, пребывая в «интересном» положении, также тосковала по какой-либо созидательной деятельности. Она даже выучила язык и могла быть для Федора Михайловича переводчиком: «Прожив два месяца в Милане, мы решили переехать на зиму во Флоренцию. Федор Михайлович когда-то бывал там, и у него остались о городе хорошие воспоминания, главным образом о художественных сокровищах Флоренции.Таким образом, в конце ноября 1868 года мы перебрались в тогдашнюю столицу Италии и поселились вблизи Палаццо Питти».

Именно здесь был закончено одно из самых совершенных творений писателя, роман «Идиот».

«Флоренция хороша, но уж очень мокра. Но розы до сих пор цветут в саду Boboli на открытом воздухе. А какие драгоценности в галереях! Боже, я просмотрел «Мадонну в креслах» в 63-м году, смотрел неделю и только теперь увидел. Но и кроме нее сколько божественного. Но всё оставил до окончания романа. Теперь закупорился».

Достоевский в Италии

Туристу, чтящему творчество великого мастера психологического романа, просто необходимо побывать во Флоренции, где Федор Михайлович пережил один из самых плодотворных периодов своей жизни. Именно во Флоренции появилась на свет дочь Любовь, явившаяся плодом любви с самоотверженной и любящей Анной Григорьевной Сниткиной.

Чивико, 22, площадь Питти, Флоренция. Здесь писатель взял в руки новорожденную дочь, а также завершил другое свое «детище» — один из самых великих романов в истории литературы, роман «Идиот». Трагическая история князя Льва Мышкина, такого «современного Иисуса», в которой переплетены любовь и смерть, невинность и разврат, покаяние и грех стала своеобразной визитной карточкой Достоевского. Итак, писатель находит пристанище во дворце Питти – резиденции короля объединенной Италии. На этом здании есть мемориальная доска, что именно здесь писатель создавал «Идиота».

И все же Достоевский никак не может принять чужеродную ему действительность:

«Я не понимаю русских за границей. Если здесь есть такое солнце и небо и такие действительно уж чудеса искусства, неслыханного и невообразимого, буквально говоря, как здесь во Флоренции, то в Сибири, когда я вышел из каторги, были другие преимущества, которых здесь нет, а главное — русские и родина, без чего я жить не могу».

‹ Дух средневековой Италии – достопримечательности СиеныСан-Джиминьяно: достопримечательности и архитектура ›

Категории: Культура, Новости, Русские в Италии

Related Articles

italiareport.com

Русские классики об Италии

 Современные соотечественники, перебравшиеся в Италию,  могут что угодно о ней говорить. Их мнение об этой удивительной стране не запишут в анналы. А вот, то что говорили о ней великие русские классики — весомо. Уже то, как они об этом  сказали — интересно.

 

Николай Гоголь, 1837 год

 

Николай Васильевич Гоголь

 

Николай Васильевич Италию любил. И ничто не мешало этой любви — ни здоровье, ни отсутствие денег. Боже, какой же он был замечательный.  Мой второй после Чехова любимый русский классик .

Именно Душенька! Как еще сказать об Италии…  И он тоже ел  GELATO!

 

Душенька Италия. «Если бы вы знали, с какою радостью я бросил Швейцарию и полетел в мою душеньку, в мою красавицу Италию! Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня. Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось… Как будто с целью всемогущая рука промысла бросила меня под сверкающее небо Италии, чтобы я забыл о горе, о людях, о всем и весь впился в ее роскошные красы. Она заменила мне все. Я весел».

 

Трактир для «Мертвых душ». «Ехал я раз между городками Джансано и Альбано, в июле месяце. Середи дороги, на бугре, стоит жалкий трактир с бильярдом в главной комнате, где вечно гремят шары и слышится разговор на разных языках… В то время я писал первый том «Мертвых душ», и эта тетрадь со мною не расставалась. Не знаю почему, именно в ту минуту, когда я вошел в этот трактир, мне захотелось писать. Я велел дать столик, уселся в угол, достал портфель и под гром катаемых шаров, при невероятном шуме, беготне прислуги, в дыму, в душной атмосфере забылся удивительным сном и написал целую главу не сходя с места».

 

Вкусное мороженое. «Сижу без денег… За комнату, то есть старую залу с картинами и статуями, я плачу тридцать франков в месяц, и это только одно дорого. Прочее все нипочем. Если выпью поутру один стакан шоколаду, то плачу немножко больше четырех су, с хлебом, со всем. Блюда за обедом очень хороши и свежи, и обходится иное по 4 су, иное по 6. Мороженого больше не съедаю, как на 4; а иногда на 8. Зато уж мороженое такое, какое и не снилось тебе… Теперь я такой сделался скряга, что если лишний байок (почти су) передам, то весь день жалко».

 

Памятник Н.В. Гоголю в Риме

Римская влюбленность. «Что сказать тебе вообще об Италии? Мне кажется, как будто бы я заехал к старинным малороссийским помещикам. Такие же дряхлые двери у домов со множеством бесполезных дыр, марающие платья мелом; старинные подсвечники и лампы в виде церковных… все на старинный манер. …Здесь все остановилось на одном месте и далее нейдет. Когда въехал в Рим, я в первый раз не мог дать себе ясного отчета: он показался маленьким; но, чем далее, он мне кажется большим и большим, строения огромнее, виды красивее, небо лучше; а картин, развалин и антиков смотреть на всю жизнь станет. Влюбляешься в Рим очень медленно, понемногу — и уж на всю жизнь. Словом, вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить».

 

 

Денис Фонвизин, 1784–1785 годы

 

Денис Иванович Фонвизин

 

Автор «Недоросля» изучает европейскую действительность, и она ему, похоже, не очень нравится. Хотя великую силу искусства признает.

 

Дорога во Флоренцию. «Последний мой журнал кончился приездом нашим в Боцен. Сей город окружен горами, и положение его нимало не приятно, потому что он лежит в яме… Жителей в нем половина немцев, а другая итальянцев… Образ жизни итальянский, то есть весьма много свинства. Полы каменные и грязные; белье мерзкое; хлеб, какого у нас не едят нищие; чистая их вода то, что у нас помои. Словом, мы, увидя сие преддверие Италии, оробели».

 

Триент. «Поутру водил я жену мою слушать органы и смотреть дворец. Сей осмотр кончился тем, что показали нам погреб его преосвященства, в котором несколько сот страшных бочек стоят с винами издревле. Меня потчевали из некоторых, и я от двух рюмок чуть не с ног долой».

Образ жизни итальянский, то есть весьма много свинства. Полы каменные и грязные; белье мерзкое; хлеб, какого у нас не едят нищие

Верона. «Весь сей день наслаждались мы зрением прекрасных картин и оскорблялись на каждом почти шагу встречающимися нищими. На лицах их написано страдание и изнеможенно крайней нищеты; а особливо старики почти наги, высохшие от голоду и мучимые обыкновенно какою-нибудь отвратительною болезнию».

Хотя Денис Иванович и описал мою любимую Верону так жестко)), но могу поверить факту о нищих. Верона только сейчас город Любви, а тогда это был город преимущественно людей низшего сословия. Синьоров тут было немного. Это вам не Венеция.  

 

Картины. «После обеда смотрел я Моденскую картинную галерею. Не описываю тебе, матушка, картин поодиночке, потому что тебя это мало интересует, но уверен, что если б ты видела то, что мы здесь видим, то бы сама сделалась охотницею. …Отобедав, выехали мы из Модены и под вечер приехали и Болонью. За ужином под окнами дали нам такой концерт, что мы заслушались».

altersite.ru

Антон Чехов: «Кто в Италии не бывал, тот еще не жил…»

Сколько раз бывал Антон Чехов в Италии? Какие отзывы оставил знаменитый писатель и драматург после посещения Помпеи и восхождения на Везувий? Почему, по мнению Антона Павловича, в Италии нужно непременно заводить романы? Об этом и многом другом читайте в первой статье нового цикла на italiareport.com «Русские в Италии»

Чехов в Италии-2

Антон Чехов: «Кто в Италии не бывал, тот еще не жил…»

«Aх, какая чудесная страна эта Италия! Удивительная страна! Здесь нет угла, нет вершка земли, который не казался бы в высшей степени поучительным».

Этими словами знаменитого русского писателя и драматурга Антона Чехова мы предваряем наш рассказ о путешествии по Италии русских деятелей культуры. Не секрет, что самобытная русская культура имела мощную подпитку от итальянского искусства.

Со времен Петра Первого талантливых молодых людей отправляли на обучение в Европу, в том числе, и в Италию.

Богатые культурные традиции, уходящие корнями в античность, море, обилие солнца давали такой мощный творческий заряд, которого хватало на долгие годы вплоть до следующего приезда на Апеннинский полуостров и прилегающие острова.

Совсем не случайно мы открываем цикл рассказом о путешествии Антона Павловича Чехова по Италии.

2015 год – год литературы в России и год празднования 155-летнего юбилея знаменитого драматурга, чьи пьесы считаются вершиной мирового драматургического искусства, не теряющие актуальности до сих пор и во многом оказавшиеся пророческими.

Все нам со школьных лет известно трудное и героическое путешествие Чехова на Сахалин. Но нам совсем ничего не известно о том, что Антон Павлович трижды бывал в Италии, причем он побывал в таком количестве городов, что современному туристу остается только позавидовать. Итак, обо всех поездках по порядку.

Первое путешествие в Италию Антон Павлович совершил в тридцать один год, весной 1891 года. Маршрутная карта такова: Венеция, Болонья, Флоренция, Рим, Неаполь. Писатель посетил Помпеи и восходил на Везувий. Кстати, об этом восхождении Антон Павлович оставил как всегда остроумный отзыв: «Осмотрев Помпею, завтракал в ресторане, потом решил отправиться на Везувий. Такому решению сильно способствовало выпитое мною отличное красное вино. До подошвы Везувия пришлось ехать верхом. Сегодня по этому случаю у меня в некоторых частях моего бренного тела такое чувство, как будто я был в третьем отделении и меня там выпороли».

«Завтра еду в Неаполь, — продолжает автор. — Пожелайте, чтобы я встретился там с красивой русской дамой, по возможности вдовой или разведенной женой. В путеводителях сказано, что в путешествии по Италии роман непременное условие. Что ж, чёрт с ним, я на всё согласен. Роман, так роман».

Антон Павлович еще полон сил, поэтому все его письма родным и друзьям полны описаний чувственных удовольствий и надежд: «Я в Венеции. Гондолы, площадь святого Марка, вода, звезды, итальяночки, вечерние серенады, мандолины, фалернское вино — одним словом, всё пропало! Посадите меня в сумасшедший дом. Не поминайте лихом. Тень прекрасной Дездемоны шлет свою улыбку земскому начальнику. Всем кланяюсь. Antonio».

Второй раз писатель увидел Италию осенью 1894 года. Письма его становятся строже, в них много ироничных заметок о жизни и людях, творческих идей, которые потом войдут в будущие произведения.

«Я был в оперетке, видел в итальянском переводе «Преступление и наказание» Достоевского, вспоминал наших актеров, наших великих, образованных актеров и находил, что в игре их нет даже лимонада. Насколько человечны на сцене здешние актеры и актрисы, настолько наши свиньи».

Третье и последнее путешествие Антон Павлович совершил в 1901 году. Как всегда, он много пишет родственникам и друзьям, жене — актрисе Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, беспокоится о репетициях и спектаклях, при этом совершенно четко осознает, сколько ему осталось жить. Пиза, Флоренция, Рим, далее писатель планировал ехать в Неаполь, но принял решение ехать из Рима домой, в Россию, обеспокоенный судьбой спектакля «Три сестры».

«Дуся моя, это я пишу тебе из Флоренции, где пробуду, вероятно, дня два. Одно скажу, здесь чудесно. Кто в Италии не бывал, тот еще не жил. А в комнате у меня холодище такой, что надел бы шубу, если бы она только была».

К сожалению, вернуться в Италию Антону Павловичу не удалось. Прожив короткую жизнь, он оставил большое творческое наследие, его пьесы фактически совершили революцию в драматургии. Имя Антона Чехова наряду с именами других великих писателей – Федора Достоевского и Льва Толстого – является неким универсальным кодом, по которому распознается культурный и образованный человек.

И нельзя не согласиться с Антоном Павловичем, вслед которому мы тоже восклицаем: «Aх, какая чудесная страна эта Италия! Удивительная страна! Здесь нет угла, нет вершка земли, который не казался бы в высшей степени поучительным».

Чехов-русские в Италии-1

Антон Чехов: «Кто в Италии не бывал, тот еще не жил…»

 

‹ От редакции: Лицемерная Европа10 модных и практичных пар обуви для сезона весна-лето 2016 ›

Категории: Культура, Новости, Русские в Италии

Теги: Чехов в Италии

Related Articles

italiareport.com


Смотрите также