«Мы не хотим кормить других!». Референдум в италии


Референдум в Италии: гид по голосованию | Политика | ИноСМИ

В нашем ликбезе — регламент, кворум, вопросы. Ответы на наиболее часто задаваемые вопросы по референдуму 4 декабря. Когда пройдет голосование?

Голосование пройдет 4 декабря 2016 года с 7 до 23 часов. В отличие от референдумов об отмене закона (как провалившееся голосование по морским буровым платформам), в конституционном референдуме не предусмотрено кворума. Голосовать могут все совершеннолетние граждане. Поэтому вне зависимости от того, пойдете вы голосовать 4 декабря или нет, решение будет принято в любом случае: результат будет засчитан независимо от явки. По какому вопросу?

Вопрос референдума 4 декабря уже прошел процедуру обжалования, прошение о которой было подано движением Пять звезд, итальянскими левыми и бывшим председателем конституционного суда Валерио Онида (Valerio Onida). Текст, таким образом, пусть и выгоден правительству, но соответствует нормам. То есть он был написан в соответствии с законом 352 от 25 мая 1970 года.

Этот закон в статье 16 определяет, что в случае конституционного референдума в вопросе должен быть перечислен список статей, в которые вносятся изменения (а в этом случае их много), или название закона. Большинство проявило необходимую хитрость в момент представления закона, для которого было выбрано неоднозначное название — «Об упразднении равноправной двухпалатной системы, снижении количества парламентариев, ограничении стоимости функционирования институтов и пересмотре пятого пункта второй части конституции». формулировка воспроизведена в точности на бюллетенях и на самом деле не учитывает все сферы применения реформы. Председатель Совета министров Итальянской Республики Маттео Ренци выступает на пленарном заседании "На пороге новой экономической реальности" в рамках XX Петербургского международного экономического форумаDie Welt18.09.2016La Croix01.02.2016Deutsche Welle11.12.2015Кто голосовал за проведение реформы?

Политические объединения, выступившие в поддержку реформы Боски.  Это «Демократическая партия», «Народная территория», «Демократический центр» (партия Бруно Табаччи), «Граждане и инноваторы» (как теперь стал называться «Гражданский выбор»). В пользу проведения реформы проголосовали также 23 депутата из смешанной парламентской группы, в которой состоят депутаты АЛА, крыла партии «Вперед, Италия», под руководством Дениса Вердини (Denis Verdini).

Так, по крайней мере, было на момент последнего голосования парламента во втором чтении. 12 апреля 2016 года, ровно два года спустя после представления проекта в сенате, 15 апреля 2014 года, парламент одобрил реформу с 361 голосом «за» и семью — «против». Остальные выражали свое несогласие за пределами зала заседания.

Однако так было не всегда, что не перестают вспоминать выступившие «за», обвиняя в непоследовательности и политическом расчете тех, кто изменил свое мнение в ходе голосования. Партия «Вперед, Италия», например, слаженно голосовала за первые варианты закона, появившиеся (потом измененные) благодаря соглашению между премьер-министром Маттео Ренци (Matteo Renzi) и председателем партии Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi): при первом голосовании в Сенате 40 голосов партии Берлускони были отдано за реформы.Было ли у этого парламента законное право вносить изменения в конституцию?

Это одна из самых обсуждаемых тем среди тех, кто против: итальянский парламент нелегитимен, потому что закон, по которому он избран, противоречит конституции. Это не так. Или не совсем так.

Если действительно верно, что закон об изменении порядка выборов Палаты депутатов и сената Республики был объявлен неконституционным (вместе с конституционной реформой парламент также одобрил новый закон о выборах, Италикум), верно также, что в первом вердикте 2014 года суд объявил парламент легитимным. Суд постановил: «Выборы, проводившиеся с применением электоральных норм, конституционно признанных нелегитимными, представляют собой в результате при учете всех доказательств свершившийся факт, так как процесс формирования палат осуществляется путем объявления избранных кандидатов». Таким образом, выборы были признаны состоявшимися, а палаты — легитимными. «Палаты», как объясняется, «являются конституционно необходимыми и постоянно действующими органами, которые не могут прекратить существовать или утратить способность принимать решения».

Очевидно, можно спорить о возможности не ограничиваться одобрением обычных законов и нового электорального закона, оставляя конституционные реформы следующему парламенту, возможно, избранному в этот раз с соблюдением (как говорится в вердикте суда) конституционных принципов, то есть без «объективных и значительных изменений демократического представительства».В чем состоят принципиальные нововведения?

Реформа вносит изменения в компетенции и состав Сената, не упраздняя его, а выходя за рамки как минимум формально равноправной двухпалатной модели.

Однако статей, подвергающихся изменениям в ходе этой реформы, очень много. Таким образом, она затрагивает множество разнообразных аспектов, и не все приводятся в вопросе, который окажется в бюллетене. Помимо упразднения Национального совета по экономике и труду и пересмотра пункта V (с новым разделением властей между государством и регионами и отказом от деления страны на провинции) меняются, например, выборные институты, законы о народной законодательной инициативе, выборах президента республики и судей Конституционного суда. Станет ли новый сенат «сенатом назначенцев» или «палатой автономий», о которой говорит Ренци?

В новый сенат войдет 21 мэр (по одному на каждый регион, два — от Трентино) и 74 региональных советника. Будут также сенаторы, назначенные президентом, назначение перестанет быть пожизненным, оно будет ограничено семью годами. В целом, новых сенаторов будет 100, они лишаются парламентской зарплаты, однако будут получать возмещение, объем которого пока невозможно определить.

Не существует, однако, электорального закона для выборов нового сената. Это является причиной многочисленных дискуссий, главным образом, между демократами, меньшинством и большинством демократической партии. Совершенно точно одно: будет одна палата, избираемая непрямым голосованием. В соответствии с переписанной конституцией будут действовать региональные советы, они будут решать, кто должен представить свою кандидатуру в Риме «согласно выбору, сделанному избирателями».

Однако, поскольку из всего региона будут выбраны только два кандидата, легко предугадать, что один будет представителем большинства, а другой — региональной оппозиции. Такая система с трудом увязывается с (по меньшей мере) трехполярным устройством итальянской политики.

Советники и мэры, став сенаторами, продолжат выполнять свои функции до окончания своего местного мандата, и, хоть и представляя свою территорию, не будут иметь никаких ограничений со стороны учреждения, к которому они относятся. Сенат, таким образом, часто будет менять свой состав, и до 2022 года будет состоять из временных советников и избранных мэров, которых ни один избиратель не ожидал бы там увидеть — в Риме и получившими неприкосновенность. Получат ли новые сенаторы парламентскую неприкосновенность?

Да, члены сената не могут быть ни задержаны, ни арестованы без позволения сената. Правда ли, что закончится период равноправия двух палат?

Формально да. После одобрения реформы, к примеру, только одна Палата депутатов будет согласовывать доверие правительству, и сенат не будет иметь голоса ни при объявлении войны (этот вопрос будет решаться в Палате депутатов абсолютным большинством), ни в международных переговорах, ни при согласовании таких мер, как амнистия и помилование. У сената, однако, останется множество компетенций, границы которых, несмотря на длиннейшую и сложную статью 70, можно понять, только когда они вступят в силу. В компетенции двух палат остаются конституционные законы, законы о выборах в сенат и те, которые влияют на устройство регионов, муниципалитетов и мегаполисов (довольно обширное определение). Сенат по требованию трети сенаторов может, однако, выдвигать предложения о внесении изменений в законы, одобренные Палатой депутатов. Действительно ли перебрасывание законопроектов из одной палаты в другую было проблемой?

Бывало и так. Механизм одобрения, запускающий «тяни-толкай», перетягивание закона между Палатой депутатов и Сенатом, не является проблемой, не замедляет принятия закона, когда достигнуто политическое согласие. Это говорят факты. Парламент, действительно, очень быстро принимал даже законы, вызывавшие противоречия. Известны также примеры с пенсионной реформой Эльзы Форнеро (Elsa Fornero), одобренной за 16 дней; закон министра Альфано (на его принятие потребовалось 20 дней), закон о труде Ренци, который в период с декабря 2014 года по март преодолел то, что называлось табу статьи 18. Все это стало возможно, потому что парламентское большинство (часто совпадающее с правительственным) проявило сплоченность, хоть и несколько форсированную частым вопросом о доверии.

Перебрасывание вопроса из одной палаты в другую, безусловно, является очень эффективным инструментом в руках тех, кто хочет затянуть принятие закона, когда с самого начала невозможно определить конкретные цифры, когда закон озадачивает правительственное большинство. Вы знаете, например, что закон о материнской фамилии так и не был окончательно одобрен, и сенат задерживает его принятие уже больше года? Об этом и речь.

Когда большинства нет, или когда правительство не оказывает давление, все усложняется. Но одна палата не гарантирует отсутствия споров и вето. Законы, как это случается, могут наткнуться на препятствие в виде комиссий или так и не дойти до рассмотрения. Закон о марихуане, например, если вспоминать недавнюю хронику, был представлен к рассмотрению в палате, где он должен был получить теоретически более располагающие результаты, но его сразу же перенаправили в комиссию, чтобы не вызывать раскол среди большинства.

Что касается законов, получающих одобрение, в целом, перебрасывание из одной палаты в другую не является для них проблемой: в 17-м созыве, по данным агентства Openpolis, для 50 из 252 законов (19,84%) понадобилось более двух слушаний, что затянуло сроки принятия. О других, как это часто бывает, не было данных.

Как меняются референдумы и закон о народной законодательной инициативе?

Как уже было сказано, конституционный референдум не подразумевает кворума и при реформе это так и останется. Однако меняется порядок отмены закона. Сегодня голосование считается действительным, если в нем участвуют, как минимум, 50% электората, чего уже довольно сложно достичь даже на выборах. После 4 декабря, если большинство проголосует «за», это будет сопоставимо со сбором инициативной группой 500 тысяч подписей. Если собрано 800 тысяч подписей, то кворум падает: в этом случае требуется большинство избирателей, полученное в последнем туре выборов.

В реформе говорится также о законодательных референдумах и деталях будущего закона. Станет сложнее представлять законопроекты по народной инициативе. Сегодня для них требуется 50 тысяч подписей, в случае принятия реформ — 150 тысяч. Взамен нам обещают более строгий парламентский регламент, приводящий к эффективному обсуждению законов, которые обычно оказываются в ящике стола.Кто выберет президента республики?

Сегодня президент республики избирается общим заседанием депутатов, сенаторов и 58 делегатами от регионов. При проведении реформы это станет задачей только депутатов и сенаторов.

Если до реформы закона о выборах 1993 года требовалось две трети (в первых трех голосованиях), а потом абсолютное большинство тех, кто имеет избирательное право, то после этой реформы потребуются голоса двух третей имеющих право голоса до четвертого голосования, а потом три пятые. С седьмого голосования, однако, задача становится проще: по три пятых, но только в этот раз тех, кто голосовал.

Что касается контролирующих органов, то реформа вносит изменения также в статью 135, о выборах Конституционного суда. Если до этого времени Палата депутатов и Сенат выбирали общим заседанием треть из 15 членов, то теперь трое будут избираться из Палаты и двое — из нового Сената по отдельности. Что имеется в виду, когда говорят о «совокупности положений»? Это следствие конституционной реформы и избирательного закона «Италикум», который, как считают его противники, имеет слишком мажоритарный эффект, что вызывает большое волнение именно в связи с новыми механизмами выбора президента республики и Конституционного суда. Будет ли у правительства больше власти?

Реформа не затрагивает власть, определение и компетенцию правительства. Однако у правительства будет новый инструмент, помимо вотума доверия, чтобы настоять на постановлении в парламенте. Появилось нововведение «голосование в установленный срок», которое правительство может требовать по проектам законов, считающихся «основными» для активации своей программы. В этом случае Палата депутатов и сенат имеют в распоряжении всего 70 дней, чтобы одобрить или отклонить постановление.

inosmi.ru

Начался референдум в Италии | Геополитика.RU

24.04.2018

Демократическая партия Италии рассматривает возможности создания коалиции в парламенте с оппозиционным движением «Пять Звезд». После парламентских...

Явка на парламентских выборах в Италии составила 77%.

05.03.2018

Стали известны предварительные результаты парламентских выборов в Италии. Они прошли 4 марта, явка, по данным ANSA, составила 77%. По результатам...

В Италии готовятся к переговорам по формированию нового правительства. Фото: Flickr

06.03.2018

4 марта в Италии прошли парламентские выборы, по итогам которых с 37% лидирует правая коалиция («Лига» Маттео Сальвини, «Вперед, Италия» Сильвио...

Интервью Геополитики.ру с Джанлукой Савоини. Фото: wikipedia

04.03.2018

Эксклюзивное интервью Геополитики.ру с президентом ассоциации Ломбардия-Россия Джанлукой Савоини о парламентских выборах в Италии 2018, прогнозах и...

Фото: pixabay

28.12.2017

Президент Италии Серджо Маттарелла распустил национальный парламент страны, сообщили в его администрации. После этого на заседании Совета министров...

Каталонские сепаратисты: Agustí Colomines, Artur Mas, Dídac Ramírez, Víctor Terradellas, Mònica Sabata. Источник: lavanguardia.com

02.10.2017

Попытка проведения референдума о независимости в испанском регионе Каталония стала лакмусовой бумажкой не только для самих испанцев, но и...

24.05.2017

Папа Франциск жестко критиковал Трампа за его позицию в отношении мигрантов и даже высказал такое мнение: "Трамп не христианин".

22.04.2017

Партия "Ватан" еще в 2015 году определила, что Турция вступила в "Войну за Родину" против попыток империалистов разделить ее, и свою позицию на...

12.12.2016

Президент Италии Сержо Маттарелла принял решение о назначении на пост премьер-министра страны министра иностранных дел Паоло Джентилони, который, в...

09.09.2016

Соответствующий указ опубликован на сайте президента Приднестровской Молдавской Республики Евгения Шевчука. Сообщается, что на основании референдума...

23.10.2017

В северных итальянских областях, Ломбардии и Венето, состоялся всеобщий референдум по расширению автономии. Явка в Венето составила около 60% жителей...

11.10.2016

Главная оппозиционная партия Австралии заблокировала проведение референдума о легализации содомитских "союзов" из-за опасений, что общественность...

www.geopolitica.ru

Референдум в Италии: народное «нет» возрождает лиру и угрожает всей еврозоне

Референдум в Италии: народное «нет» возрождает лиру и угрожает всей еврозоне

Премьер-министр Италии Маттео Ренци заявил о своем намерении подать в отставку, признав поражение на конституционном референдуме, состоявшемся в воскресенье. Около 60% итальянцев высказались против проекта конституционной реформы, предложенного Ренци, которая предполагала, в том числе, упразднение верхней палаты парламента — сената — в ее нынешнем виде.

Попытка Ренци упразднить верхнюю палату итальянского парламента была связана с планами масштабной и непопулярной банковской реформы, которую его партия пыталась провести через законодательную ветвь власти. В ситуации с двухпалатным парламентом это было практически нереально: сегодня любой закон принимается только при консенсусном утверждении его «буква в букву» обеими палатами двухпалатного парламента, а в случае каких-либо поправок обсуждение такого законопроекта начинается с самого начала, опять-таки с привлечением обеих палат.

В силу такого правила через парламент Италии крайне сложно провести законы, которые прямо и явно ущемляют права избирателей — поэтому единственной надеждой Ренци был референдум о парламентской реформе. Теперь эта надежда, похоже, умерла.

Не Греция, но в чем-то гораздо страшнее

Будничный, казалось бы, вопрос о парламентской реформе, который был вынесен на всенародное голосование, на деле поднял серьезные вопросы взаимодействия Италии и Евросоюза, а также глубинные проблемы внутриевропейской интеграции, как таковой. Современная Италия на протяжении последнего десятилетия находится в кризисе. В отличие от уже набившего оскомину греческого долгового кризиса, который в свое время чуть не погубил Евросоюз, итальянский кризис имеет иную, хроническую природу — но от этого не становится менее серьезным.

Речь идет о том, что вхождение Италии в зону единой европейской валюты фактически подорвало рост национальной экономики Италии. Если рассмотреть ВВП Италии, то такие выводы напрашиваются сами собой. Сегодня итальянский ВВП находится на уровне 2000 года. Иначе говоря, за последние шестнадцать лет в стране, по сути, наблюдался «нулевой рост», который можно назвать и «нулевым падением», так как остальные страны ЕС в основном все-таки демонстрировали положительную динамику. Но даже она была слабой на фоне впечатляющего роста стран Юго-Восточной Азии. Слабое оживление экономики с 2000 по 2007 годы, когда Италия еще надеялась на положительный эффект от введения новой евровалюты вместо итальянской лиры, был полностью перечеркнут в последующие годы, последовавшие за мировым кризисом 2008 года.

Читайте также: Нефти по $20 уже не будет: несбывшийся сон Трампа на фоне решений ОПЕК и РФ

Ситуация окажется еще хуже, если рассмотреть показатель роста на одного жителя: по нему Италия сейчас скатилась на уровень 1997 года. При этом, в отличие от Греции, где причиной кризисных явлений стали громадные долги государственного и частного сектора, в Италии проблема заключалась в макроэкономике. Если с 1970-х до конца 1990-х годов производительность труда в Италии росла темпами не меньшими, чем рост производительности труда во Франции или Германии, то начиная с 2000-х годов итальянский рост практически застыл на месте.

Связано это во многом с тем, что цены в Италии, как и в других странах ЕС, переводились в евро исходя из существовавшего в момент ввода единой евровалюты обменного курса между национальными валютами и расчетной единицей ЕС, экю. В итоге, согласно оценке МВФ, было посчитано, что марка была ощутимо недооценена (15% к равновесному курсу евро-экю), а лира переоценена на 10%. Такой разрыв в 25% привел к тому, что немецкие товары оказались на 25% дешевле на европейском рынке по сравнению со своими итальянскими аналогами, что во многом и повлекло за собой макроэкономические проблемы современной Италии.

Сейчас в Брюсселе тайно надеются, что результаты референдума в Италии не приведут к выходу этой страны из зоны евро — именно такое мнение выразил по прибытии в Брюссель на плановое заседание Еврогруппы министр экономики и финансов Франции Мишель Сапен. Однако поспешная реакция брюссельских функционеров на, казалось бы, не связанные между собой вопросы парламентского устройства Италии и стабильности зоны евро ставит простой вопрос — «А что будет дальше, если правительство Ренци и в самом деле уйдет в отставку?»

Референдум в Италии: народное «нет» возрождает лиру и угрожает всей еврозоне

Можно ли говорить об «Италэкзите»?

Программу реформ, которые пыталось провести правительство Маттео Ренци, можно считать попыткой снова «запустить» двигатель итальянской экономики — но при сохранении существующего статус-кво нахождения Италии в единой зоне евровалюты. Основные надежды при таком ограниченном и, надо сказать, негодном инструментарии были связаны, как и в случае с Грецией, с долговой накачкой итальянской экономики: если с немцами невозможно торговать с прибылью — то надо торговать в убыток! Постепенное увеличение доли «плохих» долгов в балансе итальянских банков связано именно с такой политикой правительства — и сегодня является уже главной причиной системных проблем в итальянских банках.

Кризис усугубляется еще и тем, что главными акционерами и вкладчиками итальянских банков являются частные лица, а не «ведомственные» или государственные инвесторы, как во Франции и в Германии. Таким образом, то, что Берлин или Париж могут сделать путем увеличения весьма абстрактного государственного долга, Рим вынужден делать за счет самого бизнеса и граждан.

Поражение идей Ренци на референдуме опять ставит вопрос о путях выхода Италии из затянувшегося экономического кризиса: ни у существующего правительства, ни у любого из пришедших ему на смену нет особого маневра. Собственные резервы Италии для оживления национальной экономики уже исчерпаны, залезть в карман вкладчикам не получилось — и другого выбора, кроме как молить Германию провести, по образу и подобию греческого прецедента, политику массового стимулирования итальянской экономики, уже не остается.

Однако на такой сценарий сегодня тоже нет особых шансов — у Ангелы Меркель сегодня «забот полон рот», а со времен помощи Греции исхудал и собственный бюджет Германии. Поэтому можно предположить, что в случае ухода Ренци его правительство быстро развалится (за послевоенные годы в Италии сменилось уже 63 правительства — так что никакого скандала тут не будет), но это откроет путь для новых выборов. Скорее всего, большинство на них достанется итальянским евроскептикам, таким как «Движения пяти звезд» Беппе Грилло, «Лиге севера» Маттео Сальвини или даже маргинальной партии «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони. Таким образом, уже в ближайшие дни и недели ситуация в Италии может серьезно отразиться на обстановке в Европейском Союзе и, прежде всего, на самочувствии единой европейской валюты.

Каковы же сегодня итальянские политические расклады? Согласно последним социологическим опросам, в случае проведения досрочных выборов Демократическая партия Ренци выиграет только первый тур голосования, но во втором туре уступит «Движению пяти звезд». Последнему, однако, будет трудно получить большинство мест в сенате, в силу чего его лидеры, скорее всего, предпочтут войти в коалицию с партией «Лига севера», которая во всех раскладах уверенно занимает третье место.

«Движение пяти звезд», в случае прихода к власти, обещает провести референдум по вопросу о членстве Италии в зоне евро. «Лига Севера» также выступает за выход страны из еврозоны и возвращение к национальной итальянской валюте — лире.

Референдум в Италии: народное «нет» возрождает лиру и угрожает всей еврозоне

Италия — на выход. Франции — задуматься!

Похожие на итальянские проблемы сегодня нарастают и во Франции: положительное торговое сальдо Германии разрушает экономику этой страны. Согласно тому же исследованию МВФ, французская валюта (франк) была переоценена на момент вступления в еврозону даже в большей мере, нежели лира, — на 21%. Кроме того, надо учитывать и то, что возможный выход Италии из зоны евро запустит похожий на лавину процесс в других странах, связанных с итальянской экономикой — и, в первую очередь, во французской.

При этом стоит четко различать выход из валютного союза и выход из ЕС — скорее всего, Италия легко решится на первое, но повременит со вторым. Расторжение валютного и бюджетного союза позволит Италии легко девальвировать свою валюту — но при этом членство в ЕС поможет сохранить все торговые и таможенные преференции. Сегодня Италии жизненно необходимо вернуть себе валютный суверенитет, но остаться при этом в центре единого европейского рынка — на позиции, похожей на сегодняшнюю роль Великобритании.

Читайте также: Русские идут, дайте денег: британская армия против «боевых гномов»

Такое решение Италии станет сильнейшим конкурентным ударом по Франции (и отчасти по Германии) с катастрофическими последствиями для всей Европы. В первую очередь, конечно, это скажется на замедлении и без того мизерного экономического роста и росте безработицы в этих странах. Помноженная на так и не решенную проблему с беженцами эта проблема вполне способна привести к социальному взрыву в обоих «локомотивах» ЕС.

Ну а учитывая то, что нынешняя политика французских социалистов уже завела Францию в экономический и политический тупик, а поддержка Меркель в Германии находится на рекордно низком, хотя и достаточном для переизбрания уровне — можно сказать, что итальянский колокол провалившегося референдума бьет не только по самой Италии — но и по всему единству ЕС.

riafan.ru

«Мы не хотим кормить других!»

Состоявшиеся в воскресенье референдумы в Ломбардии и Венето имели мало общего с каталонским. Они не о независимости, а только об автономии регионов, о расширении полномочий в едином государстве.

Они проведены не вопреки, а в соответствии с конституцией и с согласия центральной власти. Организаторы не претендовали на обязательные юридические последствия опросов, заявленной целью которых была лишь консультация с народом.

Но общим был давно знакомый мотив: «Мы не хотим кормить других». Он подрывает важный принцип национальных государств и Евросоюза: прицип солидарности.

В любой стране есть регионы-доноры и те, кто получает дотации. (На минуточку представим себе референдум в Тюменской области с требованием оставить ей нефтегазовые доходы, а не кормить московскую бюрократию и дотационные российские регионы.)

На уровне ЕС есть структурные фонды, которые субсидируют и подтягивают отстающие регионы. Из бюджета ЕС подпитывались проекты развития, в том числе в Италии, не говоря уже о новых членах ЕС. В финансовый кризис за счет налогоплательщиков Германии, Нидерландов и Северной Европы спасены от краха банковские системы не только Греции и Кипра, но и Испании с Португалией, и той же Италии.

Действительно, Ломбардия с крупным финансовым центром Миланом, известным у состоятельных россиян еще и как место модного шопинга, — это пятая часть экономики Италии. Венето с мировой жемчужиной туризма Венецией дает 10 процентов итальянского ВВП. Прямая аналогия с Каталонией в Испании.

Мои итальянские друзья и коллеги в Брюсселе шутят, что Милан — это еще Европа, а Рим — уже Италия. Глава Ломбардии Роберто Марони и президент Венето Лука Дзайя уже всерьез обвиняют римскую власть в бюрократической неэффективности, а также в том, что та транжирит налоговые поступления на поддержку «мафиозных и коррумпированных» Неаполя, Сицилии и остального Юга. Получив такие результаты референдумов, они намерены требовать перераспределения доходов в пользу своих регионов. Но также и политической автономии.

Итальянская конституция 1946 года дала автономию не по экономическим заслугам, а по исторической и этнической специфике. Ее получили альпийская Трентино-Альто-Адидже, где преобладал немецкий язык, франкоязычная долина Аоста, острова Сардиния и Сицилия, у которых особая история и свои языки, и Фриули-Венеция Джулия — форпост на границе с бывшей Югославией и со славянским меньшинством. Промышленно развитый Север не получил автономных прав.

На референдумах в Ломбардии и Венето за автономию проголосовали почти все, кто в воскресенье пришел к урнам (с «чеченским» счетом, соответственно 95 и 98%). Правда, явка в Венето, по данным избиркома, составила 57%, а в Ломбардии только 38%. Равнодушные и довольные остались дома.

Предвкушая проблемы, которые инициаторы референдумов могут создать на переговорах с центром, итальянское правительство демократа Паоло Джентилони заявило, что предметом торга не будут ни фискальная автономия, ни полномочия в области безопасности. Некоторое перераспределение налоговых средств, видимо, допускается. Переговоры могут начаться через 20 дней и продлятся не менее года.

Пока нет и речи об угрозе единству Италии. Но политологи видят более глубокие последствия референдумов, чем корректировка в дележе налогового пирога. Серьезнее политический успех сил, давно выступающих за отделение от страны ее северных, промышленно развитых областей, а также правых евроскептиков, которые за разрушение всей нынешней конструкции ЕС.

Сепаратистская Северная лига, которая была движущей силой референдумов, заявила о своих правах. Популистское движение «Пять звезд» приветствовало их результаты, как и правоцентристская «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони. Опросы показывают, что «Пять звезд» и возможный правый блок с участием Северной лиги пойдет ноздря в ноздрю с правящей Демократической партией к парламентским выборам 2018 года.

Европа ощущает послевкусие кризисов: экономического и финансового, миграционного. На фоне замешательства политических элит, не предложивших народам быстрых и простых решений, расцветают ранее маргинальные или новые популистские партии.

Поэтому (а не из платонической любви к России) им близок по духу российский «сильный лидер» с его «национальными интересами прежде всего», откуда и осуждение западных санкций против России, признание Крыма российским (это их визиты на полуостров подробно освещают российские телеканалы). В общем, все, что в пику Евросоюзу.

При всех различиях их общие родовые признаки можно определить формулой «своя рубашка ближе к телу», а также презрением к «европейским ценностям» в пользу приземленного прагматизма. Результаты референдумов в двух самых богатых областях Италии — еще одно подтверждение общей тенденции, как, впрочем, и успех на парламентских выборах «чешского Трампа», миллиардера Андрея Бабиша, а еще раньше — «Брексит», электоральные прорывы «Национального фронта» Франции и «Альтернативы для Германии», победа консерватора Себастьяна Курца в Австрии, фронды Польши и Венгрии против ценностей ЕС.

При всех общих чертах эти силы разношерстны и непоследовательны. Каталонские сепаратисты не хотят покидать Евросоюз со всеми его достижениями, как и фрондеры из Польши и Венгрии, которым не нравятся только некоторые части европейского проекта. Австриец Курц, в отличие от француженки Ле Пен, полностью за объединенную Европу, но тоже за ограничение миграции, на чем сосредоточилась и германская «Альтернатива». Это дает основания полагать, что популистский шторм в Европе — это временный и естественный зигзаг демократии, реакция на идейный застой и «звездную болезнь» политического мейнстрима.

www.novayagazeta.ru

Референдум в Италии: и грянет шторм?

 Неожиданные события, такие как президентство Дональда Трампа и Brexit, может продолжить референдум в Италии.  Итальянские граждане примут участие в голосовании по вопросу конституционной реформы уже в воскресенье. Его исход может задать импульс очередным политическим и экономическим проблемам в ЕС.

Что за референдум?

На референдум вынесен вопрос об одобрении законопроекта по изменению Конституции Италии, в результате которого кардинально меняется политическая система страны: изменяется порядок формирования Сената, сокращается его численность, уменьшаются функции и полномочия, сокращается финансирование.

Конституционный законопроект, предложенный в 2014 году премьер-министром Ренци и его левоцентристской Демократической партией, после принятия в первом чтении 13 октября 2015 года (Сенат) и 11 января 2016 года (палата депутатов) был окончательно принят 20 января 2016 года (Сенат) и 12 апреля 2016 (палата депутатов). Но для немедленного принятия голосов не хватило до квалифицированного большинства в две трети. В соответствии со статьей 138 Конституции Италии, чтобы стать законом данный законопроект должен быть поддержан на референдуме.

Согласно законопроекту, численность сенаторов должна сократиться с 315 до 100 человек. А, собственно, сама верхняя палата Италии должна сменить свой формат с «республиканского» на «региональный» по принципу работы немецкого Бундесрата. Ожидается, что в его состав войдут региональные советники (74), мэры (21) и сенаторы (5).

Если референдум в Италии 4 декабря 2016 года будет положительным, Сенат должен будет сохранить за собой лишь довольно скудный набор полномочий. Иными словами, Сенат лишится фактического влияния на палату депутатов Италии: сенаторы смогут лишь рекомендовать законопроекты для рассмотрения, но лишатся своего права «вето».

В результате, будет усилена Палата депутатов, которая и займет лидирующую позицию в политической системе Италии.

В чем кроется опасность для ЕС?

Будучи автором законопроекта, г-н Ренци уверен: конституционная реформа наконец-то определит «главного» в политической системе Италии, что положит конец бесконечным размолвкам сенаторов и депутатов, которые (размолвки) ранее часто становились причинами политического пата.

Также, по мнению г-на Ренци, сокращение членов Сената позволит уменьшить количество государственных расходов (около 500 миллионов евро в год), которых в проблемной экономике Италии хоть отбавляй (государственный долг Италии составляет около 130 процентов от ВВП).

Но загвоздка в том, что на случай, если референдум в Италии 4 декабря 2016 года провалится, г-н Ренци пообещал покинуть пост премьер-министра. При таком исходе событий эксперты уже прогнозируют наступления политического коллапса в Италии.

Ситуация для Маттео Ренци выглядит предельно драматично: согласно последним опросам, за реформу собираются проголосовать 34% избирателей, а против — 41% (оставшиеся 25% не определились с выбором).

Главными противниками предложенной конституционной инициативы выступили:

  • политическая партия Италии «Пять Звёзд» (кстати, именно она выступает против бюрократов из Брюсселя и, соответственно, за выход Италии из Европейского союза)
  • Северная Лига за независимость Падании (Lega Nord)
  • партия известного политика Сильвио Берлускони – «Вперёд, Италия».

Примечательно, что в рядах оппонентов также можно заметить и бывших соратников г-на Ренци, некогда членов Демократической партии Италии.

В частности, политики активно критикуют предложение отменить систему «сдержек и противовесов», которая позволяет соблюдать принцип взаимозависимости и взаимоограничения всех ветвей власти.По их мнению, подобное решение может привести не столько к улучшению положения в Италии, сколько к становлению авторитарного режима и краху республиканских традиций как таковых.

Очевидно, что для многих политических оппонентов г-на Ренци, референдум в Италии – это также отличный шанс убрать его с поста премьер-министра.

Какие могут быть последствия?

В успеха  Ренци существует вероятность, что он таки сможет стабилизировать политическую и экономическую ситуацию в стране и даже вывести её на новый уровень.

Он вполне может занять более жесткую позицию по отношению к дефициту бюджета, дать развитие законам ЕС, преследующим более экспансионистскую денежно-кредитную политику, которая может быть эффективна.

При этом сам ЕС останется при союзнике, что немаловажно.

В свою очередь, твёрдое «Нет!» жителей Италии на референдуме 4 декабря может стать началом политической нестабильности. С политической точки зрения, фиаско Маттео Ренци на референдуме может повлечь за собой проведение новых выборов. Такой поворот событий, приведёт к новым расходам из государственного бюджета и, конечно же, ужесточит борьбу за власть.

Reuters утверждает, что в случае отставки Ренци президент Серджо Маттарелла может назначить временное правительство технократов, как это было пять лет назад, когда был сформирован кабинет Марио Монти.

В этот момент на политической арене и появится движение «Пять звёзд». Оно пользуется ощутимой поддержкой населения – более 25 процентов. А значит, итальянские евроскептики имеют значительные шансы заполучить большинство в парламенте Италии. В таком случае, не стоит исключать, что Италия покинет еврозону или даже ЕС.

Отрицательное голосование вполне может привести к финансовой нестабильности и, возможно, даже посеять панику среди инвесторов, нанеся значительный ущерб банковскому сектору Италии и так нагруженному проблемными долгами домохозяйств на сотни миллиардов евро.

Алармистские настроения преобладают и в ведущих европейских СМИ. По мнению The Financial Times, «нет» на референдуме может грозить крахом ряду итальянских банков, а Economist не исключает возможности, что итальянский референдум спровоцирует обвал евро.

Речь может идти даже о том, что в какой-то момент Еврокомиссия или ЕЦБ могут потерять контроль за финансовой политикой ключевой страны-должника ЕС с зашкаливающим уровнем суверенного долга.

Но как сообщает Reuters, премьер-министр Италии Маттео Ренци дал понять, что может и не покинуть свой пост в случае провала референдума.

Недавно появились слухи о том, что если Ренци проиграет, но не уйдет в отставку, то в игру вступит Сильвио Берлускони, который надавит на свои рычаги и поможет ему провести новый (реформаторский) закон о выборах. Это позволило бы изменить правило так называемого «бонуса» в виде дополнительных мест в парламенте.

В обмен на поддержку Берлускони может потребовать проведения всеобщих выборов — на этот раз по предложенным им правилам – в I или II квартале 2017 года. В этом случае (если реформаторский закон о выборах будет принят) «Движение пяти звезд» вряд ли получит в парламенте большинство. Скорее, можно ожидать, что к власти в Италии будут продолжать приходить слабые и «короткоживущие» правительства, нескончаемую череду которых мы наблюдаем с конца Второй мировой войны.

Но, как показали референдум в Великобритании и выборы президента в США, вероятность победы евроскептиков в Италии остается на весьма высоком уровне, хотя пока и не воспринимается серьезно большинством инвесторов и аналитиков. Напротив, невнимание и несерьезное отношение к таким как бы «невероятным» событиям является тем ресурсом, на котором такое событие может стать реальностью.

А в этом случае, именно это волеизъявление итальянцев вполне может стать той фишкой домино, падение которой запустит цепную реакцию с самыми невероятными последствиями, которые по своим масштабам выйдут далеко за пределы уже всей европейской семьи.

Основатель Stratfor предрек падение ЕС из-за долгов Италии

cezarium.com


Смотрите также