Оскорбление чести: Оскорбление личности, привлечение к ответственности и наказание

Содержание

законодательство и меры ответственности, доказательная база и подача искового заявления в суд

Оскорбление личности относится к числу субъективных категорий: высказывания, которые, с точки зрения одного человека, будут нормальными, другой будет расценивать как серьезное унижение личной чести и достоинства. Вместе с тем, безнаказанным за данные деяния остаться не так уж просто: в отдельных статьях российское законодательство предусматривает санкционные меры для лиц, злоупотребляющих бранными выражениями, и наказания за это порой бывают весьма суровы.

Что такое «оскорбление личности»?

Российское законодательство трактует «оскорбление личности» как субъективное оценочное суждение о конкретном человеке, его стиле поведения, характере, членах его семьи и даже мировоззрении, которое выражается в грубой форме, недопустимой социальными нормами.

Оскорбление личности заключается в намерениях унизить честь и достоинство персоны, подвергающейся нападкам в неприличной форме, подорвать его имидж и репутацию. Квалифицируются данные деяния в качестве оскорбления и в том случае, если сам оскорбитель убежден в этом искренне.

Даже если его слова в малой степени соотносятся с реальностью, с правовой точки зрения, он не имеет права подвергать кого-либо унижению.

Законодательная база вопроса

Вплоть до конца 2011 года среди российских законодательных актов был отдельный документ, регулирующий уголовное наказание за оскорбительные действия – Статья 130 Уголовного кодекса РФ. Однако, с 1 января 2012 года данный вид деяний стал рассматриваться в контексте административных правонарушений, с наступлением уголовной ответственности в особых случаях.

Теперь вопросы оскорбления личности, а также меры наказания за такие действия регулирует Статья 5.61 Кодекса об административных правонарушениях. Здесь рассматриваются три части правонарушения: непосредственно оскорбление, нанесенное персоне, публичное оскорбление, а также бездействие при публичной обиде.

Что касается уголовной ответственности за бранные речи, то на сегодняшний день, согласно закону, она наступает в тех случаях, когда потерпевшим лицом является чиновник или кадровый военнослужащий, при этом само оскорбление выражено в контексте их профессиональной деятельности. Данные положения излагаются в Статьях 319 и 336 Уголовного кодекса РФ соответственно.

Ожидает уголовное наказание обидчика и в том случае, если имеет место нанесение оскорбления и угрозы физической расправы с человеком.

Такое преступление будет квалифицироваться сразу по нескольким Статьям Уголовного кодекса (Ст. 119, 318 (339)).

Как привлечь к ответственности?

Несмотря на очевидные послабления в мерах правовой ответственности за высказывание оскорбительных речей в адрес конкретного лица, каждый гражданин имеет право на защиту личной чести и достоинства, обратившись с заявлением в правоохранительные органы и добившись той меры наказания, которая будет применима, согласно законодательным нормам.

Что нужно для того, чтобы привлечь своего обидчика к ответственности?

Во-первых, следует определить вид оскорбления: являлось ли оно унижением чести в личной беседе или же было заявлено в публичной форме, а может быть – имел место факт угрозы и насильственной расправы.

Во-вторых, для того, чтобы иметь основания для обращения в правоохранительные органы, следует позаботиться о серьезной доказательной базе совершения подобного рода действий.

  • достоверные свидетельства очевидцев;
  • задокументированные сведения, содержащие оскорбления: любые аудио- и видеозаписи, звукозаписи телефонных разговоров и т. п.;
  • текстовые сообщения на мобильном телефоне, e-mail, бумажные письма и пр.

Имея на руках серьезные доказательства, потерпевшее лицо должно приложить их вместе с поданным заявлением, в ходе рассмотрения которого будет проведена проверка достоверности предоставленных сведений.

законодательное регулирование административной и уголовной ответственности, сбор доказательств

Положение воинского устава гласит, что военнослужащие должны уважать друг друга, не допускать фамильярностей и не относиться предвзято к товарищам по службе. Однако по факту эти правила не всегда соблюдаются, и тогда на защиту чести и достоинства встаёт Уголовный Кодекс (УК) России. В нём предусмотрено право каждого военнослужащего призвать к ответу оскорбляющего его сослуживца.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

8 (800) 350-31-84

В соответствии со статьёй 336 УК России подразумевается наказание военнослужащего, оскорбившего с прямым умыслом другого военнослужащего, находящегося при исполнении или выполняющие действия, связанные с исполнением военной службы. Это означает, что мотивация поступка преступника должна иметь прямое отношение к факту исполнения обязанностей военнослужащего.

Если военнослужащего оскорбили не при исполнении службы, а по личным мотивам, то предусматривается административная ответственность по статье 5.61 КоАП России.

Что считается оскорблением?

Объектом преступления считается оскорбление, задевающее честь и достоинство военнослужащего.

Самыми распространёнными оскорблениями считаются:

  • Негативная оценка личностных качеств военнослужащего, включая моральные и нравственные принципы.
  • Дискредитация военнослужащего в глазах общественности.
  • Публичное распространение заведомо ложных сведений.

Форма оскорбления может быть как вербальной, так и невербальной. Однако в обоих случаях оно должно быть выражено в неподобающем (неприличном) виде.

Чаще всего используются следующие формы оскорблений:

  • Устно.
  • Письменно.
  • В виде рисунков оскорбительного содержания.
  • Жестами и в виде неприличных телодвижений.
  • В действиях, сопряжённых с физическим контактом*. К примеру, срывание погон, пощёчина, толчок, плевок и т. п.

*Важно понимать, что под физическим контактом понимаются лишь те действия, которые не относятся к нанесению тяжких повреждений. К примеру, избиение будет квалифицироваться как тяжкое преступление и попадёт под действие 116 статьи УК России.

При этом не имеет значения, где совершается преступление и присутствуют ли при этом третьи лица или нет. Обратите внимание, что оскорбление может быть нанесено и в отсутствие потерпевшего. К примеру, с помощью распространения оскорбительных статей или рисунков.

Расшифровка понятий

Под действиями, связанными с исполнением воинской службы, следует понимать:

  • Принятие участия в боевых действиях.
  • Выполнение должностных поручений и/или обязанностей.
  • Боевые дежурства и наряды.
  • Принятие участия в учениях.
  • Исполнение приказов, распоряжений или поручений, отданных вышестоящим военнослужащим.

Под неприличной формой оскорбления понимают не только нецензурные выражения и непристойные жесты, но и иные действия, не соответствующие нормам морали и этики.

Оскорбления общего характера, т. е. те, которые не имели цели задеть честь и достоинство военнослужащего и не нарушающие действующих морально-этических норм, не могут расцениваться как оскорбление.

Под прямым умыслом следует понимать осознание преступником того факта, что его действия заденут честь и достоинство. Это значит, что злоумышленник сознательно хочет обидеть сослуживца.

Куда обращаться, чтобы призвать к ответу злоумышленника?

Написать заявление об оскорблении военнослужащего можно в любом полицейском участке. Однако оно будет перенаправлено в военную прокуратуру. Дела по статье 336 УК РФ рассматривают военные суды. Поэтому потерпевший может сразу подать заявление в военно-следственный отдел или самостоятельно инициировать рассмотрение дела в военном суде.

Обратите внимание, что потерпевшему потребуются доказательства, подтверждающие факт нанесения оскорбления.

К ним могут относиться:

  • Показания свидетелей.
  • Аудио или видеозаписи устных высказываний.
  • Документы, подтверждающие оскорбления, нанесённые в письменной форме.
  • Иные доказательства, которые помогут следствию установить факт совершения преступления.

Ответственность за оскорбление военнослужащего

За оскорбление военнослужащего, равного по званию, предусмотрены следующие меры наказания:

  • Ограничение на несение военной службы – до 6 мес.
  • Содержание военнослужащего в дисциплинарной части – до 6 мес.

За оскорбление выше или нижестоящего может быть выбрана одна из следующих мер наказания:

  • Ограничение на несение военной службы – до 12 мес.
  • Содержание военнослужащего в дисциплинарной части – до 12 мес.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии. Это бесплатно.

8 (800) 350-31-84

Рейтинг автора

41

Автор статьи

Юрист

Написано статей

147

Загрузка…

Оскорбление, унижение чести и достоинства медицинского работника, как быть если пациент оскорбил врача

Иногда медицинские работники при исполне­нии своих профессиональных обязанностей бывают подвержены оскорблениям со стороны пациентов, которые нагло и грубо ведут себя, нецензурно выражаются и т.п.

Как врачу реализо­вать свои права для защиты чести и досто­инства?

Нормативно-правовое регулирование

КоАП РФ. Статья 5.61. Оскорбление

  • 1) Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.
  • 2) Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирую­щемся произведении или средствах мас­совой информации, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.
  • 3) Непринятие мер к недопущению оскор­бления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации – влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

Что делать и как быть если врача оскорбил пациент?

В случае если медицинский работник при ис­полнении своих профессиональных обязан­ностей подвергся оскорблению со стороны пациента, рекомендуется воспользоваться следующим алгоритмом действий:

Подробнее. ..

1) Позвать в свой кабинет как можно большее число свидетелей. Свидетеля­ми могут являться охрана, коллеги, обслу­живающий вспомогательный персонал, другие пациенты. Последнее особенно важно. Так, безусловно, свидетелем может быть любой гражданин, но мнение не каж­дого свидетеля судом может быть принято во внимание. Очень часто судьи говорят, что некоторые свидетели являются заинтересованными лицами (к этой кате­гории, в частности, могут быть отнесены сотрудники медицинской организации). А вот другие пациенты из очереди заин­тересованными лицами не могут быть по определению, поэтому их особенно важно позвать в свой кабинет.

2) Сделать диктофонную запись происходящего. Когда в отношении врача совер­шается правонарушение (например, оскорбление), использовать диктофон вполне легитимно. Но пользоваться им надо от­крыто, не скрывая факт осуществления записи от пациента (это нужно для того, чтобы у суда не было оснований отклонить ходатайство о приобщении диктофонной записи к материалам дела как недопусти­мое доказательство, т. е. доказательство, полученное с нарушениями законодатель­ства). Следует достать диктофон и, включая его, сказать примерно следующее: «Я, доктор (такой­то), веду запись разгово­ра с пациентом (таким­то) с целью защиты своих прав при совершении в отношении меня правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 КоАП РФ, и сбора соответствующих доказательств».

Подобная запись вполне может возыметь дей­ствие в суде. В свою очередь, судьи, как правило, удовлетворяют ходатайство о приобщении таких записей к делу.

3) Необходимо вызвать представителей правоохранительных органов, т.е. обра­титься по телефону с соответствующим за­явлением в полицию. Часто при проведении судебных заседаний судья задает вопрос: «А вы в полицию обращались?» Неважно, приедет ли полиция на вызов, но факт обра­щения и заявления в полицию будет зафиксирован, что важно при разборе дела в суде. При устной подаче заявления необходимо сказать лицу, принимающему заявление, следующее: «Я, доктор (такой­то), в связи с фактом оскорбления меня при исполнении своих профессиональных обязанно­стей, хочу сделать заявление о привлечении пациента (такого­то), который оскорбил меня, к административной ответственно­сти, предусмотренной ст. 5.61 КоАП РФ».

4) Необходимо внести соответствующую запись в медицинскую документацию (прямой источник доказательств в суде) и письменно проинформировать об ин­циденте своего руководителя.

5) Обратиться за медицинской помощью к своим кол

Что такое Закон о диффамации? — Стать адвокатом по диффамации

Закон о диффамации — это область права, которая касается сообщений о репутации другого человека. Клеветнические высказывания — это сообщение, которое может нанести ущерб репутации другого человека. Целью области права является защита людей от разрушения или значительного изменения их жизни и средств к существованию из-за ложных заявлений в их адрес. Тем не менее, закон по-прежнему защищает право человека к Первой поправке говорить свободно, не будучи привлеченным к ответственности за оскорбительные высказывания, ошибку или несогласие с кем-либо.Закон о диффамации — это область права, которая направлена ​​на защиту репутации человека путем предотвращения нечестных высказываний, которые могут нанести ущерб репутации человека.

Закон о диффамации — это в первую очередь закон штата

Законы о диффамации существуют по общему праву, а также по статутам. Во многих штатах есть законы о диффамации, которые закреплены в законах штата. Закон о диффамации — это в первую очередь закон штата. Хотя каждый штат разрабатывает свои собственные законы о диффамации, есть некоторые аспекты закона о диффамации, общие для всех штатов:

Виды клеветы

Существует два типа клеветы: клевета и клевета.Клевета — это записанная клевета. Клевета — это клевета, о которой говорят. Как правило, клевета считается хуже, чем клевета. Поскольку это записано, клевета может быть прочитана снова и снова передана, в то время как клевета может не иметь длительного или волнового эффекта, как клевета.

Какие элементы составляют дело о диффамации?

Несмотря на то, что законы о диффамации различаются в зависимости от штата, типичными элементами дела о диффамации являются:

  • Кто-то делает заявление
  • Они публикуют заявление третьему лицу
  • Их заявление причиняет телесные повреждения
  • Это неправда
  • Нет права защищать заявление
Кто-то делает заявление

Клевета начинается, когда кто-то делает заявление. Недостаточно плохо думать о ком-то еще. Вместо этого для диффамации требуется утвердительное заявление. Ответственность за клевету может нести первое лицо, сделавшее заявление. Кроме того, человек, который повторяет дискредитирующее заявление, которое он слышит от кого-то другого, может нести ответственность за диффамацию, если он знает или должен знать, что это утверждение не соответствует действительности.

Они публикуют заявление третьему лицу

Заявление должно быть опубликовано как клевета.Недостаточно сделать заявление в личном дневнике и засунуть его в ящик. Недостаточно также сказать себе заявление, когда его никто не слышит. Чтобы считаться клеветой, человек должен передать заявление третьей стороне.

Их заявление причиняет телесные повреждения

Чтобы клевета имела место, человек должен получить травму. Они должны быть в состоянии показать, как они потеряли работу или каким-либо иным образом пострадали от этого заявления. Есть несколько видов диффамации, при которых возмещение ущерба не требуется. Клевета как таковая имеет место, когда человек делает заявление, обвиняя кого-либо в преступном поведении, имеющем отвратительную болезнь, непригодном для выполнения своей профессии или обвиняя его в нецеломудренности.

Это неправда

Правда — защита от клеветы. Клеветническое заявление не должно соответствовать действительности. Закон не запрещает людям делиться правдивой информацией о других. Для подачи иска о диффамации заявление должно быть ложным.

Нет права защищать заявление

В некоторых случаях существует привилегия для защиты лица, делающего заявление, от ответственности.Например, если человек дает показания в суде, то, что он говорит на стенде, не может быть дискредитирующим. Кроме того, защищается то, что говорят законодатели во время официальных дебатов.

Мнение не клевета

Клеветническое заявление должно быть констатацией факта. Это не может быть мнением. Например, если кто-то говорит, что модель уродливая, это утверждение — всего лишь их мнение. Это не может быть дискредитирующим. Однако, если человек говорит, что модель весит определенный вес или у нее расстройство пищевого поведения, это заявление может быть дискредитирующим.Если утверждение приводит к тому, что модель теряет работу, а утверждение не соответствует действительности, модель может иметь дело о клевете.

Государственные служащие и клевета

Законы о диффамации различаются, поскольку они применяются к государственным должностным лицам и знаменитостям. Для государственных служащих и знаменитостей существует более высокий стандарт, чем для частных лиц. Чтобы доказать клевету в отношении государственного служащего или знаменитости, жертва должна доказать наличие злого умысла. Это означает, что они должны показать, что человек, делающий заявление, говорит это, либо зная, что это неправда, либо с безрассудным пренебрежением к истине.Безрассудное пренебрежение истиной означает сомнение в истинности утверждения, но неспособность понять, правда ли оно или нет.

Если человек не занимает политического поста, в деле может возникнуть вопрос, является ли он знаменитостью. Человек может даже быть ограниченным общественным деятелем, если он известен одним событием или проблемой. В 1988 году в деле Hustler v Falwell Верховный суд США постановил, что стандарты должны быть очень высокими, чтобы доказать клевету в отношении государственного должностного лица.Верховный суд заявил, что дебаты относительно государственных служащих должны быть активными и непринужденными. В деле Hustler v Falwell политик подал иск, оспаривая пародию, опубликованную в журнале, в которой политик изображался пьяным. Суд заявил, что свобода слова настолько важна, что в большинстве случаев она перевешивает опасения по поводу чувств политиков.

Закон о диффамации часто связан с новыми проблемами закона

Закон о диффамации — это изменяющаяся область права.Поскольку социальные сети и Интернет меняют способ общения людей, закон о диффамации продолжает изменяться и расширяться. Например, онлайн-обзоры — недавняя тема дебатов в области закона о диффамации. Юристы продолжают спорить о балансе между свободой слова и правом быть свободным от несправедливых и ложных заявлений о человеке или компании. Адвокаты по диффамации часто работают над уникальными делами, которые могут содержать вопрос о первом впечатлении. Для юристов, которым интересны уникальные и сложные дела, закон о диффамации является долгожданной проблемой.

Закон о диффамации — гражданское право

Практика закона о диффамации является гражданской практикой. Нет преступления за клевету, и полиция не вмешивается. Вместо этого, когда человек становится жертвой диффамации, он должен подготовить иск и подать его в суд. Они истцы по делу. Несмотря на то, что клевета является частью гражданского права, в некоторых случаях слова все же могут приравниваться к преступлениям. Если человек неоднократно делает клеветнические комментарии о репутации человека, это может быть оскорблением или преследованием в соответствии с законодательством штата.

Кто применяет закон о диффамации?

Адвокаты по диффамации — судебные юристы. Они занимаются рассылкой писем о прекращении и воздержании. Они привыкли составлять иски, отвечать на запросы о раскрытии информации и даже обращаться в суд.

Адвокаты по диффамации обычно совмещают свою практику закона о диффамации с другой практикой. Они могут работать в маленькой или большой фирме. В то время как юрист, специализирующийся на судебных процессах, может заниматься делами о диффамации в индивидуальном порядке, большинство юристов, занимающихся делами о диффамации, работают в средних или крупных фирмах.Большинству клиентов помощь в рассмотрении дела о диффамации требуется только периодически, поэтому большинство юристов совмещают дела о диффамации с общей судебной практикой или практикой, которая фокусируется на вопросах Первой поправки.

Зачем становиться адвокатом по диффамации?

Закон о диффамации — это сфера практики для юристов, которые занимаются судебными разбирательствами. Юристов на местах ожидают ожесточенные столкновения и напряженные моменты с допросом сторон и свидетелей. Для юристов, которые любят переговоры и устные разговоры, закон о диффамации может стать полезным испытанием.

Поскольку государственные должностные лица и другие лица, возбуждающие иски о клевете, часто зависят от средств к существованию, они часто хотят довести судебный процесс до конца. Дела о диффамации часто требуют длительных показаний и других сведений. Для юристов, которые занимаются делами о диффамации, такая практика может быть прибыльной.

Юристы, которые хотят изменить мир к лучшему и помочь другим, также могут найти удовлетворение, практикуя закон о диффамации. Клиенты, обвиняемые в диффамации, часто бывают эмоциональны.Они либо защищают свои слова, либо беспокоятся о своей репутации. Клиент, обвиняемый в диффамации, может поставить на карту свою карьеру. Часто они очень благодарны своим юристам за помощь, которые работают над тем, чтобы сохранить жизнь, какой она была до судебного разбирательства.

Сделать карьеру на репутации

Закон о диффамации — это правда. Речь также идет о свободе слова и защите репутации субъекта выступления. Юристы, практикующие закон о диффамации, делают свою карьеру в юридических спорах, которые возникают, когда люди делают клеветнические заявления против других.

Что такое диффамация персонажа? (с иллюстрациями)

Термин клевета на персонажа часто используется для описания обвинений в клевете, клевете или и том и другом. Клевета включает словесные уничижительные заявления, а клевета — письменные. В суде истец, подающий иск, предъявил обвинение в диффамации личности, чтобы покрыть любую форму ложных или вредных обвинений.

Оскорбление личности может привести к стыду или затруднению.

Клевета на личность, как известно, трудно доказать в суде, хотя фактические последствия могут быть довольно очевидными и разрушительными. Если недовольный посетитель ресторана скажет многочисленным людям, что шеф-повар болен СПИДом, например, продажи в этом ресторане могут упасть, и сотрудник может потерять работу или ему будет трудно работать. Поскольку клеветническое заявление клиента касается конкретного человека и бездоказательного обвинения, у шеф-повара может быть законный случай оскорбления личности.

Немногие иски о диффамации персонажей действительно доходят до зала суда.

Основная проблема с доказательством диффамации персонажа — это защита свободы слова, гарантированная Первой поправкой.Суды в целом соглашаются с тем, что мнение, каким бы злонамеренным оно ни было, не то же самое, что констатированный факт. Если бы рассерженный покупатель сказал: «Не ешьте в кафе Джо. Я думаю, что еда паршивая, а шеф-повар болен», то клевету на его личность было бы трудно доказать. Другие люди по-прежнему могут формировать разные мнения. После того, как покупатель сказал: «Не ешьте в кафе Джо. Я знаю шеф-повара, и он болен СПИДом», тогда происходит констатация факта, и может быть возбуждено заявление о клевете на личность.

Показание ущерба профессиональной репутации — один из способов доказать оскорбление личности.

Еще одна проблема, связанная с клеветой на личность, — это истинность заявления. Некоторые могут возразить, что для того, чтобы иметь место клевета на личность, предполагаемая жертва в первую очередь должна обладать характером, позволяющим опорочить ее. Назвать известного соседского хулигана «головорезом» в местной газете не будет считаться клеветой на личность, потому что это не заявление против фактов.По правде говоря, правдивость заявления не всегда является фактором реального судебного разбирательства. В нашем гипотетическом случае суд предположил бы, что повар на самом деле не болен СПИДом, и обвиняемый знал об этом во время своих заявлений.

Клевета на персонажа может происходить с запугиванием.

Очень немногие иски о диффамации характера фактически достигают уровня судебного разбирательства. Многие поселены в частном порядке, чтобы избежать еще большего ущерба от огласки. Поскольку необходимо продемонстрировать фактический ущерб, некоторые дела отклоняются, поскольку заявления или обвинения не достигают уровня реальной клеветы или клеветы. Обиженные чувства или потеря социального положения могут не подпадать под юридическое определение ущерба. Те немногие дела о диффамации персонажей, которые доходят до судебной системы, обычно носят местный характер, например, член городского совета подал в суд на свою местную газету за то, что он намекнул, что он взял взятку.

В нашем случае с шеф-поваром и недовольным клиентом ущерб, скорее всего, может быть продемонстрирован отчетами о продажах в ресторане и показаниями других клиентов, которые слышали клеветнические заявления из первых рук. Даже если медицинские тесты покажут, что у шеф-повара действительно есть заболевание, сам по себе этот факт не уменьшит очевидного злонамеренного намерения клиента.В то время заказчик не работал в интересах общества. При таких обстоятельствах суд, скорее всего, вынесет решение в пользу истца и потребует от ответчика выплатить штрафные убытки.

Это, как правило, тот же правовой механизм, который позволяет знаменитостям подавать в суд на таблоидные публикации.Правдивое, но злонамеренное заявление все же может считаться клеветой на личность при определенных обстоятельствах.

Некоторые знаменитости подали в суд на таблоиды за клевету на персонажей после того, как были напечатаны якобы ложные заявления.

выбор — Сунит Шарма — Блог Inforrm

Inforrm сообщил о большом количестве дел о диффамации со всего мира в 2018 году.Следуя широко читаемому посту о делах 2017 года, это моя подборка наиболее интересных с юридической и фактической точек зрения дел из Австралии, Новой Зеландии, Канады, США и Англии за последний год.

  1. Вагнер против Харбора Радио [2018] QSC 201, (Австралия)

Дело Вагнера связано с утверждениями о том, что как владельцы самой плотины Вагнера несут ответственность за тех, кто погиб, когда ее стена обрушилась на них во время наводнения в 2011 году.Создатель трансляции, Алан Джонс на 2 ГБ, выдвинул 76 клеветнических обвинений в адрес Вагнера в течение 27 радиопередач с октября 2014 по август 2015 года.

Суд счел клеветнические заявления высочайшей серьезностью, в которых говорится о причастности четырех Вагнеров к гибели нескольких человек. В общей сложности была присуждена компенсация в размере 3,7 млн ​​долларов США, при этом каждый из истцов получил существенную компенсацию в виде возмещения ущерба при отягчающих обстоятельствах из-за «порочного и злобного» поведения Джонса.

После уменьшения размера компенсации Ребел Уилсон в ее деле о диффамации в этом деле подтверждается принцип, согласно которому в делах о диффамации в Австралии Суд разрешит выплатить существенную компенсацию за ущерб с отягчающими обстоятельствами, если поведение истца является предосудительным. При этом компенсации за столь же серьезные вменения легко превышают установленный законом предел в 398 500 долларов на общий ущерб.

Дело широко освещалось местными новостными агентствами Australian и Brisbane Times. В международном масштабе освещали события The Guardian и Daily Mail. На INFORRM у нас был комментарий Стюарта Гибсона.

  1. Морони против Зегерса [2018] VSC 448, (Австралия).

Дело в Верховном суде Виктории, 887 027 долларов.66 убытков были присуждены г-ну Зегерсу за отправленные им по электронной почте комментарии относительно г-на Морони и Правления Ассоциации спортивных стрелков (далее — «Ассоциация») после его поражения на выборах 2014 года.

Электронные письма были отправлены с июля 2014 года по январь 2018 года с различных анонимных учетных записей электронной почты, и был создан партнерский веб-сайт. Хотя г-н Зегерс постоянно отрицал, что он является автором электронных писем и владельцем веб-сайта, суд постановил провести диагностику его компьютера. В результате получилось 1683 страницы материалов, большинство из которых содержали инкриминирующие г-на Зегерса.Г-ну Зегерсу было предписано выплатить 887 027 фунтов стерлингов в качестве возмещения ущерба (включая проценты), значительная часть которых была вызвана серьезными убытками, учитывая его образ поведения. Джастин Кастелан осветил этот случай в сообщении ИНФОРРМ.

  1. Bauer Media против Wilson (№2) [2018] VSCA 154, (Австралия)

Решение Rebel Wilson о клевете в размере 4 749 920,60 австралийских долларов против Bauer Media было обжаловано в Верховном суде штата Виктория. Бауэр утверждал, что присуждение 650 000 фунтов стерлингов в качестве компенсации за отягчающие обстоятельства было чрезмерным из-за ошибок в установлении фактов.Примечательно, что Бауэр оспорил присуждение Уилсону компенсации за особый ущерб в сумме 3 917 472 австралийских долларов. Результат? Беспрецедентное сокращение ущерба и серьезное дело о возмещении ущерба в делах о диффамации.

Суд, частично согласившись с Бауэром, уменьшил присужденную Вильсону компенсацию за серьезные убытки до 600000 фунтов стерлингов и постановил, что особый ущерб не был возмещен — потеря заработка (в отношении упущенных возможностей, например, неблагоприятных решений о кастинге) не может быть доказана на балансе вероятности.При этом суд представил полезные рекомендации по подходу к квантовым вопросам, в частности, по построению и применению требований для доказательства особого ущерба. История была освещена в ряде источников, включая Guardian, BBC, Sky, Metro и Reuters.

  1. Тркуля против Google LLC [2018] HCA 25 (Австралия)

Продолжается давняя сага о деле г-на Тркуля против Google за удаление якобы клеветнического содержания, опубликованного через его поисковую систему с декабря 2012 по март 2014 года.В частности, г-н Тркуля утверждал, что изображения якобы причастны к нему как к преступнику («Изображения»). Он также включил утверждение, что функция автозаполнения Google при представлении клеветнических результатов поиска фактически публикует клеветнический контент («Web Matter»). На сайте INFORRM Джастин Кастелан кратко излагает предысторию этого дела, включая предыдущие дела Апелляционного суда и Верховного суда Виктории, которые вынесли решение против г-на Тркуля, установив, что его дело не имело разумных шансов на успех.

В этом случае г-н Тркуля подал апелляцию в Высокий суд с просьбой отменить выводы Апелляционного суда, подтвержденные Верховным судом. Это отменит решение о прекращении дела без надлежащего судебного разбирательства и позволит перейти к судебному разбирательству. Google выдвинула следующие три основных основания для увольнения:

  1. Он не может считаться издателем Изображений или Веб-материалов, просто посредником;
  2. Что изображения и / или веб-материалы, о которых идет речь, не содержали клеветы в отношении г-на Тркуля; и
  3. Что Google имеет право на иммунитет от иска в соответствии с государственной политикой.

В своем решении суд резко критиковал анализ нижестоящих судов. Приняв решение в отношении г-на Туркля, суд предоставил основу для вынесения решения в отношении посредников, таких как поисковые системы, за публикацию клеветнического содержания третьих лиц. Суд постановил, что намеренное участие Google в распространении предположительно дискредитирующего содержания подтверждает вывод о том, что это был издатель. Далее, подразумевается клеветнический контент. Ожидается, что такой вывод против Google будет вынесен на суд.Освещение этого дела можно найти на ABC с юридическим анализом из блога Unimelb и Клейтона Утца.

  1. Дюри против Гардинера [2018] NZCA 278, (Новая Зеландия)

В этом деле Апелляционный суд Новой Зеландии впервые признал «защиту общественных интересов» журналистов в исках о диффамации. Дело касалось апелляции по иску о диффамации бывшего судьи Верховного суда Эдварда Дьюри и адвоката г-жи Холл против телекомпании маори («Служба») и ее репортера г-на Гардинера.Жалоба возникла из двух телевизионных передач и статей на веб-сайте, опубликованных Службой в августе 2015 года, в которых критиковались действия заявителя в ходе их взаимодействия с Советом Моари («Сообщения»). В частности, в статье утверждалось, что г-н Дьюри как бывший попечитель Совета и г-жа Дьюри были отстранены от должности его юрисконсульта из-за конфликта интересов и вопросов, связанных с правом собственности.

Maori TV сослалось на защиту честного мнения, квалифицированной привилегии и / или общественного интереса в отношении сообщений.Примечательно, что суд посчитал, что развитие защиты общественных интересов в соответствии с законодательством Новой Зеландии отнесено к категории квалифицированной привилегии. Новая защита состояла из двух критериев:

.
  1. предмет публикации представлял общественный интерес; и
  2. связь была ответственна. [на стр.58]

Эта новая защита доступна всем представителям общественности, заявляющим о публикации любых материалов в общественных интересах, с определенным подвидом, применимым к журналистским репортажам.Поскольку в сообщениях Maori TV не упоминались независимые сторонние источники в подтверждение своих утверждений, суд постановил, что защита должна применяться в целом. Этот случай получил комментарии от Дункана Коттерилла, Юридического общества Новой Зеландии, Белла Галли и Чепмена Триппа.

  1. Haaretz.com против Goldhar 2018 SCC 28, (Канада)

В 2011 году израильская новостная организация Haaretz опубликовала в Интернете статью, в которой утверждалось, что управление канадскими бизнесменами Митчеллом Голдхаром футбольным клубом Maccabi Tel Aviv было «мелочью», сосредоточенной на краткосрочных целях.В последующем иске о клевете, поданный г-ном Голдхаром, Haaretz утверждала, что дело было вне юрисдикции, поскольку было возбуждено в Онтарио, а не в Исреале.

Суд рассмотрел важные вопросы юрисдикции, когда клеветнические материалы были опубликованы в разных юрисдикциях, при этом были устранены опасения относительно клеветнического туризма. Суд согласился с Haaretz 6: 3, удовлетворив его ходатайство о приостановлении разбирательства в Онтарио. Само судебное решение разделилось по точной причине определения иска как находящегося вне юрисдикции, вопрос, который был проанализирован Наташей Холкрофт-Эммесс на INFORRM. Был опубликован ряд других комментариев и анализов по делу, включая Гилбертсона Дэвиса, Канука Тюринджера и Суд.

  1. Хан против Orbis Business Intelligence Limited 20 сентября 2018 г., Верховный суд округа Колумбия (США)

Дело, касающееся заявлений бывшего офицера МИ-6 Кристофера Стила в досье Fusion GPS относительно трех российских олигархов и их связей с кампанией Трампа. Ответчики стремились отклонить продвинутый иск о диффамации, требуя защиты, предоставляемой Законом о борьбе с SLAPP (стратегический иск против участия общественности).Это предотвращает судебные иски, направленные на то, чтобы замолчать информацию, в которой обсуждаются политические точки зрения, подкрепленные Первой поправкой о свободе слова. В случае применения Закона к фактам истец должен будет доказать, что его иск, вероятно, будет удовлетворен. По фактам дела порог, установленный законом, был соблюден prima facie.

Таким образом, истец должен был доказать, что Стил действовал с фактическим злым умыслом — с ложным или безрассудным игнорированием того, были ли сделанные им утверждения правдой или нет. Истец не выполнил свои обязанности и не представил никаких доказательств в поддержку своего утверждения. Соответственно, было решено, что Стил находится под защитой Первой поправки, свободы слова.

Дело было освещено Wiley Rein LLP The Atlantic, BBC и Washington Post.

  1. Клиффорд против Трампа 15 октября 2018 г., 15 октября 2018 г. Окружной суд США, Калифорния CD [pdf], (США)

Продолжающийся судебный процесс о клевете, который г-жа Клиффорд, более известная как Сторми Дэниэлс, возбуждает против Трампа, существенно развился в течение года в связи с твитом, сделанным президентом Трампом против Клиффорда.Постановление имеет значение не только с клеветнической точки зрения, но и с точки зрения конституционного права США в отношении ответственности президента. Президент подал особое ходатайство («Ходатайство») о прекращении дела по трем основаниям:

  1. Его твит был защищенным мнением,
  2. Клиффорд не пострадал из-за твита; и
  3. Политический характер твита обеспечил ему защиту Закона о борьбе с SLAPP, что означает, что президент был защищен от иска, поскольку он не действовал со злым умыслом или безрассудным пренебрежением к правде.

Ходатайство было сочтено своевременным и было удовлетворено на том основании, что твит представлял собой риторическое заявление о политических взглядах, на которое распространяется защита первой поправки. Полную версию судебного дела можно найти здесь. Дело получило широкое освещение в СМИ, включая CNN, NBC, Bloomberg, ACLU Blog и Guardian.

  1. Economou v de Freitas [2018] EWCA Civ 2591 (Англия и Уэльс)

Рассмотренная в Апелляционном суде апелляция Александра Эконому против Давида де Фриетаса касалась семи публикаций, в которых содержались весьма серьезные обвинения в преступлении.Г-н де Фриетас выдвинул обвинения после трагического самоубийства своей дочери в отношении ее предшествующего неминуемого судебного преследования за ложные обвинения в изнасиловании обвиняемого.

Истец утверждал, что смысл заявления заключался в том, что он преследовал г-жу де Фрейтас за искажение отправления правосудия на ложных основаниях и был виновен в ее изнасиловании, либо имелись веские основания подозревать, что он был виновен. Фактически решение о начислении платы принималось CPS. Ответчик полагался на защиту общественных интересов в соответствии с п.4 Закон о диффамации 2013 г. Именно эти два вопроса были в центре внимания судебного разбирательства. В первую очередь, анализировался статус участников и их зависимость от поведения медиа-организации, в которую они вносили свой вклад в продвижении защиты общественных интересов.

Отклонив апелляцию, Апелляционный суд счел, что здесь применимы хорошо продуманные критерии Рейнольдса, однако требуется целостный подход, учитывающий все факты дела. В отношении простых авторов публикаций было установлено, что их стандарты поведения не обязательно должны достигать уровня профессиональных журналистов, чтобы иметь право на абсолютную защиту общественных интересов.Дальнейшие инструкции, несомненно, прояснят этот чувствительный к фактам вопрос, опираясь на этот важный прецедент, чтобы дать уверенность журналистам-любителям, блоггерам и фрилансерам.

У нас есть комментарий по делу ИНФОРРМ от Доминика Гарднера. Комментарии также сделали Бретт Уилсон, Льюис Силкин, One Brick Court и 5RB.

  1. Дойл против Смита [2018] EWHC 2935 (QB) (Англия и Уэльс)

В Дойл суд рассмотрел строительство с.4 Закон о диффамации 2013 г., на который полагались блогер-любитель и член приходского совета. Г-н Смит, житель Каддингтона, опубликовал четыре статьи, касающиеся заявки на планирование, поданной в местный совет г-ном Смитом. Вторая и третья статьи были в центре внимания этого иска, который, как утверждал истец, передал, что он совершил мошенничество на 10 миллионов фунтов стерлингов и что есть разумные основания подозревать его в злонамеренных связях и шантаже.

Ответчик, отказавшись от своей защиты истины в связи с недостаточностью доводов, ссылался на общественный интерес в отношении второй статьи.Однако было сочтено, что обвиняемый считал сделанные им заявления ложными, что сделало невозможным использование защиты. Третья статья не соответствовала порогу серьезного ущерба.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top