LJ Magazine. Собачье сердце италия


«Собачье сердце» -итальянский вариант. - Brenik

01

Первым «Собачье сердце» экранизировал итальянский режиссёр Латтуада в 1976 году. В его картине по сравнению с советским фильмом Бортко всё наоборот: профессор Преображенский и Борменталь – представители нарождающегося фашизма, Шариков – добрая трагическая фигура.Повесть «Собачье сердце» была написана Михаилом Булгаковым в 1925 году. Её должны были напечатать в альманахе «Недра», но соратник Ленина, член Политбюро Лев Каменев её запретил, начертав отрицательную резолюцию: «Это острый памфлет на современность. Печатать ни в коем случае нельзя». И впервые повесть была опубликована в 1968 году за границей — в ФРГ и Англии.

Первая экранизация тоже была за рубежом: режиссер Альберто Латтуада поставил итальяно-немецкую картину «Собачье сердце» (итал. «Cuore di cane», нем. «Warum bellt Herr Bobikow?» — «Почему лает господин Бобиков?») в 1976 году. Италия в 1970-е была вообще в числе лидеров по экранизации произведений Булгакова, открыв его западному миру.В 1972 году ими была снята картина « Мастер и Маргарита» (Il Maestro e Margherita), в 1976-м – упомянутое «Собачье сердце», в 1977 году – «Роковые яйца» (Le uova fatali).

Режиссёр Альберто Латтуада к моменту начала съёмок «Собачьего сердца» был 62-летним классиком итальянского неореализма. В молодости он был приверженцем левого крыла фашистской партии, после окончания Второй мировой начал постепенно приходить к марксизму, став к началу 1970-х умеренным новым левым. Именно поэтому, как объяснял сам режиссёр, ему так важно было снять это произведение Булгакова, так как в нём он увидел становление европейского фашизма. К слову, это был уже четвёртый фильм Латтуада по российской классике: в 1952 году он снял «Шинель», в 1958-м «Бурю» — по «Капитанской дочке», в 1962 году – «Степь».02(Пёс Шарик)

«Собачье сердце» снималось в Югославии, в Белграде. Роль профессора Преображенского сыграл известный шведский актёр Макс фон Сюдов. Латтуада было важно подчеркнуть интеллигентство профессора, и на его фоне показать, что именно интеллигенция причастна к появлению Шариковых — опьянённых сверхидеями винтиков что коммунизма, что фашизма.

(Шариков в фильме назван Бобиковым, но мы по привычке будем далее его называть Шариковым).

В советской экранизации «Собачьего сердца» режиссёра Бортко (1988 год) профессор Преображенский и его ассистент показаны как жертвы социалистической системы. У Латтуада они, наоборот, творцы сверхидеи, из которой позже вырос германский нацизм (и в меньшей мере итальянский фашизм и ультракапитализм США) – евгеники, с помощью которой можно было улучшать «породу» людей. Также обоих персонажей отличает лютый социал-дарвинизм.

04(Слева – Швондер, в халате – профессор Преображенский)

У Латтуада профессор Преображенский не только протофашист, но и злой гений и беспринципный тип. Последняя оценка базировалась на том, что в советском фильме Бортко упускалось: профессор коррупционер – он пытается дать взятку Швондеру, решает свои личные дела с помощью сильных мира сего (блата). Это ещё и до крайней степени гедонист и алчный человек: мало того, что он помешан на деньгах, он ещё носит платиновые коронки и ест чёрную икру ложками в присутствии прислуги – показывая тем самым социальную пропасть между собой и ними.

У профессора Преображенского в итальянском фильме руки в прямом смысле в крови. На этом специально акцентировано внимание, крупный план окровавленных перчаток показан долго и натуралистично. Кроме одержимости евгеническими идеями, режиссёр показывает историю, как забаву пресыщенного садиста-одиночки. Также крупный план показывает и социальную нетерпимость профессора – он сжигает в печке неугодные книги (переписку Энгельса с Каутским). Несколькими годами позже то же самое будут делать немецкие нацисты.05(Борменталь)

Шариков же показан как благородный дикарь (даже внешне – в отличие от советского узколобого, обезьяноподобного Шарикова). Его поступки часто дикие, но всегда беззлобны, естественны. Все его реальные беды от того, что он живёт среди злобной, извращенческой буржуазии, и перенимает её гнилые предрассудки вопреки воспитательной работе Швондера. Последний показан фанатичным коммунистом, бессребреником и тоже в чём-то трагической фигурой, зажатой и вышестоящей перерождающейся бюрократией (опекающей Преображенского), и ненавидящей его буржуазией. Важная детеаль – Латтуада отошёл от показа Швондера как карикатурного еврея, каким он нарочито был описан в книге Булгакова.

Шариков в фильме Латтуада, будучи по интеллектуальному развитию ещё подростком (а режиссёр неоднократно подчёркивает биологический возраст персонажа – в отличие от советского фильма, где Шариков выглядит лет на 35-40), ищет большой и чистой любви, но никак не находит её. На вечеринке у профессора пролетариат не позволяет ему переспать с юной Наташей (эту эпизодическую роль сыграла известная порнозвезда Чичолина), а попытка начать жить с машинисткой Васнецовой пресекается Преображенским. Причём показано, что профессор сам занимается сексуальной эксплуатацией: в фильме есть сцена, как служанка Зина трёт спину голому Преображенскому в ванной, и всячески намекается на длящиеся уже долгое время между ними сексуальные отношения «с принуждением за счёт положения хозяина».06(Профессор Преображенский и Зина)

Шариков искренне влюблён в Зину. В фильме Латтуада есть сцена, когда Шариков по-собачьи целует и лижет ноги спящей Зине, не решаясь разбудить её. Но Зина в отношении него сама выступает как хозяйка, копируя отношение к ней настоящего хозяина, Преображенского. Тем не менее, постепенно сердце Зины тает, в ней пробуждается классовое сознание, и она видит в Шарикове не просто человека, а такой же объект эксплуатации, как она сама.

Шариков в числе своих ценностей называет триаду «Электричество – Правосудие – Искусство». Постепенно все пролетарии «калабухова дома», кроме Зины это Дарья Петровна и швейцар, начинают симпатизировать Шарикову.07(Шариков лижет ноги спящей Зине)

Преображенский же остаётся в одиночестве. Его перестаёт понимать даже его верный ученик Борменталь, который в фильме изображён бездарностью и подхалимом. Он подлизывается к профессору из карьерных соображений.

В конце концов, чтобы не потерять своё влияние на прислугу и чтобы Шариков его не разоблачил, профессор переделывает его обратно в пса. Профессор проводит операцию именно в тот момент, когда Зина полюбила Шарикова. Фильм заканчивается сценой с плачущей Зиной и собакой, размышляющей «мы ещё посмотрим, кто кого».

А вот и сам фильм:

brenik.livejournal.com

«Собачье сердце» – по итальянски

Режиссёр Альберто Латтуада к моменту начала съёмок «Собачьего сердца» был 62-летним классиком итальянского неореализма. В молодости он был приверженцем левого крыла фашистской партии, после окончания Второй мировой начал постепенно приходить к марксизму, став к началу 1970-х умеренным новым левым. Именно поэтому, как объяснял сам режиссёр, ему так важно было снять это произведение Булгакова, так как в нём он увидел становление европейского фашизма. К слову, это был уже четвёртый фильм Латтуада по российской классике: в 1952 году он снял «Шинель», в 1958-м «Бурю» — по «Капитанской дочке», в 1962 году – «Степь».

Пёс Шарик

Пёс Шарик

«Собачье сердце» снималось в Югославии, в Белграде. Роль профессора Преображенского сыграл известный шведский актёр Макс фон Сюдов.

(Шариков в фильме назван Бобиковым, но мы по привычке будем далее его называть Шариковым).

В советской экранизации «Собачьего сердца» режиссёра Бортко (1988 год) профессор Преображенский и его ассистент показаны как невинные ангелы - жертвы обстоятельств. У Латтуада они, наоборот, творцы сверхидеи, из которой позже вырос германский нацизм (и в меньшей мере итальянский фашизм и ультракапитализм США - Англии) – евгеники, с помощью которой можно было улучшать «породу» людей. Также обоих персонажей отличает лютый социал-дарвинизм.

Слева – Швондер, в халате – профессор Преображенский

Слева – Швондер, в халате – профессор Преображенский

У Латтуада профессор Преображенский не только протофашист, но и злой гений и беспринципный тип. Последняя оценка базировалась на том, что в советском фильме Бортко упускалось: профессор коррупционер – он пытается дать взятку Швондеру, решает свои личные дела с помощью сильных мира сего (блата). Это ещё и до крайней степени гедонист и алчный человек: мало того, что он помешан на деньгах, он ещё носит платиновые коронки и обжирается икрой в присутствии прислуги – показывая тем самым социальную пропасть между собой и ними.

У профессора Преображенского в итальянском фильме руки в прямом смысле в крови. На этом специально акцентировано внимание, крупный план окровавленных перчаток показан долго и натуралистично. Кроме одержимости евгеническими идеями, режиссёр показывает историю, как забаву пресыщенного садиста-одиночки. Также крупный план показывает и социальную нетерпимость профессора – он сжигает в печке неугодные книги (переписку Энгельса с Каутским). Несколькими годами позже то же самое будут делать немецкие нацисты.

Борменталь

Борменталь

Шариков же показан как благородный дикарь (даже внешне – в отличие от советского узколобого, обезьяноподобного Шарикова). Его поступки часто дикие, но всегда беззлобны, естественны. Все его реальные беды от того, что он живёт среди злобной, извращенческой буржуазии, и перенимает её гнилые предрассудки вопреки воспитательной работе Швондера. Последний показан фанатичным коммунистом, бессребреником и тоже в чём-то трагической фигурой, зажатой и вышестоящей бюрократией (опекающей Преображенского), и ненавидящей его буржуазией. Важная детеаль – Латтуада отошёл от показа Швондера как карикатурного еврея, каким он нарочито был описан в книге Булгакова.

Шариков в фильме Латтуада, будучи по интеллектуальному развитию ещё подростком (а режиссёр неоднократно подчёркивает биологический возраст персонажа – в отличие от советского фильма, где Шариков выглядит лет на 35-40), ищет большой и чистой любви, но никак не находит её. На вечеринке у профессора пролетариат не позволяет ему переспать с юной Наташей (эту эпизодическую роль сыграла известная порнозвезда Чичолина), а попытка начать жить с машинисткой Васнецовой пресекается Преображенским. Причём показано, что профессор сам занимается сексуальной эксплуатацией: в фильме есть сцена, как служанка Зина трёт спину голому Преображенскому в ванной, и всячески намекается на длящиеся уже долгое время между ними сексуальные отношения «с принуждением за счёт положения хозяина».

Профессор Преображенский и Зина

Профессор Преображенский и Зина

Шариков искренне влюблён в Зину. В фильме Латтуада есть сцена, когда Шариков по-собачьи целует и лижет ноги спящей Зине, не решаясь разбудить её. Но Зина в отношении него сама выступает как хозяйка, копируя отношение к ней настоящего хозяина, Преображенского. Тем не менее, постепенно сердце Зины тает, в ней пробуждается классовое сознание, и она видит в Шарикове не просто человека, а такой же объект эксплуатации, как она сама.

Шариков в числе своих ценностей называет триаду «Электричество – Правосудие – Искусство». Постепенно все пролетарии «калабухова дома», кроме Зины это Дарья Петровна и швейцар, начинают симпатизировать Шарикову.

Шариков лижет ноги спящей Зине

Шариков лижет ноги спящей Зине

Преображенский же остаётся в одиночестве. Его перестаёт понимать даже его верный ученик Борменталь, который в фильме изображён бездарностью и подхалимом. Он подлизывается к профессору из карьерных соображений.

В конце концов, чтобы не потерять своё влияние на прислугу и чтобы Шариков его не разоблачил, профессор переделывает его обратно в пса. Профессор проводит операцию именно в тот момент, когда Зина полюбила Шарикова. Фильм заканчивается сценой с плачущей Зиной и собакой, размышляющей «мы ещё посмотрим, кто кого».

«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада

Похоже Бортко ряд режиссёрских идей для своего фильма скромно и застенчиво потырил у итальянца.

konrad1975.livejournal.com

Смотреть фильм «Собачье сердце» онлайн в хорошем качестве бесплатно и без регистрации

Экранизация повести Михаила Булгакова «Собачье сердце».

Булгаков - Собачье сердце. Адаптация

Совсем недавно я был чрезвычайно удивлен. Дело в том, что помимо известного фильма Владимира Бортко, у «Собачьего сердца» Михаила Булгакова есть еще одна экранизация. Причем, фильм вышел в 1975 году, а режиссером выступил большой любитель русской литературы, экранизировавший и Чехова, и Гоголя - Альберто Латтуада.

Готовясь к просмотру я ожидал скучной итальянской картины, будучи уверенным в том, что уж «Собачье сердце», Бортко снял безукоризненно. Но с каждой минутой просмотра мое мнение менялось.

Прежде всего отмечу, что Латтуада был очень близок к тексту книги, практически не добавляя ничего от себя. Также в числе преимуществ и небольшой хронометраж картины - фильм смотрится легко и динамично (в отличие от тяжеловесной картины Бортко).

Удивительно, но типично российское произведение, весьма строго и резко реагирующее на советскую действительность, было достаточно лаконично перенесено на экран итальянским режиссером. Безусловно правильным решением видится внешнее сходство актеров, исполняющих роли Шарикова и Швондера.

Но по праву, самая психологически «сочная» роль досталась Максу фон Сюдофу. Он весьма точно передал образ профессора Преображенского. Известнейший актер сыграл свою роль в той же эмоциональной парадигме, что и Евгений Евстигнеев (в известной картине Бортко). Поэтому, судить о том, чей Преображенский «лучше», весьма сложно. Все дело тут в личных симпатиях. Мне работа фон Сюдофа показалась интереснее. К тому же, она была задолго до работы Евстигнеева.

Латтуада постарался сделать фильм как можно более легким и доступным для понимания. Думаю, именно поэтому Шариков и Швондер у него вышли в больше мере забавными, нежели злыми.

В итоге: если писателя экранизируют за рубежом, да еще и несколько раз - значит писатель того стоит. Это утверждение в полной мере касается творчества Булгакова. Некоторая легковесность картины не должна смущать, Латтуада прекрасно прочувствовал все нюансы романа и старался сделать фильм как можно более смотрибельным. Ну, а в качестве бонуса - Макс фон Сюдоф в роли Преображенского.

9 из 10

cyberlaw

Москва 1925 года по-итальянски

Буду откровенен, доводилось видеть и худшие экранизации русской классики иностранными режиссерами. Альберто Латтуада с уважением отнесся к булгаковскому тексту, понял ключевые идеи и в общем-то верно расставил акценты, не удержавшись, впрочем, некоторой доли сюжетного креатива, в отдельных случаях малозначительного и несущественного, а вот в других - весьма спорного.

Речь не об ошибках в плане воспроизведения исторических деталей, антуража, реалий и быта Москвы 1925 года. Во-первых, этих ошибок не так уж много, они не сильно бросаются в глаза, а во-вторых, для итальянца, который снимал эту картину в 1975 году, такие небольшие «прорехи» во владении материалом, думаю, простительны.

А вот дискутировать о том, каким увидел режиссер одного из основных героев - Шарикова (в фильме он почему-то стал Бобиковым) - можно. Не знаю точно, увидел этого персонажа таким сам Латтуада, или таким понял Шарикова актер Коки Понзони, но Бобиков выглядит исключительно жертвой научного эксперимента, которая тщится теперь найти свое место в жизни, в принципе милым и обаятельным, чуть ли не очаровашкой, выкидывающем свои кренделя только в силу инфантильно-капризного характера. Причем при этом он взирает на тебя такими наивно-трогательными несчастными глазами, что удивляешься и даже чуть ли не негодуешь на злобного профессора, не дающего прохода бедному Полиграфу. Простите, но мне кажется, что Михаил Афанасьевич Булгаков увидел Шарикова совсем другим и дал об этом вполне ясно понять в своей повести. И вывод писателя однозначен: такие люди опасны, а не милы, под этакого легкого и почти безобидного юродивого этот персонаж никак не подведешь. Вот Владимир Бортко и Владимир Толоконников хорошо разобрались в нем, именно поэтому Шариков в советском фильме 1988 года выглядит таким пугающе убедительным и достоверным.

С другим ключевым персонажем, профессором Преображенским, дела в фильме Латтуады обстоят намного лучше. Макс фон Сюдов прочувствовал своего героя и сыграл его очень неплохо. Если бы позднее эту роль самым гениальным образом не исполнил Евгений Евстигнеев, фон Сюдов остался бы в истории кино очень приличным Преображенским. Нельзя сказать, что он совсем теряется рядом с Евстигнеевым, просто весовые категории этих актеров, по моему мнению, кардинально разные.

Что касается остальных героев, то выбор актеров на некоторые роли Латтуадой мне кажется несколько странным. В частности, Марио Адорф, без сомнения, хороший актер, но он лишь одним годом младше фон Сюдова, поэтому в фильме между ними потеряна дистанция, а она, в том числе и обусловленная возрастом, имеет тут важное значение. Борменталь - ровесник Преображенского смотрится как минимум неестественно.

Резанул глаз и Швондер в исполнении Вадима Гловны. Почему-то в картине Латтуады он предстает каким-то революционным фанатичным матросом, в то время как это был человек несколько иного темперамента и склада характера. Роман Карцев в этой роли мне значительно ближе.

О других актерах не могу сказать как ничего особо плохого, так и особо хорошего. Не схалтурили, но ничем и не поразили.

В целом это фильм, который мог получиться как намного хуже, так и несколько лучше.

6 из 10

Миша-35

 

www.tvcok.ru

Обсобаченное "Собачье сердце" Латтуада - САМООРГАНИЗУЮЩИЕСЯ СИСТЕМЫ

Обсобаченное "Собачье сердце" Латтуада

Первым «Собачье сердце» экранизировал итальянский режиссёр Латтуада в 1976 году. В его картине по сравнению с советским фильмом Бортко всё наоборот: профессор Преображенский и Борменталь – представители нарождающегося фашизма, Шариков – добрая трагическая фигура.

Повесть «Собачье сердце» была написана Михаилом Булгаковым в 1925 году. Её должны были напечатать в альманахе «Недра», но соратник Ленина, член Политбюро Лев Каменев её запретил, начертав отрицательную резолюцию: «Это острый памфлет на современность. Печатать ни в коем случае нельзя». И впервые повесть была опубликована в 1968 году за границей — в ФРГ и Англии.

Первая экранизация тоже была за рубежом: режиссер Альберто Латтуада поставил итальяно-немецкую картину «Собачье сердце» (итал. «Cuore di cane», нем. «Warum bellt Herr Bobikow?» — «Почему лает господин Бобиков?») в 1976 году. Италия в 1970-е была вообще в числе лидеров по экранизации произведений Булгакова, открыв его западному миру.В 1972 году ими была снята картина « Мастер и Маргарита» (Il Maestro e Margherita), в 1976-м – упомянутое «Собачье сердце», в 1977 году – «Роковые яйца» (Le uova fatali).

Режиссёр Альберто Латтуада к моменту начала съёмок «Собачьего сердца» был 62-летним классиком итальянского неореализма. В молодости он был приверженцем левого крыла фашистской партии, после окончания Второй мировой начал постепенно приходить к марксизму, став к началу 1970-х умеренным новым левым. Именно поэтому, как объяснял сам режиссёр, ему так важно было снять это произведение Булгакова, так как в нём он увидел становление европейского фашизма. К слову, это был уже четвёртый фильм Латтуада по российской классике: в 1952 году он снял «Шинель», в 1958-м «Бурю» — по «Капитанской дочке», в 1962 году – «Степь».

«Собачье сердце» снималось в Югославии, в Белграде. Роль профессора Преображенского сыграл известный шведский актёр Макс фон Сюдов. Латтуада было важно подчеркнуть интеллигентство профессора, и на его фоне показать, что именно интеллигенция причастна к появлению Шариковых — опьянённых сверхидеями винтиков что коммунизма, что фашизма.

(Шариков в фильме назван Бобиковым, но мы по привычке будем далее его называть Шариковым).

В советской экранизации «Собачьего сердца» режиссёра Бортко (1988 год) профессор Преображенский и его ассистент показаны как жертвы социалистической системы. У Латтуада они, наоборот, творцы сверхидеи, из которой позже вырос германский нацизм (и в меньшей мере итальянский фашизм и ультракапитализм США) – евгеники, с помощью которой можно было улучшать «породу» людей. Также обоих персонажей отличает лютый социал-дарвинизм.

У Латтуада профессор Преображенский не только протофашист, но и злой гений и беспринципный тип. Последняя оценка базировалась на том, что в советском фильме Бортко упускалось: профессор коррупционер – он пытается дать взятку Швондеру, решает свои личные дела с помощью сильных мира сего (блата). Это ещё и до крайней степени гедонист и алчный человек: мало того, что он помешан на деньгах, он ещё носит платиновые коронки и ест чёрную икру ложками в присутствии прислуги – показывая тем самым социальную пропасть между собой и ними.

У профессора Преображенского в итальянском фильме руки в прямом смысле в крови. На этом специально акцентировано внимание, крупный план окровавленных перчаток показан долго и натуралистично. Кроме одержимости евгеническими идеями, режиссёр показывает историю, как забаву пресыщенного садиста-одиночки. Также крупный план показывает и социальную нетерпимость профессора – он сжигает в печке неугодные книги (переписку Энгельса с Каутским). Несколькими годами позже то же самое будут делать немецкие нацисты.

Шариков же показан как благородный дикарь (даже внешне – в отличие от советского узколобого, обезьяноподобного Шарикова). Его поступки часто дикие, но всегда беззлобны, естественны. Все его реальные беды от того, что он живёт среди злобной, извращенческой буржуазии, и перенимает её гнилые предрассудки вопреки воспитательной работе Швондера. Последний показан фанатичным коммунистом, бессребреником и тоже в чём-то трагической фигурой, зажатой и вышестоящей перерождающейся бюрократией (опекающей Преображенского), и ненавидящей его буржуазией. Важная детеаль – Латтуада отошёл от показа Швондера как карикатурного еврея, каким он нарочито был описан в книге Булгакова.

Шариков в фильме Латтуада, будучи по интеллектуальному развитию ещё подростком (а режиссёр неоднократно подчёркивает биологический возраст персонажа – в отличие от советского фильма, где Шариков выглядит лет на 35-40), ищет большой и чистой любви, но никак не находит её. На вечеринке у профессора пролетариат не позволяет ему переспать с юной Наташей (эту эпизодическую роль сыграла известная порнозвезда Чичолина), а попытка начать жить с машинисткой Васнецовой пресекается Преображенским. Причём показано, что профессор сам занимается сексуальной эксплуатацией: в фильме есть сцена, как служанка Зина трёт спину голому Преображенскому в ванной, и всячески намекается на длящиеся уже долгое время между ними сексуальные отношения «с принуждением за счёт положения хозяина».

Шариков искренне влюблён в Зину. В фильме Латтуада есть сцена, когда Шариков по-собачьи целует и лижет ноги спящей Зине, не решаясь разбудить её. Но Зина в отношении него сама выступает как хозяйка, копируя отношение к ней настоящего хозяина, Преображенского. Тем не менее, постепенно сердце Зины тает, в ней пробуждается классовое сознание, и она видит в Шарикове не просто человека, а такой же объект эксплуатации, как она сама.

Шариков в числе своих ценностей называет триаду «Электричество – Правосудие – Искусство». Постепенно все пролетарии «калабухова дома», кроме Зины это Дарья Петровна и швейцар, начинают симпатизировать Шарикову.

Преображенский же остаётся в одиночестве. Его перестаёт понимать даже его верный ученик Борменталь, который в фильме изображён бездарностью и подхалимом. Он подлизывается к профессору из карьерных соображений.

В конце концов, чтобы не потерять своё влияние на прислугу и чтобы Шариков его не разоблачил, профессор переделывает его обратно в пса. Профессор проводит операцию именно в тот момент, когда Зина полюбила Шарикова. Фильм заканчивается сценой с плачущей Зиной и собакой, размышляющей «мы ещё посмотрим, кто кого».

Смотреть фильм Латтуада

systemity.livejournal.com

«Собачье сердце» -итальянский вариант - история в фотографиях

01

Первым «Собачье сердце» экранизировал итальянский режиссёр Латтуада в 1976 году. В его картине по сравнению с советским фильмом Бортко всё наоборот: профессор Преображенский и Борменталь – представители нарождающегося фашизма, Шариков – добрая трагическая фигура.

Повесть «Собачье сердце» была написана Михаилом Булгаковым в 1925 году. Её должны были напечатать в альманахе «Недра», но соратник Ленина, член Политбюро Лев Каменев её запретил, начертав отрицательную резолюцию: «Это острый памфлет на современность. Печатать ни в коем случае нельзя». И впервые повесть была опубликована в 1968 году за границей — в ФРГ и Англии.

Первая экранизация тоже была за рубежом: режиссер Альберто Латтуада поставил итальяно-немецкую картину «Собачье сердце» (итал. «Cuore di cane», нем. «Warum bellt Herr Bobikow?» — «Почему лает господин Бобиков?») в 1976 году. Италия в 1970-е была вообще в числе лидеров по экранизации произведений Булгакова, открыв его западному миру.В 1972 году ими была снята картина « Мастер и Маргарита» (Il Maestro e Margherita), в 1976-м – упомянутое «Собачье сердце», в 1977 году – «Роковые яйца» (Le uova fatali).

Режиссёр Альберто Латтуада к моменту начала съёмок «Собачьего сердца» был 62-летним классиком итальянского неореализма. В молодости он был приверженцем левого крыла фашистской партии, после окончания Второй мировой начал постепенно приходить к марксизму, став к началу 1970-х умеренным новым левым. Именно поэтому, как объяснял сам режиссёр, ему так важно было снять это произведение Булгакова, так как в нём он увидел становление европейского фашизма. К слову, это был уже четвёртый фильм Латтуада по российской классике: в 1952 году он снял «Шинель», в 1958-м «Бурю» — по «Капитанской дочке», в 1962 году – «Степь».02(Пёс Шарик)

«Собачье сердце» снималось в Югославии, в Белграде. Роль профессора Преображенского сыграл известный шведский актёр Макс фон Сюдов. Латтуада было важно подчеркнуть интеллигентство профессора, и на его фоне показать, что именно интеллигенция причастна к появлению Шариковых — опьянённых сверхидеями винтиков что коммунизма, что фашизма.

(Шариков в фильме назван Бобиковым, но мы по привычке будем далее его называть Шариковым).

В советской экранизации «Собачьего сердца» режиссёра Бортко (1988 год) профессор Преображенский и его ассистент показаны как жертвы социалистической системы. У Латтуада они, наоборот, творцы сверхидеи, из которой позже вырос германский нацизм (и в меньшей мере итальянский фашизм и ультракапитализм США) – евгеники, с помощью которой можно было улучшать «породу» людей. Также обоих персонажей отличает лютый социал-дарвинизм.

04(Слева – Швондер, в халате – профессор Преображенский)

У Латтуада профессор Преображенский не только протофашист, но и злой гений и беспринципный тип. Последняя оценка базировалась на том, что в советском фильме Бортко упускалось: профессор коррупционер – он пытается дать взятку Швондеру, решает свои личные дела с помощью сильных мира сего (блата). Это ещё и до крайней степени гедонист и алчный человек: мало того, что он помешан на деньгах, он ещё носит платиновые коронки и ест чёрную икру ложками в присутствии прислуги – показывая тем самым социальную пропасть между собой и ними.

У профессора Преображенского в итальянском фильме руки в прямом смысле в крови. На этом специально акцентировано внимание, крупный план окровавленных перчаток показан долго и натуралистично. Кроме одержимости евгеническими идеями, режиссёр показывает историю, как забаву пресыщенного садиста-одиночки. Также крупный план показывает и социальную нетерпимость профессора – он сжигает в печке неугодные книги (переписку Энгельса с Каутским). Несколькими годами позже то же самое будут делать немецкие нацисты.05(Борменталь)

Шариков же показан как благородный дикарь (даже внешне – в отличие от советского узколобого, обезьяноподобного Шарикова). Его поступки часто дикие, но всегда беззлобны, естественны. Все его реальные беды от того, что он живёт среди злобной, извращенческой буржуазии, и перенимает её гнилые предрассудки вопреки воспитательной работе Швондера. Последний показан фанатичным коммунистом, бессребреником и тоже в чём-то трагической фигурой, зажатой и вышестоящей перерождающейся бюрократией (опекающей Преображенского), и ненавидящей его буржуазией. Важная детеаль – Латтуада отошёл от показа Швондера как карикатурного еврея, каким он нарочито был описан в книге Булгакова.

Шариков в фильме Латтуада, будучи по интеллектуальному развитию ещё подростком (а режиссёр неоднократно подчёркивает биологический возраст персонажа – в отличие от советского фильма, где Шариков выглядит лет на 35-40), ищет большой и чистой любви, но никак не находит её. На вечеринке у профессора пролетариат не позволяет ему переспать с юной Наташей (эту эпизодическую роль сыграла известная порнозвезда Чичолина), а попытка начать жить с машинисткой Васнецовой пресекается Преображенским. Причём показано, что профессор сам занимается сексуальной эксплуатацией: в фильме есть сцена, как служанка Зина трёт спину голому Преображенскому в ванной, и всячески намекается на длящиеся уже долгое время между ними сексуальные отношения «с принуждением за счёт положения хозяина».06(Профессор Преображенский и Зина)

Шариков искренне влюблён в Зину. В фильме Латтуада есть сцена, когда Шариков по-собачьи целует и лижет ноги спящей Зине, не решаясь разбудить её. Но Зина в отношении него сама выступает как хозяйка, копируя отношение к ней настоящего хозяина, Преображенского. Тем не менее, постепенно сердце Зины тает, в ней пробуждается классовое сознание, и она видит в Шарикове не просто человека, а такой же объект эксплуатации, как она сама.

Шариков в числе своих ценностей называет триаду «Электричество – Правосудие – Искусство». Постепенно все пролетарии «калабухова дома», кроме Зины это Дарья Петровна и швейцар, начинают симпатизировать Шарикову.07(Шариков лижет ноги спящей Зине)

Преображенский же остаётся в одиночестве. Его перестаёт понимать даже его верный ученик Борменталь, который в фильме изображён бездарностью и подхалимом. Он подлизывается к профессору из карьерных соображений.

В конце концов, чтобы не потерять своё влияние на прислугу и чтобы Шариков его не разоблачил, профессор переделывает его обратно в пса. Профессор проводит операцию именно в тот момент, когда Зина полюбила Шарикова. Фильм заканчивается сценой с плачущей Зиной и собакой, размышляющей «мы ещё посмотрим, кто кого».

А вот и сам фильм:

foto-history.livejournal.com

«Собачье сердце» – другой взгляд

«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца ЛаттуадаПервым «Собачье сердце» экранизировал итальянский режиссёр Латтуада в 1976 году. В его картине по сравнению с советским фильмом Бортко всё наоборот: профессор Преображенский и Борменталь – представители нарождающегося фашизма, Шариков – добрая трагическая фигура.

Повесть «Собачье сердце» была написана Михаилом Булгаковым в 1925 году. Её должны были напечатать в альманахе «Недра», но соратник Ленина, член Политбюро Лев Каменев её запретил, начертав отрицательную резолюцию: «Это острый памфлет на современность. Печатать ни в коем случае нельзя». И впервые повесть была опубликована в 1968 году за границей — в ФРГ и Англии.

Первая экранизация тоже была за рубежом: режиссер Альберто Латтуада поставил итальяно-немецкую картину «Собачье сердце» (итал. «Cuore di cane», нем. «Warum bellt Herr Bobikow?» — «Почему лает господин Бобиков?») в 1976 году. Италия в 1970-е была вообще в числе лидеров по экранизации произведений Булгакова, открыв его западному миру.В 1972 году ими была снята картина « Мастер и Маргарита» (Il Maestro e Margherita), в 1976-м – упомянутое «Собачье сердце», в 1977 году – «Роковые яйца» (Le uova fatali).

Режиссёр Альберто Латтуада к моменту начала съёмок «Собачьего сердца» был 62-летним классиком итальянского неореализма. В молодости он был приверженцем левого крыла фашистской партии, после окончания Второй мировой начал постепенно приходить к марксизму, став к началу 1970-х умеренным новым левым. Именно поэтому, как объяснял сам режиссёр, ему так важно было снять это произведение Булгакова, так как в нём он увидел становление европейского фашизма. К слову, это был уже четвёртый фильм Латтуада по российской классике: в 1952 году он снял «Шинель», в 1958-м «Бурю» — по «Капитанской дочке», в 1962 году – «Степь».

Пёс Шарик«Собачье сердце» снималось в Югославии, в Белграде. Роль профессора Преображенского сыграл известный шведский актёр Макс фон Сюдов. Латтуада было важно подчеркнуть интеллигентство профессора, и на его фоне показать, что именно интеллигенция причастна к появлению Шариковых — опьянённых сверхидеями винтиков что коммунизма, что фашизма.

(Шариков в фильме назван Бобиковым, но мы по привычке будем далее его называть Шариковым).

В советской экранизации «Собачьего сердца» режиссёра Бортко (1988 год) профессор Преображенский и его ассистент показаны как жертвы социалистической системы. У Латтуада они, наоборот, творцы сверхидеи, из которой позже вырос германский нацизм (и в меньшей мере итальянский фашизм и ультракапитализм США) – евгеники, с помощью которой можно было улучшать «породу» людей. Также обоих персонажей отличает лютый социал-дарвинизм.

Слева – Швондер, в халате – профессор ПреображенскийУ Латтуада профессор Преображенский не только протофашист, но и злой гений и беспринципный тип. Последняя оценка базировалась на том, что в советском фильме Бортко упускалось: профессор коррупционер – он пытается дать взятку Швондеру, решает свои личные дела с помощью сильных мира сего (блата). Это ещё и до крайней степени гедонист и алчный человек: мало того, что он помешан на деньгах, он ещё носит платиновые коронки и ест чёрную икру ложками в присутствии прислуги – показывая тем самым социальную пропасть между собой и ними.

У профессора Преображенского в итальянском фильме руки в прямом смысле в крови. На этом специально акцентировано внимание, крупный план окровавленных перчаток показан долго и натуралистично. Кроме одержимости евгеническими идеями, режиссёр показывает историю, как забаву пресыщенного садиста-одиночки. Также крупный план показывает и социальную нетерпимость профессора – он сжигает в печке неугодные книги (переписку Энгельса с Каутским). Несколькими годами позже то же самое будут делать немецкие нацисты.

БорментальШариков же показан как благородный дикарь (даже внешне – в отличие от советского узколобого, обезьяноподобного Шарикова). Его поступки часто дикие, но всегда беззлобны, естественны. Все его реальные беды от того, что он живёт среди злобной, извращенческой буржуазии, и перенимает её гнилые предрассудки вопреки воспитательной работе Швондера. Последний показан фанатичным коммунистом, бессребреником и тоже в чём-то трагической фигурой, зажатой и вышестоящей перерождающейся бюрократией (опекающей Преображенского), и ненавидящей его буржуазией. Важная детеаль – Латтуада отошёл от показа Швондера как карикатурного еврея, каким он нарочито был описан в книге Булгакова.

Шариков в фильме Латтуада, будучи по интеллектуальному развитию ещё подростком (а режиссёр неоднократно подчёркивает биологический возраст персонажа – в отличие от советского фильма, где Шариков выглядит лет на 35-40), ищет большой и чистой любви, но никак не находит её. На вечеринке у профессора пролетариат не позволяет ему переспать с юной Наташей (эту эпизодическую роль сыграла известная порнозвезда Чичолина), а попытка начать жить с машинисткой Васнецовой пресекается Преображенским. Причём показано, что профессор сам занимается сексуальной эксплуатацией: в фильме есть сцена, как служанка Зина трёт спину голому Преображенскому в ванной, и всячески намекается на длящиеся уже долгое время между ними сексуальные отношения «с принуждением за счёт положения хозяина».

Профессор Преображенский и ЗинаШариков искренне влюблён в Зину. В фильме Латтуада есть сцена, когда Шариков по-собачьи целует и лижет ноги спящей Зине, не решаясь разбудить её. Но Зина в отношении него сама выступает как хозяйка, копируя отношение к ней настоящего хозяина, Преображенского. Тем не менее, постепенно сердце Зины тает, в ней пробуждается классовое сознание, и она видит в Шарикове не просто человека, а такой же объект эксплуатации, как она сама.

Шариков в числе своих ценностей называет триаду «Электричество – Правосудие – Искусство». Постепенно все пролетарии «калабухова дома», кроме Зины это Дарья Петровна и швейцар, начинают симпатизировать Шарикову.

Шариков лижет ноги спящей ЗинеПреображенский же остаётся в одиночестве. Его перестаёт понимать даже его верный ученик Борменталь, который в фильме изображён бездарностью и подхалимом. Он подлизывается к профессору из карьерных соображений.

В конце концов, чтобы не потерять своё влияние на прислугу и чтобы Шариков его не разоблачил, профессор переделывает его обратно в пса. Профессор проводит операцию именно в тот момент, когда Зина полюбила Шарикова. Фильм заканчивается сценой с плачущей Зиной и собакой, размышляющей «мы ещё посмотрим, кто кого».

«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада«Собачье сердце» – другой взгляд: фильм итальянца Латтуада

Посмотреть фильм:

p-i-f.livejournal.com


Смотрите также