Вторжения славян в Италию. Славяне в италии


Славяне в Италии — Славянская культура

Славянский  народ и его непосредственное переселение стало важным этапом в процессе названном в истории Великим переселением народов. Славяне начали свое мощное движение, когда большинство других народов и племен уже нашли новое пристанище в разных областях. Направления миграций славян известны еще меньше, чем волны перемещений большинства германских племен и других участников Великого переселения.

 Славянский  народ и его непосредственное переселение стало важным этапом в процессе названном в истории Великим переселением народов. Славяне начали свое мощное движение, когда большинство других народов и племен уже нашли новое пристанище в разных областях. Направления миграций славян известны еще меньше, чем волны перемещений большинства германских племен и других участников Великого переселения.

Племя лангобардов появилось в Италии в  568г. До лангобардов на севере и северо-востоке Италии жили венеты, карны, реты, триумпилини, эвганеи и камуны. Попробуем разобраться, что это были за народы и на каком языке они говорили.

Венеты (лат. Veneti, греч. Ενετοί) были предками славян. Они жили на северо-востоке Апеннинского полуострова между северным побережьем Адриатического моря и Альпами, к северо-востоку. Главным городом был Атесте, ныне Эсте. В 421 г. венеты построили на островах лагуны город Венеци.

В настоящее время о венетах напоминают также названия залива Венецианский и регионов Венето и Фриули –Венеция – Джулия. Венеты говорили на диалектном русском языке. Карны (лат. Carni, греч. Καρνίοι), по мнению некоторых историков, также были венетами, и можно предположить, что они говорили на венетском языке, т.е. на диалектном русском языке. Название племени полностью совпадает с именем древней славянской богини печали и скорби Карны. Поэтому сразу напрашивается мысль о том, что либо племя особо почитало данное божество, либо жизнь этого народа была так печальна и скорбна, что все это отразилось в этнониме карны.

 В древне-русском языке существовало слово карити – оплакивать. В Новозыбковском районе Брянской области есть деревня, река и озеро Карна. Также была Древнеримская богиня Карна, герой Махабхараты с таким именем, а в санскрите слово карна означает чуткий, ушастый. Карны жили в местности, разделяющей Норик и Венецию. От них идет современное название области Карния в Италии и Каринтия на юге Австрии, а также название Альп Карнийские на границе Италии и Австрии. В области Карния имеется населенный пункт со славянским названием Сутрио (с утра, утром, завтра).

Реты (лат. Raeti), согласно А.Д. Черткову, являются этрусками, которые удалились в Альпы от нашествия галлов. Ретия простиралась от Вероны до Дуная на севере, на западе у Женевского озера реты соприкасались с галлами. Восточная часть Ретии называлась Венделикией, т.е. реты были также и вендами. Язык ретов совпадает с языком этрусков. И реты и этруски говорили на диалектном русском языке.

В настоящее время в Доломитовых Альпах вокруг массива Селла живут потомки ретов ладины, которые говорят на своем ладинском языке, и который, возможно, еще сохранил звучание этрусского языка. Смысл слова реты следует искать в слове реть, рать, которые В. Даль объясняет как брань, пря, ссора, война; ретивый – горячий, пылкий.

Триумпилини (лат. Triumpilini), по мнению Черткова, относятся к ретам, т.е. являются этрусками, ушедшими в Альпы от галлов. Триумпилини говорили на этрусском языке, который, как было установлено. Поэтому слово трумпилини можно рассматривать как состоящее из двух частей: триум и пилини. Пильный – ретивый, горячий; пильно – спешно. Триум – триумные. Жили триумпилини в долине Валь-Тромпия в восточной части венетских земель. Название долины связано с названием племени. Плиний относил триумпилинов к одному из племен эвганеев, а через них к ретам. Эвганеи - некельтское племя, жившее в Ретийских Альпах, на юге они заселяли местность до Вероны и Падуи. Там и теперь горы называются Эвганейскими.

Но реты – это этруски. Если предположение об этрусском происхождении эвганеев верно, то этимологию слова эвганеи можно объяснить следующим образом: ганивать (прм., арх.) – понуждать к уходу, к бегу. Т.е. эвганеи – это племена, которых принудили к бегству, к уходу со старых мест проживания. Или эвганеи – это выгнанные.

Римский историк Плиний совершенно обоснованно связывал триумпилинов с эвганеями - у них была одна судьба. И те, и другие были этрусками, и те, и другие были вынуждены бежать со своей исторической родины, спасаясь от галлов.

Камуны жили в долине Валь-Камоника (Val Kamuniko) в центральных Альпах. Сейчас это провинция Брешия. Долину окружают с востока горы Адамелло, с запада Бергамасские Альпы, с севера отроги Ортлесских Альп. По долине длиной в 90 км протекает река Ольо (Oglio). В Валь-Камонике найдено около 300 тыс. наскальных  рисунков, относящихся к периоду от 6 тыс. до н.э. до 19 в. н.э. Этимологию слова камуны А.Д. Чертков предлагает выводить из слова камень. Лингвист Е.А.Миронова также связывает название племени камуны со словом камень.

Камуны – это люди, живущие в тесном окружении гор – камней. В русском языке утес, гребень, скалу, гору, хребет, горный кряж в Сибири называют Камнем. Даже часть Валдайских гор называется «каменки и каменное поле».

Плиний относит племя камунов к эвганеям, а Страбон – к ретам. Но эвганеи и реты были этрусками, поэтому камуны могли говорить на этрусском языке, т.е. на диалектном русском языке. На камунском языке сохранились надгробные и наскальные надписи, выполненные этрусскими буквами.

Итальянское название провинции Брешия-Brescia, на территории которой жили камуны (ломб. Br÷sa, зап.-ломб. Вressa, лат. Brixia), на брешианском диалекте выглядит как Br÷hȃ, т.е.бреhа (придыхание), брега. А бреги – это горцы. А.Д. Чертков со ссылкой на Алексееву, Церк. Слов., V, 12 и Словотол. при Остром. Еван. 52 пишет, что брегъ означает крутизну, утес, горы; бреги – утесы, стремнины,скалы.

Все рассмотренные племена можно отнести к двум народам: венетам и этрускам. А венеты и этруски говорили на диалектах русского языка, т.е. были предками славян. Эти народы жили на севере и северо-востоке Италии до лангобардов, также продолжали жить после завоевания лангобардами в 568 году сначала территории Фриули, а затем и других мест Италии, а в 7-8 в.в. на территорию Фриули проникли славяне.

Какие же славяне могли проникнуть в область Фриули? И где располагалась историческая область Фриули. На северо-востоке находятся Юлийские Альпы. На востоке область граничит со Словенией, на западе с регионом Венето, на юге ее омывают воды Адриатического моря. Деление региона Фриули – Венеция – Джулия на провинции. Провинция Удине является исторической областью Фриуль, а вместе с Парденоне составляет современную область Фриули. Провинции Гориция и Триест относятся к области Венеция – Джулия.

Ближайшими соседями фриулов на северо-востоке были хорутане  – предки словенов. Хорутане населяли также территорию Каринтии, находящуюся на севере за Карнийскими Альпами, в Австрии. Кроме хорутан могли проникнуть во Фриули и норицы из придунайской земли Норик, про которых в «Повести временных лет» сказано, что «норицы иже суть словени».

В 1841 году, путешествуя по северо-востоку области Фриули, И.И. Срезневский нашел потомков хорутанских словенцев, резиян и словинов, и описал их язык, быт и обычаи в записках «Фриульские славяне», где он приводит любимую поговорку местного патера, старика 73 лет: «Резия и Русия одно и тоже». На тот момент (1871 г.) резиян было 3275 чел., а словинов 19 тыс.

В настоящее время в провинции Удине существует коммуна Резия, в которой проживает 1175 резиян. Основным населением региона Фриули-Венеция- Джулия являются фриулы - потомки эвганеев, венетов и карнов, а также лангобардов и славян. Всего фриулов насчитывается 720 тыс., из них 530 тыс. проживает в регионе Фриули-Венеция-Джулия. Потомки ретов ладины общей численностью 30-35 тыс. проживают в Италии, в восточной части Швейцарии и в Тироле. В Италии, в Доломитовых Альпах, вокруг массива Селла, по долинам рек Гадеры, Гардены, Авизио, Боите, Кордеволе, Соль, Ноче и Пьяве живет 14 тыс. ладинов. Это область Трентино-Альто-Адидже. Следует обратить внимание на этноним ладины. Для вполне русского слова ладина В.Даль приводит следующие значения: ладина (ярс., ударение на последнем слоге) - лад, удача, успех, счастье; ладниться – жить дружно, согласно, мирно; лад – мир, дружба, согласие, отсутствие вражды, любовь.

Подводя итог хочется еще раз обратить внимание на то, что с давних времен, начиная с I тыс. до н.э., а по некоторым данным и ранее, на территории нынешней Италии проживали племена и народы, говорящие на диалектах русского языка - это этруски, умбры, оски, венеты, карны, реты, эвганеи, триумпилини, камуны, ладины, словины, резияне - т.е. предки русского и славянских народов.

 

 

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Вторжения славян в Италию. Начало русской истории. С древнейших времен до княжения Олега

Вторжения славян в Италию

 В 600 г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию.

Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган, как мы помним, требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах. Так, король лангобардов Агилульф (591–616), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610 г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда. Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов) и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Североитальянский воин IX-X вв.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 — ок. 706), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом. И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан. Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 — ок. 737) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян. Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.)

Начало контактов с лангобардами. Карантанское княжество

На западном направлении колонизации славяне шли по стопам германцев.Германское племя лангобардов («длиннобородых») пришло в Паннонию в конце V в. с нижней Эльбы. Сначала они обосновались на среднем и верхнем Дунае, а затем, в 490-х гг., изгнали герулов из будущей Западной Словакии и вплотную приблизились к североитальянским землям.

Продвижение лангобардов на юг затронуло многие славянские племена. В дунайском ареале расселения лангобардов находится довольно много славянских древностей. О дружественных связях лангобардов и славян в первой половине VI в. имеются и письменные известия. Прокопий Кесарийский в «Истории войн» рассказывает о том, как законный наследник правителя лангобардов Ильдигис, спасаясь от преследований узурпатора Авдуина, бежал вместе со своими сторонниками к славянам. Когда вспыхнула вражда между Авдуином и гепидами, Ильдигис, заручившись обещанием последних вернуть ему королевский престол, примкнул к ним с большим отрядом из лангобардов и славян. Но война продлилась недолго и закончилась мирным соглашением между гепидами и лангобардами, одним из пунктов которого было согласие гепидского предводителя на выдачу Ильдигиса по требованию Авдуина. Узнав об этом, Ильдигис «не мешкая ушел обратно к склавенам вместе со своим отрядом...».

Вскоре после этого лангобарды возобновили войну с гепидами, разгромили их и стали полновластными хозяевами Паннонии. Но спустя всего полтора десятка лет, в 568 г., они вынуждены были отступить под натиском аваров в Северную Италию. Вместе с ними ушла часть славянского населения Подунавья.

После ухода лангобардов моравские и словенские земли были заселены славянами. Во второй половине VI в. племена хорутан, чехов, моравов и лужицких сербов обосновались в бывшей римской провинции Норике и в верховьях Дравы и Савы. Уже в начале следующего столетия здесь возникло славянское Карантанское княжество со столицей в Крнском граде.

Распространение памятников карантанской культуры. а — памятники VIII — первой половины IX в.

Дальнейшее продвижение славян вверх по Драве и ее притокам было приостановлено столкновением с баварами и фриульскими лангобардами. Баварский герцог Тассило I (ок. 592 – ок. 598 гг.) совершил удачный поход в Карантанию, одержал победу над местными славянами и вернулся в свои края с большой добычей. Но следующее нападение баваров, пытавшихся закрепить свой успех, было отбито славянами при помощи аваров. Отражение баварского натиска было куплено ценой признания зависимости Карантании от кагана; зато военная поддержка аваров позволила славянам окончательно утвердиться в Восточных Альпах.

Вторжения славян в Италию

В 600 г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию.Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах. Так, король лангобардов Агилульф (591 – 616 гг.), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610 г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х гг.) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда. Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов), и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671 гг.) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 – ок. 706 гг.), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом. И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан. Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 – ок. 737 гг.) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян. Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Источник:Цветков С. Э. Начало русской истории. С древнейших времен до княжения Олега. М.: Центрполиграф, 2011.

sergeytsvetkov.livejournal.com

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.): mil_history

Начало контактов с лангобардами. Карантанское княжество

На западном направлении колонизации славяне шли по стопам германцев.Германское племя лангобардов («длиннобородых») пришло в Паннонию в конце V в. с нижней Эльбы. Сначала они обосновались на среднем и верхнем Дунае, а затем, в 490-х гг., изгнали герулов из будущей Западной Словакии и вплотную приблизились к североитальянским землям.

Продвижение лангобардов на юг затронуло многие славянские племена. В дунайском ареале расселения лангобардов находится довольно много славянских древностей. О дружественных связях лангобардов и славян в первой половине VI в. имеются и письменные известия. Прокопий Кесарийский в «Истории войн» рассказывает о том, как законный наследник правителя лангобардов Ильдигис, спасаясь от преследований узурпатора Авдуина, бежал вместе со своими сторонниками к славянам. Когда вспыхнула вражда между Авдуином и гепидами, Ильдигис, заручившись обещанием последних вернуть ему королевский престол, примкнул к ним с большим отрядом из лангобардов и славян. Но война продлилась недолго и закончилась мирным соглашением между гепидами и лангобардами, одним из пунктов которого было согласие гепидского предводителя на выдачу Ильдигиса по требованию Авдуина. Узнав об этом, Ильдигис «не мешкая ушел обратно к склавенам вместе со своим отрядом...».

Вскоре после этого лангобарды возобновили войну с гепидами, разгромили их и стали полновластными хозяевами Паннонии. Но спустя всего полтора десятка лет, в 568 г., они вынуждены были отступить под натиском аваров в Северную Италию. Вместе с ними ушла часть славянского населения Подунавья.

После ухода лангобардов моравские и словенские земли были заселены славянами. Во второй половине VI в. племена хорутан, чехов, моравов и лужицких сербов обосновались в бывшей римской провинции Норике и в верховьях Дравы и Савы. Уже в начале следующего столетия здесь возникло славянское Карантанское княжество со столицей в Крнском граде.

Распространение памятников карантанской культуры. а — памятники VIII — первой половины IX в.

Дальнейшее продвижение славян вверх по Драве и ее притокам было приостановлено столкновением с баварами и фриульскими лангобардами. Баварский герцог Тассило I (ок. 592 – ок. 598 гг.) совершил удачный поход в Карантанию, одержал победу над местными славянами и вернулся в свои края с большой добычей. Но следующее нападение баваров, пытавшихся закрепить свой успех, было отбито славянами при помощи аваров. Отражение баварского натиска было куплено ценой признания зависимости Карантании от кагана; зато военная поддержка аваров позволила славянам окончательно утвердиться в Восточных Альпах.

Вторжения славян в Италию

В 600 г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию.Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах. Так, король лангобардов Агилульф (591 – 616 гг.), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610 г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х гг.) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда. Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов), и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671 гг.) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 – ок. 706 гг.), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом. И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан. Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 – ок. 737 гг.) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян. Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Источник:Цветков С. Э. Начало русской истории. С древнейших времен до княжения Олега. М.: Центрполиграф, 2011.

mil-history.livejournal.com

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.) Славяне и Франкское государство (2 статьи)

Вскоре после этого лангобарды возобновили войну с гепидами, разгромили их и стали полновластными хозяевами Паннонии. Но спустя всего полтора десятка лет, в 568 г., они вынуждены были отступить под натиском аваров в Северную Италию. Вместе с ними ушла часть славянского населения Подунавья.

После ухода лангобардов моравские и словенские земли были заселены славянами. Во второй половине VI в. племена хорутан, чехов, моравов и лужицких сербов обосновались в бывшей римской провинции Норике и в верховьях Дравы и Савы. Уже в начале следующего столетия здесь возникло славянское Карантанское княжество со столицей в Крнском граде.

Распространение памятников карантанской культуры. а — памятники VIII — первой половины IX в.

Дальнейшее продвижение славян вверх по Драве и ее притокам было приостановлено столкновением с баварами и фриульскими лангобардами. Баварский герцог Тассило I (ок. 592 – ок. 598 гг.) совершил удачный поход в Карантанию, одержал победу над местными славянами и вернулся в свои края с большой добычей. Но следующее нападение баваров, пытавшихся закрепить свой успех, было отбито славянами при помощи аваров. Отражение баварского натиска было куплено ценой признания зависимости Карантании от кагана; зато военная поддержка аваров позволила славянам окончательно утвердиться в Восточных Альпах.

Вторжения славян в Италию

В 600 г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию.Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах. Так, король лангобардов Агилульф (591 – 616 гг.), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610 г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х гг.) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда. Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов), и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671 гг.) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 – ок. 706 гг.), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом. И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан. Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 – ок. 737 гг.) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян. Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Ссылка на историю http://zaist.ru/~28MHQ                                                                                                                                                                                                       Славяне и Франкское государствоВ VII – VIII вв. усиливается натиск на поморских и полабских славян со стороны Франкского королевства. По сообщению анонимного Утрехтского летописца (XV в.), франкский король Дагоберт в начале VII в. покорил фризов и славян-вильтов (велетов-вильцев-лютичей), разрушил город Вильтенбург («град велетов») и основал на его месте Утрехт. Мажордом франкских королей Пипин Геристальский (679-714) полностью подчинил себе фризскую «Славонию», то есть славянские поселения во Фризии. Для закрепления военных успехов к тамошним славянам была отправлена миссия святого Бонифация с тридцатью священниками и дьяконами, которые, однако, все погибли мученической смертью от рук язычников.

Карл Великий (742–814) после успешных походов за Рейн распространил свою власть на славянские племена ободритов и вильцев.«Анналы королевства франков» (вторая редакция) под 789 г. сообщают об одном из таких походов против вильцев, объясняя его необходимость тем, что последние всегда были «враждебны франкам и своим соседям, которые были франкам или подвластными, или союзниками». Снарядив «огромное войско», Карл вторгся в землю вильцев и «приказал все опустошить огнем и мечом». Предводитель вильцев князь Драговит, который «далеко превосходил всех царьков вильцев и знатностью рода, и авторитетом старости», пытался сопротивляться нашествию, но, когда король осадил его «город», изъявил свою покорность, дал заложников и «клятвенно обещал хранить верность королю и франкам». Вслед за ним и другие «славянские знатные лица и царьки подчинились власти короля». Франкский хронист называет их «наши славяне».

По приказу Карла дружины вассальных славянских князей приняли участие в растянувшемся на три десятилетия покорении франками Саксонии. Одного ободритского князя по имени Витцин (вероятно, Вышан) саксы убили, заманив в засаду где-то в верховьях Эльбы. Его преемник князь Дражко в 798 г. нанес саксам ощутимое поражение, после которого последовало их очередное примирение с Карлом Великим.

Кроме того, в 791 г. объединенное франко-лангобардо-славянское войско, возглавляемое славянином Вономиром, вторгшись в Паннонию, нанесло жестокое поражение аварам.

Спустя шесть лет в поход против аваров выступил сам Карл, в союзе с булгарским ханом Крумом. Хринг (резиденция кагана) был захвачен, каган погиб в междоусобной смуте, а его сокровища попали в руки франков. В 796 г. аварский тудун (второе лицо в каганате) сдался Карлу и принял христианство. Согласно одному византийскому источнику IX в., сами авары так говорили о причинах своего поражения: «Вначале из-за ссоры, лишившей кагана верных и правдивых советников, власть попала в руки людей нечестивых. Затем были развращены судьи, которые должны были отстаивать перед народом правду, но вместо этого побратались с лицемерами и ворами; обилие вина породило пьянство, и авары, ослабев физически, потеряли и рассудок. Наконец, пошло увлечение торговлей: авары стали торгашами, один обманывал другого, брат продавал брата. Это… и стало источником нашего постыдного несчастья».Все же окончательное покорение аваров растянулось на несколько лет. Каган крестился только в 805 г., после трех неудачных восстаний против франкского владычества. Постоять за себя самостоятельно авары больше не могли, и теперь уже славяне, в большом количестве заселившие эти земли, притесняли остатки аварского населения. В 811 г. Карл посылал в Паннонию войско для разбора ссор между ними. Но дело не было улажено, и впоследствии славяне и авары посылали в Ахен послов, которые лично судились перед Карлом. Последнее посольство аваров к франкам отправилось в 823 г., после чего этот народ больше не упоминается в источниках как самостоятельный этнос. При Верденском разделе империи Карла Великого (843 г.) к Восточнофранкской империи среди прочих земель отошло и «Аварское королевство», заселенное уже в основном славянами.

Разгром франками аварской орды был настолько сокрушительным, что вызвал у современников впечатление полного исчезновения аваров как народа. Латиноязычные памятники IX в. именуют бывшие аварские земли solitudines Avarorum, то есть «аварской пустыней». По словам франкского хрониста, «место, где был дворец кагана, так дико и пусто, что не приметишь тут и следа человеческих жилищ». Гибель могучей Аварской державы помнили даже на Руси. «Повесть временных лет» замечает по этому поводу: «Были обры (авары. — С. Ц.) телом велики, а умом горды, и истребил их Бог, перемерли все, не осталось ни единого обрина, и есть поговорка на Руси до сего дня: погибоша аки обре».

Победа над аварами имела следствием подчинение карантанских словенцев и хорватов франкскому влиянию на правах вассалитета. Отражение тех восхищенно-почтительных чувств, которые вызвали у славян победы Карла и могущество его державы, видно в славянских словах «краль», «король», образованных от имени этого государя.

После завоевания Саксонии Карл не оставлял в покое полабских славян, совершая почти ежегодные походы в низовья Эльбы. Здешние славянские племена — сербы, или сорбы, возглавляемые князем Милидухом, — были частью покорены им, частью оттеснены на восток. Их упорное сопротивление (источники упоминают о четырнадцати крупных франкско-сорбских войнах, во время которых сорбы не только защищались, но порой переходили в наступление, опустошая земли противника) вынудило Карла в 805 г. издать указ о запрещении франкским купцам продавать славянам оружие, доспехи и лошадей. В 811 г. была основана северо-саксонская военная линия (от нижней Эльбы через Гамбург и до Кильского залива), шириной от 5 до 15 километров, отделившая владения франков от славянских земель.

К концу жизни Карла его биограф Эйнгард с подобострастным восхищением писал, что все варварские народы от Дуная до Вислы и Балтийского моря, включая велетов, сорбов, ободритов, «признали себя его данниками» и «добровольно поддались ему». Успехи франков в полабских землях были, впрочем, временными и ненадежными. Огнем и мечом насаждая христианство среди саксов, Карл не предпринял ни малейшей попытки обратить в христианство подчиненных ему славян, что позволяет говорить о сохранении князьями этих племен известной самостоятельности. После его смерти ободриты, вильцы и сорбы одни за другими вновь обрели независимость от Франкской империи. Но политика Карла в славянских землях положила начало тому германскому «натиску на восток», который спустя четыре столетия привел к почти полному истреблению и онемечиванию полабских и поморских славян.

hist-etnol.livejournal.com

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.) .

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.) .

Начало контактов с лангобардами. Карантанское княжество.

На западном направлении колонизации славяне шли по стопам германцев. Германское племя лангобардов («длиннобородых») пришло в Паннонию в конце V в. с нижней Эльбы. Сначала они обосновались на среднем и верхнем Дунае, а затем, в 490-х гг., изгнали герулов из будущей Западной Словакии и вплотную приблизились к североитальянским землям.

Продвижение лангобардов на юг затронуло многие славянские племена. В дунайском ареале расселения лангобардов находится довольно много славянских древностей. О дружественных связях лангобардов и славян в первой половине VI в. имеются и письменные известия.

Прокопий Кесарийский в «Истории войн» рассказывает о том, как законный наследник правителя лангобардов Ильдигис, спасаясь от преследований узурпатора Авдуина, бежал вместе со своими сторонниками к славянам. Когда вспыхнула вражда между Авдуином и гепидами, Ильдигис, заручившись обещанием последних вернуть ему королевский престол, примкнул к ним с большим отрядом из лангобардов и славян. Но война продлилась недолго и закончилась мирным соглашением между гепидами и лангобардами, одним из пунктов которого было согласие гепидского предводителя на выдачу Ильдигиса по требованию Авдуина. Узнав об этом, Ильдигис «не мешкая ушел обратно к склавенам вместе со своим отрядом...».

Вскоре после этого лангобарды возобновили войну с гепидами, разгромили их и стали полновластными хозяевами Паннонии. Но спустя всего полтора десятка лет, в 568  г., они вынуждены были отступить под натиском аваров в Северную Италию. Вместе с ними ушла часть славянского населения Подунавья.

.

После ухода лангобардов моравские и словенские земли были заселены славянами. Во второй половине VI в. племена хорутан, чехов, моравов и лужицких сербов обосновались в бывшей римской провинции Норике и в верховьях Дравы и Савы. Уже в начале следующего столетия здесь возникло славянское Карантанское княжество со столицей в Крнском граде.

.

Распространение памятников карантанской культуры: а - памятники VIII - первой половины IX в .

Дальнейшее продвижение славян вверх по Драве и ее притокам было приостановлено столкновением с баварами и фриульскими лангобардами. Баварский герцог Тассило I (ок. 592 - ок. 598 гг.) совершил удачный поход в Карантанию, одержал победу над местными славянами и вернулся в свои края с большой добычей. Но следующее нападение баваров, пытавшихся закрепить свой успех, было отбито славянами при помощи аваров. Отражение баварского натиска было куплено ценой признания зависимости Карантании от кагана; зато военная поддержка аваров позволила славянам окончательно утвердиться в Восточных Альпах.

Вторжения славян в Италию.

В 600  г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию. Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах.

Так, король лангобардов Агилульф (591 – 616 гг.), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610  г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х гг.) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда.

Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов), и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671 гг.) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 – ок. 706 гг.), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом.

И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан.

Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 – ок. 737 гг.) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян.

Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Источник: Цветков С. Э. Начало русской истории. С древнейших времен до княжения Олега. М.: Центрполиграф, 2011.  http://sergeytsvetkov.livejournal.com/298529.html .

---

byslaikyr.livejournal.com

Славянский прорыв в Италию (VII-VIII вв.)

Начало контактов с лангобардами. Карантанское княжество

На западном направлении колонизации славяне шли по стопам германцев.Германское племя лангобардов («длиннобородых») пришло в Паннонию в конце V в. с нижней Эльбы. Сначала они обосновались на среднем и верхнем Дунае, а затем, в 490-х гг., изгнали герулов из будущей Западной Словакии и вплотную приблизились к североитальянским землям.

Продвижение лангобардов на юг затронуло многие славянские племена. В дунайском ареале расселения лангобардов находится довольно много славянских древностей. О дружественных связях лангобардов и славян в первой половине VI в. имеются и письменные известия. Прокопий Кесарийский в «Истории войн» рассказывает о том, как законный наследник правителя лангобардов Ильдигис, спасаясь от преследований узурпатора Авдуина, бежал вместе со своими сторонниками к славянам. Когда вспыхнула вражда между Авдуином и гепидами, Ильдигис, заручившись обещанием последних вернуть ему королевский престол, примкнул к ним с большим отрядом из лангобардов и славян. Но война продлилась недолго и закончилась мирным соглашением между гепидами и лангобардами, одним из пунктов которого было согласие гепидского предводителя на выдачу Ильдигиса по требованию Авдуина. Узнав об этом, Ильдигис «не мешкая ушел обратно к склавенам вместе со своим отрядом...».

Вскоре после этого лангобарды возобновили войну с гепидами, разгромили их и стали полновластными хозяевами Паннонии. Но спустя всего полтора десятка лет, в 568 г., они вынуждены были отступить под натиском аваров в Северную Италию. Вместе с ними ушла часть славянского населения Подунавья.

После ухода лангобардов моравские и словенские земли были заселены славянами. Во второй половине VI в. племена хорутан, чехов, моравов и лужицких сербов обосновались в бывшей римской провинции Норике и в верховьях Дравы и Савы. Уже в начале следующего столетия здесь возникло славянское Карантанское княжество со столицей в Крнском граде.

Распространение памятников карантанской культуры. а — памятники VIII — первой половины IX в.

Дальнейшее продвижение славян вверх по Драве и ее притокам было приостановлено столкновением с баварами и фриульскими лангобардами. Баварский герцог Тассило I (ок. 592 – ок. 598 гг.) совершил удачный поход в Карантанию, одержал победу над местными славянами и вернулся в свои края с большой добычей. Но следующее нападение баваров, пытавшихся закрепить свой успех, было отбито славянами при помощи аваров. Отражение баварского натиска было куплено ценой признания зависимости Карантании от кагана; зато военная поддержка аваров позволила славянам окончательно утвердиться в Восточных Альпах.

Вторжения славян в Италию

В 600 г. папа Григорий I в одном из своих писем уже высказывал озабоченность славянскими вторжениями в Северную Италию.Впрочем, с лангобардами карантанские славяне некоторое время поддерживали дружественные отношения. Основой их союза были совместные действия против Византии. Каган требовал от императора Маврикия увеличения дани, а лангобардские короли стремились захватить византийские владения в Истрии и Италии. Карантанские славяне довольствовались богатой добычей, которую они захватывали в этих походах. Так, король лангобардов Агилульф (591 – 616 гг.), мстя византийцам за пленение своей дочери, с разрешения кагана пригласил в свое войско славянские отряды и с их помощью овладел городами Кремоной и Равенной, после чего ромеи выдали ему знатную заложницу.

Все изменилось в 610 г., когда каган нарушил «вечный мир» с лангобардами. Совместным аваро-славянским вторжениям подверглось прежде всего Фриульское герцогство, граничащее с Карантанией. Даже антиаварский союз лангобардов с франками не смог воспрепятствовать этим опустошительным набегам.

На исходе первой половины VII столетия к нападениям на итальянские земли подключились и балканские славяне. Во время правления беневентского герцога Айо (начало 640-х гг.) далматинское племя неретвлян, переплыв Адриатику на множестве ладей, появилось в Южной Италии и расположилось лагерем у города Сипонт (нынешняя Манфредония в Апулии). Айо попытался напасть на них, но попал в скрытую яму-ловушку и был убит вместе со многими воинами из своего отряда. Его соправитель Радоальд вступил со славянами в переговоры, а потом предательски напал на них и вынудил покинуть эти места. Интересно, что Радоальд, выросший в Чивидале, граничащей с землями карантанских славян, по сообщению Павла Диакона, вел переговоры со славянами-далматинцами на славянском языке (то есть на одном из карантанских диалектов), и те хорошо его понимали. Это значит, что в VII в. еще сохранялось общеславянское языковое единство.

Пограничному североитальянскому Фриульскому герцогству пришлось вести со славянами упорную борьбу. Герцог Вехтари (664–670/671 гг.) сумел навести на славян страх своими победами над ними, так что они обращались в бегство, едва он снимал свой шлем и показывал им свое лицо (точнее, голову: герцог был совершенно лыс, поэтому славянам было легко различить его издалека среди других воинов). Ему случалось разгонять крупные славянские отряды, нападая на них всего с двадцатью пятью всадниками.

Преемник Вехтари, герцог Фердульф (ок. 694 – ок. 706 гг.), «человек неустойчивый и надменный», как характеризует его Павел Диакон, хотел быть столь же грозным для врагов, но, как назло, славяне все еще не отваживались нападать на границы Фриуля, памятуя о непобедимом лысом герцоге. Не имея ни военных талантов Вехтари, ни его авторитета и, однако, страстно желая снискать себе славу победителя славян, Фердульф прибег к весьма необычному способу стяжать военные лавры. Он подкупил каких-то славян, дабы они подбили своих сородичей напасть на Фриуль. Вскоре крупный славянский отряд, насчитывавший несколько тысяч человек, вторгся в пределы герцогства и укрепился на вершине какой-то горы.

Безмерно счастливый Фердульф немедленно явился в это место со своим войском. Он решил во что бы то ни стало атаковать врага, для чего стал огибать гору, выискивая наиболее пологий склон. На беду, при нем находился правитель этой местности по имени Аргаит, которого герцог незадолго перед тем тяжело оскорбил, обозвав трусом. И вот теперь, дабы смыть с себя оскорбление, Аргаит обнажил меч и поскакал на славян как раз по самому крутому склону горы, призывая своего обидчика последовать за ним и доказать свою храбрость. Фердульф недолго думая отдал приказ об атаке и пришпорил лошадь, стремясь обогнать Аргаита и первым ворваться во вражеский стан. Эта безрассудная атака кончилась для лангобардов плачевно. Бросая сверху тяжелые камни, славяне сбили на землю почти всех вражеских всадников; воспользоваться оружием им пришлось только для того, чтобы добить поверженных воинов Фердульфа. Герцог и Аргаит погибли, а вместе с ними и цвет фриульской знати.

Следующему фриульскому герцогу Пеммо (ок. 706 – ок. 737 гг.) удалось отомстить за это поражение. Спустя несколько лет после гибели Фердульфа он напал на крупный славянский отряд, грабивший в окрестностях Торреано. Сражение было упорным, лангобарды трижды ходили в атаку и наконец одолели славян. Как явствует из рассказа Павла Диакона, победу лангобардам доставило их моральное превосходство над врагом. В войске Пеммо находилось много юношей, сыновей тех знатных лангобардов, которые погибли вместе с Фердульфом: их боевой пыл и решил исход боя. Впрочем, Пеммо не стал развивать успех, а сразу после сражения заключил со славянами мирное соглашение. С этих пор нападения славян на Фриульское герцогство прекратились.

Источник:Цветков С. Э. Начало русской истории. С древнейших времен до княжения Олега. М.: Центрполиграф, 2011.

oldrus.livejournal.com


Смотрите также