Севезо италия авария


Диоксиновая катастрофа в Севезо

Диоксиновая катастрофа в Севезо

Диоксиновая катастрофа в Севезо

10 июля 1976 года в небольшом итальянском городке Севезо произошла страшная катастрофа. В результате аварии на местном химическом заводе по производству трихлорфенола в воздух вырвалось огромное ядовитое облако, содержащее более 2 кг. диоксинов – одних из самых токсичных веществ на земле. (Такое количество диоксинов способно убить более 100 тысяч человек). Причиной аварии явился сбой в процессе производства, в реакторе резко повысилось давление и температура, сработал предохраняющий от взрыва клапан, и произошла утечка смертоносного газа. Утечка длилась две-три минуты, образовавшееся белое облако начало с ветром распространяться на юго-восток и растянулось над городом. Затем оно начало опускаться и покрывать землю туманом. С неба, подобно снегу, сыпались мельчайшие частицы химикатов, а воздух наполнился едким хлороподобным запахом. Тысячи людей охватили приступы кашля, тошноты, появилась сильная резь в глазах и головная боль. Руководство завода посчитало, что произошел всего-лишь небольшой выброс трихлорфенола, который в миллион раз менее токсичен чем диоксины (никто и не предполагал, что они могут там содержаться).

Руководители завода предоставили подробный отчет о происшествии лишь к 12 июля. А между тем, все это время ничего не подозревающие люди продолжали употреблять в пищу овощи и фрукты, как уже оказалось позже, с загрязненной диоксинами местности.

Трагические последствия случившегося в полной мере начали проявляться с 14 июля. Сотни людей, получивших серьезные отравления, оказались в больницах. Кожа пострадавших покрылась экземой, рубцами и ожогами, они мучилась от рвоты и сильной головной боли. У беременных женщин, наблюдался чрезвычайно высокий процент выкидышей. А доктора, полагаясь на информацию компании, лечили больных от отравления трихлорфенолом, который в миллион раз менее токсичен, чем диоксины. Началась массовая гибель животных. Они получали смертельные дозы яда намного быстрее, чем люди, из-за того что они пили дождевую воду и ели траву, в которых содержались большие дозы диоксинов. В этот же день было проведено совещание мэров городов Севезо и недалеко расположенного Меда, на котором был принят план первоочередных действий. На следующий день было принято решение о сожжении всех деревьев, а также урожая фруктов и овощей, собранных на загрязненной территории.

Только через 5 дней химической лабораторией в Швейцарии было установлено, что в результате утечки, в атмосферу было выброшено большое количество диоксинов. О загрязнении местности диоксинами оповестили всех здешних врачей, был установлен запрет на употребление в пищу продуктов с загрязненного региона.

24 июля началась эвакуация жителей из наиболее загрязненных территорий. Эта зона была огорожена колючей проволокой, и вокруг нее были расставлены полицейские кордоны. После этого туда вошли люди в защитных комбинезонах, для уничтожения оставшихся животных и растений. Вся растительность в наиболее загрязненной зоне была выжжена, вдобавок к 25 тысячам умершим животным было убито еще 60 тысяч. На этих участках до сих пор невозможно здоровое существование человека.

Учеными Миланского университета было произведено исследование по изучению частоты раковых образований у населения близлежащих к городу Севезо поселений. Под наблюдение попало более 36 тысяч людей и у них выявлена значительно превышающая норму частота онкологических заболеваний. С 1976 по 1986 года в районе катастрофы от рака скончалось около 500 человек. В 1977 году там было зафиксировано 39 случаев врожденных уродств, что значительно больше, чем до катастрофы.

На главную страницу проекта

medeya-ber.narod.ru

Аварии → Аварии с токсическими выбросами → авария 10 июля 1976 г. В севезо (италия)

Аварии → Аварии с токсическими выбросами → АВАРИЯ 10 ИЮЛЯ 1976 г. В СЕВЕЗО (ИТАЛИЯ)

/по материалам книги «Основные опасности химических производств» Маршалл В. М.: Мир, 1989/

ВВЕДЕНИЕ

Причины и обстоятельства аварии в Севезо широко обсуждались в прессе и специальной литературе. Не менее шести книг выпущено на эту тему, а количество работ исчисляется, наверное, сотнями. Широкое внимание уделяли этому вопросу радио и телевидение. Совет ЕЭС вьпустил в связи с этой аварией специальную директиву за номером 82/501/ЕЕС, известную под названием "Директива по Севезо".

Вся информация, представленная ниже, за исключением особо оговоренных случаев, взята из отчета [Seveso, 1978], на который в дальнейшем в тексте будем ссылаться как на "Отчет".

Авария развивалась следующим образом. Порция 2,4,5-трихлорфенола (ТХФ) была получена в реакторе по реакции между тетрахлорбензолом и гидроксидом натрия в присутствии этиленгликоля и ксилола. После окончания процесса ксилол и этиленгликоль были частично удалены вакуумной отгонкой. Обогрев и мешалка были выключены. Примерно через 7,5 ч сработало предохранительное устройство на реакторе- разрывной диск; это произошло из-за повышения внутреннего давления вследствие неконтролируемой реакции в реакторе. Струя вещества, выходящего из реактора, стала бить в юго-восточном направлении. Это привело к \ заболеваниям среди людей и нанесло серьезный ущерб природе.

ОПИСАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В СЕВЕЗО

Завод в Севезо принадлежал компании ICMESA. Это филиал компании Givaudan (Швейцария), которая в свою очередь являлась филиалом фирмы Hoffmann La-Roche. Завод располагался на территории 52 тыс. м2, персонал составлял 150 чел. Завод выпускал различные химические вещества, в основном ароматические соединения. Производство 2,4,5-трихлорфенола (ТХФ) составляло около 150 т в год и продавалось компании Givaudan, где использовалось для изготовления бактерицидного вещества - гексахлорофена.

ТХФ получали путем взаимодействия 1,2,4,5-тетрахлорбензола с гидроксидом натрия в присутствии этиленгликоля и ксилола. Несмотря на то что этиленгликоль считается растворителем, в процессах органического синтеза он, по-видимому, играет роль химического агента, образующего промежуточные вещества (алкоксиды), в составе которых натрий попадает в сферу реакции. Ксилол, очевидно, добавляют для того, чтобы иметь возможность азеотропно отогнать воду из конечной смеси. Вследствие этого равновесие в уравнении реакции сдвинется вправо. Это дает некоторое подтверждение тому, что в полученной смеси непрореагировавший натрий скорее будет присутствовать в форме органического соединения, нежели в форме водного раствора гидроксида.

ОПИСАНИЕ РЕАКТОРА

По ряду вопросов "Отчет" содержит мало информации, что отмечалось в работе [Marshall, 1980a]. Полностью отсутствуют данные по реактору, за исключением информации о том, что он имел мешалку и был снабжен устройством для нагрева паром и водяного охлаждения, а также о том, что разрывной диск должен был сработать при давлении около 0,35 МПа. В "Отчете" указано назначение разрывного диска, который служил для защиты реактора от избыточного давления во время технологической операции, когда содержимое перемещалось из реактора путем подачи азота. Вопрос о необходимости установки системы улавливания после диска на случай непредвиденной неконтролируемой реакции обсуждается ниже.

Размеры реактора не указаны, отсутствуют чертеж этого реактора и схема технологической системы, частью которой он являлся. В "Отчете" отмечается отсутствие на реакторе каких-либо средств автоматического управления. Также отсутствуют данные по количеству загрузки реактора исходными веществами.

Согласно работе [Stevens, 1980], которая, очевидно, основывается на статье [Ferraiolo, 1979], реактор был выполнен из нержавеющей стали и обогревался с помощью спирального змеевика, расположенного вплотную к стенке реактора, паром или водой. Согласно Уилсону [Wilson,1982], который также ссылается на [Ferraiolo, 1979], объем реактора составлял 10 м3. На рис. 1б приведен чертеж реактора, который имелся в работах [Stevens,1980] и [Wilson, 1982], однако это скорее эскиз, на котором отсутствуют многие детали. Из рис. 1б можно почти наверняка сделать вывод о том, что охлаждающая вода подводилась к нижнему, а не к верхнему концу змеевика. Системы такого типа широко известны в мировой химико-технологической практике, они могут различаться по используемым конструкционным материалам, но в основном имеют большое сходство.

Рис. 1а. Некоторые реакции этиленгликоля и его производных.

Рис. 1б. Технологическая схема установки в Севезо.

ИЗМЕНЕНИЯ В ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

В "Отчете" остро критикуются отклонения от регламента в процессе синтеза. Регламент Givaudan предусматривал ацилирование конечной смеси с целью очистки последней от фенола перед отгонкой ксилола и этиленгликоля. На практике же на заводе в Севезо эти операции проводились в обратном порядке. По мнению авторов "Отчета", если бы ацилирование было проведено сразу же после окончания синтеза в 05.00 в субботу, 10 июля 1976 г., катастрофа могла не случиться. По мнению Маршалла В., эта перестановка технологических операций была сделана не случайно. При такой последовательности есть возможность отогнать ксилол и этиленгликоль без примеси ТХФ, так как натриевая соль практически нелетуча, в то время как выделенный первоначально фенол обладает достаточной летучестью. Есть подтверждение тому, что администрация завода дала разрешение начать процесс в такое время, когда было ясно, что закончить его в пределах нормального рабочего цикла нельзя.* Если бы все технологические операции были проведены, аварии скорее всего не случилось. В этом случае опять возникает вопрос, имела ли администрация достаточные основания считать вероятным самопроизвольное возникновение такого процесса (который привел к аварии) в случае, когда конечная смесь осталась в реакторе (без проведения операции ацилирования) и температура (правда, не указанная в "Отчете") была ниже 185 °С [H&SE, 1980]. В работе [Wilson, 1982] указана температура 158 °С, однако источник этих сведений не назван. Вопрос о температуре будет обсуждаться ниже.

СОСТАВ АВАРИЙНОГО ВЫБРОСА

В специальной литературе веществам, входящим в смесь, которая вырвалась из реактора в Севезо, уделяется мало внимания. Если разрывной диск имел давление срабатывания 0,35 МПа, то можно предположить следующее: а) давление внутри реактора повысилось вследствие образования химически стабильных газов; б) при условии что реактор был заполнен примерно наполовину и оставался свободным объем около 5 м3, объем первоначального выброса составил примерно 16 м3. В последующем скорость утечки была равна скорости образования конечного продукта. Разумно предположить, что в составе выделяющейся из реактора смеси кроме химически стабильного газа были пары и капли других компонентов, находившихся в реакторе. При выходе из реактора происходило охлаждение струи, и при ее опускании к земле охлажденные (конденсированные) частицы смеси напоминали хлопья мокрого снега. В работе [Wilson, 1982] говорится, правда без указания источника, что дети, посчитав, что это падает снег, побежали ловить "снежинки". Эти "снежинки" могли принести много вреда тем, на кого они попадали. Только Райс [Riсе, 1982] на основе изучения различных источников дает информацию по составу струи (см. разд. 15.8.13).

Высказанное в "Отчете" предположение, что "если бы разрывной диск был настроен на более низкое давление, то он сработал бы при более ранней стадии реакции и последствия были бы менее тяжелыми", абсолютно голословно. Более того, как будет показано ниже, реакция, приведшая к избыточному давлению, происходит очень быстро.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА

Ограничив рамки нашего обсуждения двумя вопросами: об обязанности ICMESA не допустить аварии и о способах расследования аварии, принятых комиссией, следует отметить следующее:

1) Комиссия не смогла надлежащим образом расследовать все аспекты аппаратурного оформления процесса- синтеза в реакторе. Вместо этого она сосредоточила все свое внимание на чисто химической стороне дела. Если бы все специфические особенности реактора и вся система были исследованы последовательно, как это было сделано при анализе аварии 1 июня 1974 г. в Фликсборо (Великобритания), тогда причина аварии стала бы известна значительно раньше.

2) Как и во многих других случаях, авария в Севезо могла и не произойти, если бы не стечение неблагоприятных факторов: остановка технологического процесса после окончания операции синтеза (т. е. до прбведения ацилирования), использование сильно перегретого пара в системе обогрева, отсутствие принудительного охлаждения реактора и прекращение процесса перемешивания прежде, чем конечная смесь охладилась до такой температуры, при которой не могут начаться нежелательные реакции.

3) Обвинения в адрес ICMESA в том, что администрация не смогла предвидеть возможность неконтролируемой реакции и что не бьла установлена система улавливания, являются несправедливыми.

УЩЕРБ ОТ АВАРИИ 10 ИЮЛЯ 1976 г. В СЕВЕЗО (ИТАЛИЯ)

УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ ЛЮДЯМ
Ущерб от аварии, причиненный людям, можно разделить на три вида: а) ожоги от контакта с очень едкими веществами; б) заболевания хлоракне; в) другие виды последствий.

В "Отчете" приводится следующая статистика:

Зона пораженной при аварии территории Население зоны, тыс. чел.
А 0,773
Б 4,8
В 22
Население 5 удаленных населенных пунктов, подвергнутых медицинскому обследованию, - около 190 тыс. чел. Под "населением" понимается число жителей этих мест, а не количество людей, находившихся там во время аварии.

В период с 23 июля по 31 августа бригадой дерматологов, работавших в Севезо, было выявлено 477 чел. с заболеваниями кожи, которые могли быть вызваны последствиями аварии. Из них 113 чел. проживали в зоне А (24% населения), а 278 чел. были жителями зон Б и В (1% населения). Таким образом, 56 заболевших не являлись жителями зон А, Б, В. Следует помнить, однако, что в момент аварии житель зоны А мог находиться в зоне Б и т. п.

По вопросу контакта с едкими веществами в "Отчете" сказано следующее: а) в первые 15 дней августа наблюдалось резкое уменьшение симптомов; б) из 447 пострадавших лишь 34 чел. заболели хлоракне. Это очень важный момент, который дает право предположить, что непосредственный контакт с веществами, образовавшимися в результате аварии (хотя они и вызвали ожоги), более чем в 90% случаев не привел к заболеванию хлоракне. Лишь в середине августа, согласно "Отчету", у пострадавших начали появляться симптомы хлоракне.

К сожалению, средства массовой информации во всем мире давали неверную картину, показывая пострадавших от ожогов людей в бинтах и повязках и представляя их жертвами хлоракне.

За период с сентября по октябрь было выявлено 44 случая заболевания хлоракне, причем все эти пострадавшие находились в зоне А в момент аварии. Еще 6 случаев заболевания хлоракне у людей, находившихся в той же зоне, были отмечены в ноябре - декабре. Таким образом, общее число заболевших жителей зоны А составило 50 чел., или 7% населения. Все 44 заболевших имели возраст до 21 года. Дальнейшее обследование бригадой дерматологов 7077 пациентов, а также около 44 тыс. школьников выявило 79 случаев хлоракне. В дальнейшем было отмечено еще 6 случаев заболевания хлоракне, и, таким образом, общее число заболевших хлоракне составило 135 чел. Позднее, в 1978 г., в результате дальнейших обследований было выявлено еще 52 случая хлоракне и общее число заболевших достигло 79 чел. Отметим, что те случаи заболевания, которые были выявлены в результате медицинских обследований, были довольно легкими и практически не нуждались в лечении.

В "Отчете" сказано, что на начало 1977 г. было лишь 9 случаев заболевания в тяжелой форме, а через год, в начале 1978 г., таких больных не было вообще.

В "Отчете" также приводится информация по другим заболеваниям и отмечается, что некоторые жители зон А и Б страдали нервными заболеваниями. Однако корреляции между этими заболеваниями и хлоракне, по-видимому, нет. Авторы работы [Homberger, 1979] предполагают, что люди, заболевшие хлоракне, другими болезнями не страдали.

УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ ЖИВОТНЫМ
В районе Севезо отмечалась массовая гибель животных. Животные в основном погибали от химических ожогов конечностей или дыхательных путей, причиной ожогов, согласно работе [Homberger, 1979], был трихлорфенолят натрия. Авторы этой работы, по-видимому, не учитывают воздействия гликолята натрия. Отмечается, что мелкие животные погибали быстрее крупных : в первую очередь погибали кролики, в последнюю - лошади. Все животные, находившиеся в зоне А, были уничтожены (кроме нескольких, оставленных для исследовательских работ) в целях предотвращения попадания диоксина в пищевую цепочку. Было уничтожено около 78 тыс. мелких животных, в основном кур, и около 700 крупных животных. Около 3 тыс. мелких и 12 крупных животных погибли от токсического воздействия. В работе [Homberger, 1979] отмечается, что, если судить по схеме местоположения трупов погибших животных, можно найти определенную корреляцию с содержанием диоксина в растениях, произраставших на этих . участках земли. (Это не обязательно означает, что животные погибли в результате отравления диоксином: диоксин выполнял в данном случае роль индикатора, свидетельствующего о том, что на растениях находились вещества, выброшенные из реактора в момент аварии. Например, диоксин останется на растении после того, как дождь смоет все растворимые соединения натрия.)

ВЫВОДЫ ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА

Несмотря на то что случай в Севезо получил широкую известность во всем мире, необходимо отметить, что в результате этой аварии никто не погиб и все пострадавшие выздоровели без последствий.

Выброшенный диоксин оказался стерилизующим агентом для сельскохозяйственных культур на площади в 4 км2 на период, измеряемый годами. В ходе ликвидации последствий не было найдено удовлетворительного способа для очистки местности от диоксина. Во многих работах авария связывалась с получением и использованием гербицида 2,4,5-Т, однако завод в Севезо не занимался выпуском этого продукта.

Хотя администрация компании подвергалась сильной критике за то, что не смогла предусмотреть возможность возникновения неконтролируемой реакции, потребовались годы, чтобы понять возможный механизм протекания такой реакции. Использование сильно перегретого пара в системе обогрева привело, по-видимому, к прогреву верхнего слоя конечной смеси в реакторе до температуры, при которой началась неконтролируемая реакция. Однако механизм этого процесса к настоящему времени не выяснен. Если хотя бы одна из мер предосторожности была бы принята, авария могла не произойти.

В ходе официального расследования все внимание было сосредоточено на коммерческих, химических и токсикологических аспектах аварии, в то время как вопросы инженерного оформления, особенно химико-технологические, были практически упущены. Вследствие этого оказалась упущенной возможность выяснения действительной причины возникновения неконтролируемой реакции.

В ходе официального расследования администрация компании и местные власти правильно критиковались за длительную задержку с эвакуацией населения, которая привела к увеличению числа пострадавших как от ожогов, так и от хлоракне.

flatik.ru

Химическая катастрофа в итальянской Севесо

В июле 1976 года маленький итальянский городок Севесо стал жертвой ужасной катастрофы, произошедшей на местном химическом заводе. В атмосферу вырвалось смертоносное облако ядовитого газа. Его разрушительные последствия окажут воздействие на жизнь многих поколений горожан.

Многие годы после катастрофы Севесо был городом-призраком. Покинутый людьми, он выглядел словно декорация к какому-то фантастическому фильму. Как за Берлинской стеной, за щитами с надписями об экологическом бедствии укрылись дома, магазины, рестораны, школы… «Зараженный район — не въезжать!» — гласили надписи на пяти языках. Безвольно повисли телефонные провода: ни туда, ни оттуда больше никто не звонил.

Некогда оживленный и красивый городок превратился в мертвую зону. Севесо стали называть итальянской Хиросимой.Случилось это 10 июня 1976 года. Взрыв на принадлежащем Швейцарии химическом заводе выбросил в атмосферу облако диоксина — одного из самых страшных ядов, известных человеку. Облако повисло над промышленным пригородом, а затем яд стал оседать на дома и сады. У тысяч людей начались приступы тошноты, ослабло зрение, развивалась болезнь глаз, при которой очертания предметов казались расплывчатыми и зыбкими.

Как и при Чернобыльской катастрофе, которая произошла позже, человеческая ошибка обернулась для ничего не подозревающих жителей Севесо бедствием планетарного масштаба.Диоксин — сопутствующий продукт при производстве трихлорфенола, который используется для изготовления дезодорантов и мыла. Если развести в воде всего лишь четыре унции (около 90 миллиграммов) этого вещества, то этого будет достаточно, чтобы умертвить 8 миллионов человек. В тот черный летний день на свободу вырвался демон, способный убить 100 миллионов. Нужны многие годы, чтобы оценить все последствия отравления почвы, определить, сколько бед оно еще принесет будущим поколениям людей.

Первые симптомыДо катастрофы в Севесо было семнадцать тысяч жителей. Живописный городок, лежащий у подножия зеленых холмов в долине реки По в окружении зеленых полей и лесов, привлекал многочисленных туристов из Милана.

На химическом заводе, где работали многие местные жители, механик Виро Романи заканчивал обедать. Был субботний день, и завод практически не работал. Сто пятьдесят человек отдыхали у себя дома, а десять ремонтников занимались профилактическим осмотром оборудования.Здесь находилось вспомогательное производство одной из самых больших в мире фармацевтических компаний Хоффман — Ля-Рош.

В этот день химический реактор завода был заглушен. Но Виро Романи и его товарищи, сидевшие за чашкой кофе в столовой, вдруг услышали громкий хлопок, за которым последовал жуткий пронзительный свист. Рабочие выбежали наружу и увидели, как через предохранительные клапаны, установленные в верхней части аппарата, под огромным давлением вырывается смертоносный газ диоксин.

В течение нескольких минут с неба, словно снег, густо сыпались частицы химиката, а воздух наполнился едким запахом хлорина. Рабочие открыли аварийные краны, и в реактор хлынула холодная вода. Но в это время уже сформировавшееся облако медленно поплыло над сельской местностью, отправляясь в свое зловещее путешествие. Людей, сидевших под навесами уличных кафе или готовящихся к обеду дома, вдруг охватили приступы кашля. Из глаз посыпались слезы. Позже, когда облако ушло, все стали жаловаться на головные боли и тошноту. Тягучий и едкий запах висел в воздухе.

Почему это случилось?Сразу же после взрыва представители администрации завода начали устанавливать причину аварии. Первый вывод: в предыдущие дни температура химической реакции была несколько завышена, а инструкция по режиму охлаждения не выдерживалась.

Чтобы решить проблему безопасности, большинство компаний, пользуясь типовыми предохранительными клапанами, такими же как и на заводе в Севесо, дублируют их на огромные запасные емкости. Эти емкости принимают при авариях смертельный яд, не давая ему вырваться в атмосферу. Но в Севесо таких запасных емкостей не было, а предохранительный клапан не только отказал в критический момент, но вдобавок был установлен на вытяжной трубе, ведущей на крышу. В результате всего этого и произошла утечка газа.

Скрытая информацияТрагические последствия случившегося начали проявляться уже через три-четыре дня. К среде амбулатории Севесо переполнили заболевшие люди. Среди них было много детей, страдающих от сыпи и гноящихся нарывов. Они жаловались на боли в спине, слабость и тупые головные боли.

Пациенты рассказывали докторам, что животные и птицы в их дворах и садах начали внезапно умирать. Один старик видел на своем газоне трех погибших малиновок. Собаки и кошки, выйдя из домов на улицу, падали замертво. Плантации помидоров и кукурузные поля как будто выгорели, растения высыхали и скручивались. На пастбищах пораженный скот мучился от жидкости, вытекающей из ушей и глаз. Погибли тысячи кур, их трупы разлагались на летнем солнцепеке.

Врачи, не получившие никакой информации от владельцев завода, терялись в догадках. Поверить во внезапную катастрофу было трудно. Никто не слышал сильного взрыва, не видел бушующего огня. Словом, не было ничего такого, что могло бы стать сигналом тревоги, о чем тут же сообщили бы по радио или по телевидению. А поскольку молчала ни о чем не подозревающая общественность, хранили молчание и боссы компании.И только в пятницу, когда двухлетний ребенок был положен в больницу с огромным количеством волдырей и нарывов, мэры Севесо и соседнего городка Меда вынудили представителей завода ответить на некоторые вопросы.

Владельцы компании с неохотой сообщили, что по их просьбе образцы почвы исследовали швейцарские ученые и предложили запретить употреблять в пищу местную продукцию, а вокруг города расставить предупредительные щиты.

На следующий день было госпитализировано еще восемнадцать детей, и жителей Севесо охватила паника.

Теперь с неба мертвые птицы сыпались целыми стаями. Животные получали смертельные дозы отравления гораздо быстрее, чем люди, потому что они ели траву, пили дождевую воду и в целом были гораздо ближе к ядовитым осадкам диоксина. А врачи, полагаясь на информацию компании, лечили своих пациентов от отравления трихлорфенолом, который в миллион раз менее токсичен, чем диоксин.

Журналистское расследованиеМиланский репортер Бруно Амбрози, химик по образованию, установил, что авария на заводе сопровождалась выбросом диоксина.

Таким образом, он с горечью открыл, что произошло на самом деле.Миланская газета писала по этому поводу: «Это один из самых сильнодействующих мелкомолекулярных токсинов, известных человеку. Мышьяк и стрихнин по сравнению с ним ничто.

Диоксин поражает печень и почки, а также является «мутагенным», то есть способным менять химический состав хромосомы, что ведет к заболеванию раком и вызывает дефекты у детей уже в утробе матери».Амбрози разоблачил официальную версию. Да и швейцарские ученые подтвердили то, что он уже знал, — произошла массированная утечка диоксина, который проник в почву и в атмосферу, вызвав катастрофические последствия.

Чрезвычайное положениеАварийный центр разместился в начальной школе, и для работы в нем были мобилизованы все местные врачи, сестры и санитарки.Через восемь дней после начала бедствия итальянское правительство объявило чрезвычайное положение.

Министр здравоохранения провинции Ломбардия Виктория Риволта начала сопоставлять данные на огромной карте, стараясь определить, где теперь облако и сколько диоксина попало на землю и в атмосферу.

В субботу 24 июля началась полная эвакуация из «зоны А». В соответствии с картой Риволты в этом районе больше всего пострадали от заболеваний люди, здесь же наблюдался и самый сильный падеж скота.Двести семей выехали из зоны, вокруг которой были расставлены полицейские кордоны и заставы карабинеров. Территория в шесть квадратных миль была огорожена колючей проволокой. Затем в зону вошли люди в защитных комбинезонах, чтобы уничтожить оставшихся животных. Вдобавок к десяти тысячам, отравленным диоксином, было убито еще свыше пятидесяти тысяч животных.

Страх остаетсяДерматолог Уолкер, которой уже доводилось лечить рабочих в случаях заражения диоксином, сказала, что первые последствия трагедии проявятся дней через двадцать. Людей охватили страх и неуверенность.Тысячи и тысячи исследований, проводимых над заболевшими людьми, помогли определить степень отравления: высокую, среднюю и низкую категории риска. Итальянское правительство, боясь появления на свет детей-уродов и калек, разрешило в районе загрязнения аборты. За два года тысячи тонн зараженной почвы были вывезены из зоны и захоронены в бетонных могильниках, тысячи тонн растений и семьдесят тысяч трупов животных сожжены.

Беженцев переместили во временные поселения, компенсировали материальные потери и пообещали выделить жилье, эквивалентное тому, которое они оставили в зоне.

Большинство из эвакуированных 736 семей в итоге вернулись в свои дома, но 256 жителям навсегда запретили появляться в «зоне А», где уровень концентрации диоксина оказался наивысшим.Три года спустя итальянский парламент подвел итоги расследования катастрофы. В докладе говорилось, что завод не был готов к выпуску трихлорфенола с точки зрения обеспечения безопасности, что представители компании выжидали двадцать семь часов после выброса газа и не удосужились поставить в известность о нем муниципальные органы. Именно поэтому не были своевременно предприняты меры по эвакуации людей.

В качестве компенсации за причиненный ущерб компания выплатила пострадавшим свыше 10 миллионов долларов.

Удивительно, но за два десятилетия, минувших после катастрофы, ни один человек от ее последствий не умер. Несколько детей родились с отклонениями, но не ясно, явились ли они жертвами диоксина. Из 187 пораженных ядом детей не удалось спасти только двоих.

tayni.info


Смотрите также