После вынесения решения суда когда можно получить данное решение: В какие сроки после суда можно забрать постановление суда?

Содержание

Статья 199 ГПК РФ. Составление решения суда (комментарии кодекса

(Официальная редакция статьи 199 ГПК РФ)

1. Решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Объявленная резолютивная часть решения суда должна быть подписана всеми судьями и приобщена к делу. При выполнении резолютивной части решения в форме электронного документа дополнительно выполняется экземпляр данной резолютивной части решения на бумажном носителе, который также приобщается к делу.

2. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела.

3. Мировой судья может не составлять мотивированное решение суда по рассмотренному им делу.

4. Мировой судья обязан составить мотивированное решение суда по рассмотренному им делу в случае поступления от лиц, участвующих в деле, их представителей заявления о составлении мотивированного решения суда, которое может быть подано:
1) в течение трех дней со дня объявления резолютивной части решения суда, если лица, участвующие в деле, их представители присутствовали в судебном заседании;

2) в течение пятнадцати дней со дня объявления резолютивной части решения суда, если лица, участвующие в деле, их представители не присутствовали в судебном заседании.

5. Мировой судья составляет мотивированное решение суда в течение пяти дней со дня поступления от лиц, участвующих в деле, их представителей заявления о составлении мотивированного решения суда.

6. Решение суда по делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства, составляется с учетом особенностей, предусмотренных статьей 232.4 настоящего Кодекса.

Комментарий статьи 199 ГПК РФ. Составление решения суда

Как установлено частью 1 статьи 199 ГПК Российской Федерации, после рассмотрения дела по существу суд должен в том же судебном заседании принять окончательное решение. Отложить составление мотивированного решения не более. чем на пять дней, можно только в исключительных случаях. После оглашения вводной и резолютивной части решения суд объявляет дату, когда участвующие в деле лица и их представители могут получить мотивированное решение. Эта дата должна быть указана в протоколе заседания суда.

Срок, предусмотренный для составления мотивированного решения, начинается на следующий день после того, как была объявлена резолютивная часть решения. Если же последний день этого срока придется на выходной день, днем окончания срока будет считаться идущий за ним рабочий день (часть 2 статьи 108 ГПК РФ). Вынесение мотивированного решения имеет существенное практическое значение, так как лишь на его основании может составляться обоснованная апелляционная или кассационная жалоба.

Как требует один из принципов судебного разбирательства — непрерывность (часть 3 статьи 157 ГПК РФ) — судебное решение должно быть принято сразу же после разбирательства дела. Подтверждением этому является резолютивная часть решения, оглашаемая судом в последнем заседании. Эту часть подписывает судья (судьи) и приобщает к материалам гражданского дела.

Между тем, в судебном разбирательстве могут назначаться перерывы для отдыха, одним из видов которого являются выходные дни. Но это положение относится только к судебному разбирательству и никак не может относиться к вынесению судебного решения. Согласно статье 194 ГПК РФ при вынесении решения должна быть соблюдена тайна совещательной комнаты. Если суд удалился в совещательную комнату, например, вечером в пятницу, то и решение должно быть оглашено именно в этот день, а не в понедельник утром.

В общем правиле о составлении мотивированных решений суда есть одно исключение. Оно заключается в том, что мировые судьи имеют право вынести по рассмотренному делу решение без мотивировочной части. Составление мотивированного решения для мирового судьи обязательно только тогда, когда участвующие в деле лица или их представители подадут соответствующее заявление. При поступлении такого заявления мотивированное решение должно быть составлено в течение пяти дней. Поэтому подавать заявление на имя мирового судьи нужно лично или письмом с уведомлением о вручении, чтобы знать, в какой именно день решение утратит свою процессуальную промежуточную форму.

Если резолютивная часть судебного решения была выполнена в форме электронного документа, то в соответствии со статьей 199 ГПК РФ должен быть дополнительно выполнен экземпляр на бумажном носителе, который приобщается к делу.

Как затянуть срок вступления в силу решения суда

Перейти к содержанию Популярные статьи
  • Как отказаться от финансовой защиты после получения кредита
  • Возврат кредитной страховки в 2018 — 2019. Судебная практика.
  • Судебные споры по кредитным страховкам в 2018 — 2019
  • Возврат кредитной страховки в 2018 году
  • Индивидуальная страховка против коллективного страхования заемщиков
  • Страховка кредита в 2018 году — но кому я это рассказываю?
  • Как вернуть деньги и отказаться от программы коллективного страхования + видео
  • Отказаться от страховки после получения кредита в 2016
  • И снова о страховке: сколько действительно должен вернуть заемщик банку
  • Заемщики плачут — суд признал страхование кредита законным
  • Как правильно написать жалобу в Роспотребнадзор о навязанной банком страховке
  • Страховка кредита вне закона! Откуда дует ветер?
  • Погасил кредит досрочно – верни страховку по кредиту!
  • Наступил страховой случай по кредиту, но страховая не платит!
  • Как расторгнуть договор страхования кредита и вернуть свои деньги
  • Как признать недействительными условия о страховке в кредитном договоре
  • Страховка кредита: как оформляется и как от нее избавиться

Вступление в силу решения суда. Дата законной силы судебного решения

Содержание статьи:

  1. Основная информация по срокам
  2. Составление апелляционной жалобы
  3. При заочной форме вынесения приговора
  4. Возможность затянуть сроки

Распространённым заблуждением некоторых граждан, которые не имеют отношения к юриспруденции, является то, что вступление в силу судебного решения по гражданскому делу наступает сразу после его вынесения.

В действительности, статьей 209 ГПК для этого предусмотрен особый порядок, обязательной составляющей которого является подача апелляции, на которую имеет право каждый из участников разбирательства.

Важно! Вступление в силу решения районного суда по гражданскому делу может быть моментальным всего в нескольких случаях.

Речь идет, прежде всего, о выплате долга по зарплате сотруднику и взыскании алиментных выплат в принудительном порядке.

Как истцу, так и ответчику, необходимо иметь представление о своих правах и последовательности действий при несогласии с вынесенным приговором.  Рассмотрим детальнее все нюансы данного вопроса, включая факторы, которые помогают затянуть время без нарушения норм законодательства.

Через сколько дней вступает в силу решение суда

 

 

Вне зависимости от количества заседаний и общей продолжительности рассмотрения дела судья, в конце-концов, выносит постановление. По закону он обязан огласить резолютивную составляющую, а вот для составления полного текста у него есть 5 дней. Чтобы получить копию, требуется подать соответствующее заявление. На основании данного документа стороны имеют право подать жалобу – это повлияет на то, через сколько вступит в силу решение районного суда. На подачу обращения законом выделяется 1 месяц, который отсчитывают со дня, который следует за днем оглашения вердикта.

Внимание! Если начало либо окончание периода попадает на выходные или праздничные дни, то сроки сдвигаются на следующий за такими днями рабочий день.

Изменить сроки вступления в силу судебного решения, кроме апелляционного обжалования, может тот факт, что кто-то из участников не получил  (официально) копии текста постановления. 

Как влияет на сроки вступления решения суда в законную силу апелляционная жалоба

 

Когда истец, ответчик или другая сторона процесса обращаются с жалобой, то стать вступившим в силу решение не может до тех пор, пока:

  • в документ не внесут изменения либо его частично или полностью не отменят;
  • апелляция не будет рассмотрена судьями с выводом, что решение останется таким же.

Важно! Есть возможность увеличить месячный срок подачи жалоб, доказав судебному компетентному органу, что своевременно обратиться заявитель не смог по уважительной причине, например, из-за серьезной болезни.

Срок вступления в силу решения суда, если появилось дополнительно время на составление апелляции, откладывается до истечения выделенного периода либо рассмотрения жалобы в установленном порядке.

Если, по вашему мнению (или мнению вашего адвоката) постановление суда несправедливо, то следует обратиться в вышестоящую инстанцию с жалобой. Установленной формы апелляции нет, однако есть перечень требований к информации, которая там должна присутствовать в обязательном порядке. Речь идет о наименовании суда-получателя, персональных данных заявителя, конкретном перечне положений, с которыми вы не согласны, а также списка приложенных документов-доказательств. Также необходимо указать требование о пересмотре пока что не имеющего юридическую силу постановления. Как правило, в апелляции не рассматриваются сведения, кроме тех, что уже были рассмотрены судьей первой инстанции, но если такая необходимость возникает, то их добавление следует обосновать.

Пропустив 30-дневный период подачи жалобы и не сумев обосновать необходимость его продления, участники разбирательства, а также их представители теряют право предъявлять аналогичные требования.

Какой будет дата вступления в силу решения суда при заочной форме его вынесения

Для гражданских дел, где вердикт выносят без одного или нескольких участников, предусмотрены особые условия признания его вступившим в силу. Повлияет на то, когда вступает в силу решение районного суда, время получения ответчиком его копии. С данного момента он в течение 7 дней имеет право обратиться для отмены постановления, а в случае отказа имеет еще 30 дней на подачу заявления в апелляционный орган. В подобной ситуации тоже можно попросить о продлении времени на подачу жалобы, если есть для этого серьезные основания (и вы сможете их доказать документально и с помощью свидетельских показаний).

Как затянуть сроки вступления в законную силу судебного решения

Разобравшись с предусмотренными законом временными рамками, становится очевидным, что у недовольных участников есть несколько инструментов, чтобы оттянуть приобретение решением юридического статуса:

  • подача сначала краткой формы апелляции;
  • максимально поздняя подача жалобы;
  • просьба продлить срок подачи по уважительной причине.

Если все-таки решение приобрело законную силу, но вы с ним не согласны и готовы и дальше доказывать свою правоту, то необходимо обращаться в органы кассации.

Заочное решение о разводе. Что это?

Расторжение брака — не всегда простая и приятная процедура. Да это и понятно. У двух людей, когда-то заключивших брак, меняется жизнь, и кто знает, к чему приведут эти перемены.

Поэтому некоторые разводящиеся предпочитают не являться в судебное заседание на развод. Просто не хочется выставлять на показ свои эмоции, переживания и рассказывать чужому человеку, пусть даже это и судья, свои личные проблемы. Вот и приходится судьям выносить заочное решение о разводе.

Что такое заочное решение о расторжении брака?

Я не буду подключать юридические термины и объясню доступным для всех языком, что такое заочное решение о расторжении брака. Если на судебное заседание не явился ответчик, то есть не то лицо, которое обратилось в суд с заявлением о разводе, а второй супруг, суд вправе вынести заочное решение, но при условии:

если судом установлено, что ответчик извещен о месте и времени рассмотрения гражданского дела о расторжении его брака.

Другими словами, если ответчик получил судебную повестку, в которой извещался о том, что в определенную дату будет рассматриваться дело о разводе, или отказался от получения судебного письма с повесткой, он считается извещенным надлежащим образом.

Уже в первое судебное заседание в суде, где будет рассматриваться дело о разводе, может быть вынесено заочное решение о расторжении вашего брака. Хотя «в народе» говорят, что нужно, чтобы ответчик не явился дважды.

Когда вступает в законную силу заочное решение?

Заочное решение о разводе вступает в законную силу несколько дольше, чем обычное решение. Законодательством установлено, что ответчик может отменить заочное решение, если обратиться в суд, который его вынес, в течение 7 дней после того, как получит его по почте или каким-либо иным образом.

Если ответчик не воспользуется этим правом и не отменит заочное решение о разводе в течение этих 7 дней, то начинается отчет следующего срока — срока вступления решения в законную силу. Гражданско-процессуальным кодексом РФ данный срок установлен «в течение месяца».

Итак, считаем, когда заочное решение о разводе вступит в законную силу после его вынесения:

мимимум 5-7 дней, чтобы заочное решение было получено ответчиком, при условии, что он проживает в вашем городе

+

7 дней на отмену заочного решения о разводе (отчитываются с даты получения ответчиком письма из суда с решением, работники суда узнают эту дату из уведомления, которое возвращается в суд)

+

срок вступления решения в законную силу 1 месяц.

Так как заочное решение о разводе вступает в законную силу дольше обычного, судья спрашивает первую сторону, истца, о его согласии на вынесение заочного решения. Надеюсь, объяснила понятно. Вот и думайте, откладывать рассмотрение дела, а это минимум одна — две недели, или же соглашаться на развод без участия ответчика.

Как отменить заочное решение о разводе?

Чтобы отменить заочное решение о расторжении брака, в течение семи дней с даты, когда Вы получили его под расписку,  стоит обратиться к тому судье, который его принял с заявлением об отмене заочного решения. Вот образец, который поможет Вам:

Но, предупреждаю Вас сразу, заочное решение о разводе будет отменено, если Вы докажете суду, что не явились в судебное заседание по вполне уважительной причине и что у Вас имеются по делу доказательства, которые могут повлиять на решение суда.

Как быстро получить деньги согласно решению суда?

Основная и самая важная цель сотрудничества юриста и клиента – это получить решение суда. 

Так думают многие, и очень сильно в этом заблуждаются. 

Главная и основная цель сотрудничества – это получение результата в «натуральном виде» — денежные средства, обязание ответчика произвести определенные действия, регистрация права собственности и другое, достижение той цели, которую изначально ставит клиент перед юристом, когда заключает с ним договор, например взыскать страховую выплату по ОСАГО. А наличие решения суда на «руках» у юриста еще не означает достижение того результата, которого изначально хочет клиент. 

Проблематичность ситуации состоит в том, что решение должно быть исполнено. А для этого требуется совершить ряд действий, без которых решение суда является всего лишь обычной бумагой, которая не дает никакого результата. Итак, расскажем вам по порядку. 

Для того, чтобы исполнить решение суда нужно обязательно получить исполнительный лист, на основании которого клиент сможет получить денежные средства, взысканные с ответчика. Необходимо соблюдение некоторых условий: 

1. Решение должно вступить в законную силу. А это значит что нужно ждать минимум месяц (в некоторых районных судах этот временной промежуток может достигать нескольких месяцев) со дня принятия его в окончательной форме, и если ответчик не подал апелляционную жалобу. Тогда на решении гражданской канцелярией суда ставится отметка о вступлении его в законную силу.

Если все-таки ответчик решил затянуть дело, (а такое довольно-таки часто встречается, чаще всего, когда предметом судебного разбирательства является взыскание денежных средств), и подал апелляционную жалобу по любому мотиву несогласия с решением судьи – нужно ждать еще дольше, до тех пор пока дело не вернется из вышестоящего суда обратно в суд, принявший решение. 

2. Далее пишем заявление о выдаче исполнительного листа. В каждом суде свои сроки выдачи. Однако ни в одном законе не указано о том, что нужно ждать две или три недели со дня поступления заявления на его выдачу.

Поэтому если «гражданская канцелярия» не выдает вам исполнительный лист в разумные сроки-смело пишем жалобу на волокиту председателю суда, и в кратчайшие сроки получаем наш «долгожданный зелененький листочек». 

3. Получив исполнительный лист мы предъявляем его к взысканию. Вариантов несколько – либо судебному приставу по месту жительства должника (если должник физическое лицо) или в банк (если должник- юридическое лицо, и известно в каком банке у него имеется расчетный счет), либо в бухгалтерию организации или учреждения, где «трудится» наш Должник. Наибольшая «волокита» возникает, когда ответчиком, а впоследствии должником является государственный орган, тогда обращаться нужно в казначейство субъекта, либо в орган, осуществляющий его финансовое обеспечение. В последнем случае придется ждать перечисления денег минимум в течение 3 месяцев со дня поступления исполнительного листа в финансовый орган.

4. Если вам неизвестно где же все таки у должника есть счет (или счетов может быть несколько и в разных банках, в данном случае речь идет о должнике юридическом лице, то есть коммерческой или некоммерческой организации) – нужно сделать нотариально заверить копию исполнительного листа, написать заявление в налоговую службу по месту налогового учета должника о выдаче справки о его расчетных счетах. Узнать о том, в какой именно налоговой инспекции числится на учете ваш должник можно на сайте Федеральной налоговой службы, для этого нужно знать ИНН или ОГРН должника. Выдает налоговая такую справку через 5 рабочих дней после подачи заявления. Затем исполнительный лист предъявляется к взысканию. 

Процедура достаточно сложная, однако легких путей в таком деле как «получение взысканного» не бывает. 

когда вступает в силу, как его получить и можно ли отменить постановление о расторжении брака и через сколько дней

Мало кто из ранее разведенных скажет вам о том, что бракоразводный процесс доставил им удовольствие и подарил позитивные эмоции. Практически всегда его участники жаждут скорейшего разрешения данного вопроса и расстановки всех точек над «и».

Именно решение суда о разводе является одним из основных документов, подтверждающих окончательное расторжение брака между супругами.

Однако, очень важно знать, когда именно оно вступает в силу, как его получить, можно ли его в дальнейшем обжаловать и т.д. С этими и другими нюансами попробуем сейчас разобраться.

Через какое время брак считается расторгнутым?

Когда же наступает тот самый долгожданный момент, которого разводящаяся пара ждет с большим нетерпением? Ответ на этот вопрос легко можно найти в 11 главе СКУ.

При разводе в суде, брак расторгается с момента вступления в силу решения суда о его расторжении, согласно ст. 114 СКУ.

Стаття 114 СК України. Момент припинення шлюбу у разі його розірвання

  1. У разі розірвання шлюбу органом державної реєстрації актів цивільного стану шлюб припиняється у день реєстрації розірвання шлюбу.
  2. У разі розірвання шлюбу судом шлюб припиняється у день набрання чинності рішенням суду про розірвання шлюбу.
Стоит отметить, что заключенный брак теряет свою законную силу вследствие его расторжения по общему заявлению супругов (ст. 109 СКУ) или поданному одним из них иску на основании судебного решения (ст. 110 СКУ).

Заочное и очное решение суда о разводе

Существует также реальная возможность рассмотреть дело о разводе в заочном порядке. Решение суда в данном случае будет тоже заочным.

Ст. 280 ГПКУ гласит, что суд может принять заочное решение о разводе на основании одновременного существования следующих условий:

  1. Есть данные о получении ответчиком судебной повестки с указанием точной даты, времени и места рассмотрения дела о расторжении его брачного союза.
  2. Ответчик не подавал заявления о рассмотрении дела без его присутствия в суде.
  3. Причины, по которым одна из сторон не явилась на заседание, признаны органами суда не уважительными.
  4. Заявитель не против такого решения дела.

Стаття 280 ЦПК України. Умови проведення заочного розгляду справи

  1. Суд може ухвалити заочне рішення на підставі наявних у справі доказів за одночасного існування таких умов:
    • відповідач належним чином повідомлений про дату, час і місце судового засідання;
    • відповідач не з’явився в судове засідання без поважних причин або без повідомлення причин;
    • відповідач не подав відзив;
    • позивач не заперечує проти такого вирішення справи.
  2. У разі участі у справі кількох відповідачів заочний розгляд справи можливий у випадку неявки в судове засідання всіх відповідачів.
  3. У разі зміни позивачем предмета або підстави позову, зміни розміру позовних вимог суд відкладає судовий розгляд для повідомлення про це відповідача.

Обретение заочным решением суда законной силы отличается от обычного. Главное отличие состоит в том, что ответчику предоставляется возможность подать заявление о пересмотре заочного решения суда в течение 10 дней с момента, как была получена копия данного решения. Такое заявление суд рассматривает на протяжении 15 дней. Заочное решение можно обжаловать в общем порядке.

При обжаловании заочного решения суда в общем порядке срок на апелляционное решение начнет свой отсчет со дня принятия постановления об оставлении заявления о пересмотре заочного решения без удовлетворения.

Какое решение может вынести суд, рассматривая дело о разводе?

В результате бракоразводного процесса суд может вынести несколько вариантов решений, а именно:

  • расторгнуть брак;
  • отказать в прошении;
  • отложить дело и назначить срок для примирения.
Иногда супружеская пара достигает примирения уже после судебного решения о расторжении брака. Тогда они имеют право в течение месяца забрать заявление о разводе и попросить суд

Способность принимать решения (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Терминология

1.1 «Компетенция» или «Возможности»?

Как определено выше, термин «способность принимать решения» относится к способность субъектов принимать медицинские решения; в первую очередь, решения дать согласие на медицинское вмешательство или отказаться от него. Все же несколько на удивление (по крайней мере, для новичков в этой теме) существует большой количество разногласий по поводу терминологии в этой области, особенно по поводу того, насколько «решающая способность» и ее сокращенный версия, «емкость» — подходящие термины.Другой кандидат «умственная компетентность» или просто «Компетентность» для краткости. Споры о том, как (если вообще) эти термины различаются, может быть очень запутанным, и, к сожалению, нет лекарства кроме знакомства с разными вещами, которые говорят люди.

Одна потенциальная проблема с термином «компетентность» заключается в том, что в других областях права он используется более широко для обозначения возможностей которые выходят за рамки того, что считается важным в медицинском контексте. За Например, в уголовном праве дееспособность предстать перед судом обычно требует зная разницу между добром и злом.Но такие знания есть не входит в компетенцию (или способность) принимать медицинские решения.

Также актуален тот факт, что закон (опять же в других немедицинских областей) часто пытается сделать глобальных оценок способности человека принимать решения. Например, глобальный определение своей некомпетентности управлять своими делами может привести одному человеку, теряющему широкий спектр личных свобод. Было бы обычно приводят к назначению члена семьи или опекуна следить за финансами, условиями проживания этого человека и т.п.Короче говоря, многие решения теперь для этого недоступны. индивидуальный. Но в медицинском контексте такие глобальные оценки неприменимы. дольше считал подходящим. Вместо этого в центре внимания должны быть по конкретным решениям (см. относительность решений в §5.2). Таким образом, можно считать, что человек способен принять одно решение, но не другой.

Тем не менее, к некоторым версиям юридического / медицинского разделения часто обращаются как часть объяснения разницы между компетенцией и способностью.Одно из распространенных объяснений начинается с акцента на , который делает определение: врач или судья. Говорят, что клиническая оценка — это определение «решающего дееспособность », тогда как« компетенция »относится к юридической оценка (Ganzini et al. 2005: S101). Тем не менее, несмотря на популярность при таком способе разделения различие исчезает в практика. С одной стороны, врачи, оценивающие способность принимать решения, часто делают оценки, которые имеют вес юридического приговор, даже если суды не участвуют (Grisso & Аппельбаум 1998: 11; Ким 2010: 17).Действительно, такие оценки обычно имеют законные полномочия до или до тех пор, пока не будут оспорены в суде. На С другой стороны, в наши дни многие судьи сталкиваются с конкретными случаями принятие медицинских решений ограничивает их внимание вопросами о способность пациента принимать под рукой решение.

Тем не менее, в некоторых правовых системах, например в Великобритании, термин «Способность» (или «способность принимать решения») — это обычно считается законным (Tan & Elphick 2002). С другой стороны, в Соединенных Штатах это терминология «Компетентность» (или «умственная компетентность»), которая часто говорят, что несет юридический подтекст и авторитет (Buchanan 2004; Berg, Appelbaum, & Grisso 1996).Ничего из этого не очень помогает, поскольку как только мы меняем юрисдикцию или занимаемся сравнительными работа, сроки меняются.

Один хорошо известный текст в этой области решает проблему, создавая новый гибридный термин. В своей книге Решая для других Аллен Бьюкенен и Дэн Брок пишут, что «компетентность — это компетентность. для какой-то задачи , компетенция для выполнения какой-то задачи ” (Buchanan & Brock 1989: 84; курсив в оригинале). Затем они указать свою собственную направленность, которая является «компетенцией , чтобы решение »(Там же).Это приводит к длительному обсуждению то, что авторы называют «компетенцией в принятии решений», и ее стандартов, а также конкретных «принятия решений способности », которые, как говорят, лежат в основе того, что они называют «Компетенция принятия решений». Согласно этой стратегии, введение нового термина — «компетенция принятия решений» Предлагаемое решение. К сожалению, это условное решение возможно, скорее усугубляет, чем упрощает проблему, поскольку чаще говорят о «способности принимать решения», чем «Компетенция принятия решений».

Томас Гриссо и Поль Аппельбаум в своем знаменательном исследовании Компетенция давать согласие на лечение , принять еще подход. Объясняют:

… Мы говорим о «способности принимать решения», когда относятся к способностям, связанным с принятием решений. Мы используем термин «Компетентность», однако, для обозначения состояния, в котором способность пациента принимать решения достаточно неизменна для их решения следует уважать (и, наоборот, за некомпетентность) независимо от того, кто принимает решение.(Гриссо и Аппельбаум 1998: 11)

В целом, в более узкой сфере принятия медицинских решений (которые мы принимаем, чтобы включить решения об участии в клинических research) два термина примерно взаимозаменяемы или должны быть взаимозаменяемыми. За по этой причине многие авторы придерживаются политики использования терминов взаимозаменяемо, сигнализируя о признании того, что это противоречит определенные условности. Обычно это делается путем добавления незначительной оговорки или сделайте оговорку в начале обсуждения по этому поводу (Charland 2002: 37 примечание 1; Чекленд 2001: 53, примечание 2; Национальный совет по биоэтике Комиссия 1998: Глава 1, примечание 4).Стратегия имеет достоинство избегая громоздких повторных замен одним термином вместо другое в обсуждениях или между ними, где используются оба. Но это также может непреднамеренно увековечить путаницу именно той, для которой она предназначена избежать. В остальной части этой записи будут использоваться термины взаимозаменяемо.

В конечном счете, для читателей важнее всего знать обо всех это терминологическая путаница и действовать осторожно. Правило большого пальца Осталось: caveat emptor .

1.2 Описательный и предписывающий

Какой бы термин вы ни выбрали, важно также знать, что эти термины могут быть и часто используются как в описательных, так и в предписывающий или нормативный смысл. Как поясняет один комментатор:

психиатр может давать показания эксперта в качестве обученного наблюдатель, о компетентности человека, рассматриваемой как факт, и судья может или не может дать этим показаниям практическую силу в решая, как мы должны относиться к этому человеку.(Фридман 1981: 55)

В этом примере первое утверждение касается вопроса о том, индивидуальный способен на решение . Вторая претензия решает вопрос, должен ли индивидуальный быть считается способной к принятию решения, то есть следует ли ей разрешать принимать собственные решения и уважать их. Во многих контекстах, если считается, что человек обладает способностью (фактически обладать определенными соответствующие умственные способности), нормативные последствия просто следуют как Дело, конечно.Но, как напоминает нам приведенный выше пример, это не всегда так. В некоторых случаях, например в судах, лицо кто определяет факты о способностях, может быть не тот человек, который выдает нормативное заключение.

Это различие особенно важно помнить в свете тот факт, что продолжаются споры о том, какая мощность is — дебаты, которые происходят на различных теоретических уровнях. На первый и самый абстрактный уровень, мы можем быть заинтересованы в разъяснении наших концепция или теория способность принимать решения.Делать мы можем спросить, что именно мы пытаемся сделать, когда рассортируйте людей на грамотных и некомпетентных. Задавая такие основополагающие вопросы могут помочь нам получить более четкое представление о работе, в которой нам нужна концепция или теория дееспособности. Тесно связан с дебатами о Концепция / теория — это дискуссии о стандартах . На этом уровне мы спросите: какие вещи следует делать тому, кто обладает способностями в наших определенный смысл уметь делать? Какие именно способности правильные какие рассматривать в свете работы, которую выполняет концепция? Большинство общепринятые стандарты изложены в §4 ниже.Как мы увидим, некоторые теоретики считают, что этот список стандартов неполный, в том смысле, что кто-то может удовлетворить эти стандарты и все же не удовлетворяют нашей основной концепции емкости. Наконец, существуют специальные тесты или инструменты, разработанные для определить, действительно ли (и в какой степени) конкретный человек соответствует стандартам (Buchanan & Brock 1989). Входит замешательство потому что как эмпирические, так и нормативные утверждения могут и действительно имеют место этих уровней. Предположим, например, что вы исследуете A , используя конкретный инструмент, а затем объявить на этом основании, что A имеет способность принимать решения X .И предположим, я отвергаю ваш претензии, т.е. я отказываюсь придавать нормативную силу вашему описательному Запрос. Для этого может быть несколько разных причин. Я могу сомневаться что вы правильно использовали инструмент. Или я могу сомневаться, что инструмент, даже при правильном использовании, является хорошим показателем того, кто-то соответствует соответствующим стандартам. Наконец, я могу просто подумать что оперативная теория или концепция, лежащая в основе стандартов, неполный — чтобы действительно определить емкость таким образом, чтобы лицензировать нормативные выводы, мы должны учитывать больше, чем просто сформулированные стандарты.

2. Истоки морали

Истоки нашей современной концепции способности принимать решения лежат в разнообразная конфигурация исторических событий в области здравоохранения и этика, сопровождающая появление доктрины информированного согласие. Согласно наиболее разработанным и общепринятым объяснение этой доктрины, моральная цель требования информированного согласие в определенных контекстах должно способствовать и защищать автономию пациенты и объекты исследования (Faden & Beauchamp 1986).это Обычно наблюдается, что уважение к автономии

вытекает из признания того, что все люди имеют безусловную ценность, у каждого есть способность определять свою собственную моральную судьбу. (Beauchamp & Childress 2001: 63–4).

Уважать автономию означает, что

у нас есть фундаментальная обязанность обеспечить пациентам право выбора, а также право принять или отклонить Информация. (Beauchamp & Childress 2001: 63)

Конечно, обязанность позволять людям выбирать — только обязательство, когда о лицах, о которых идет речь, можно осмысленно сказать выбирать для себя.Таким образом, необходимость определения способности принятия решений входит, как только мы попытаемся определить объем этого обязательства.

Обычно для того, чтобы считаться юридически и этически действительным, согласие человека должно быть надлежащим образом информированным и свободным от внешнее принуждение (Faden & Beauchamp 1986). Учитывая, что в большинстве в медицинских контекстах существует огромная асимметрия во владении знаниями, раскрытие обычно требуется для обеспечения того, чтобы субъект был проинформирован, и часто указывается как требование. На этом фоне решительное емкость часто рассматривается как четвертое требование действительности.Таким образом многие медицинские работники думают об информированном согласии с точки зрения Контрольный список из четырех частей:

  1. Субъект должен обладать способностью принимать решения.
  2. Вся соответствующая информация должна быть раскрыта субъекту.
  3. Субъект должен понимать, что было передано.
  4. Субъект делает добровольный выбор: принять или отказаться что было предложено или предложено.

Философы могли бы естественно предположить, что моральные теории о информированное согласие приведет к формированию теории принятия решений вместимость.В конце концов, если цель информированного согласия состоит в том, чтобы способствовать автономному принятию решений, естественно предположить, что задача — выделить тех, кто действительно может сделать автономный решения от тех, кто не может. Это, в свою очередь, потребовало бы большего подробный отчет о том, что входит в автономное решение. Однако, это не то, что можно найти в литературе, и не зря. Чтобы Начнем с того, что чтобы серьезно отнестись к таким идеям, нужно иметь независимая теория автономного принятия решений , конкретная достаточно, чтобы руководить практикой, т.е.е., разработка тестов и инструменты . Но философские теории автономии, по крайней мере в настоящее время слишком абстрактно для этой цели. Более того, они как правило, слишком требовательны (т. е. они, кажется, считают слишком много решения как неавтономный). [1] Итак, что интересно, хотя многие философы и биоэтики продолжать приравнивать способность принимать решения и способность к автономному принятия решений, на самом деле неверно, что наше нынешнее понятие способность принимать решения была производным от понятие автономное принятие решений.Вместо этого нынешнее понятие принятия решений мощность создавалась с нуля, в основном (хотя и не полностью) независимо от философской теории. А это значит, что вопрос о том, является ли грамотное решение автономным решение.

3. Моральная осторожность: что следует из недееспособности?

Хотя тема этой записи в первую очередь связана с природой способность принимать решения, стоит ненадолго остановиться, чтобы прокомментировать что морально следует из объявления о недееспособности.Если пациент считается неспособным принять конкретное решение, то кто-то другой (обычно член семьи) будет назначен сделать это за нее. Если пациент отказывался от того, что другие считают полезным лечением, тогда обнаружение некомпетентности означает, что лечение могло быть принужденным к пациенту, если суррогатная мать сочтет это лучшим. Однако, хотя это правда, что когда человек неспособен принять решение, это означает, что окончательная власть для решений будет лежать в другом месте, это не означает автоматически, что текущий желания, ценности, предпочтения и т. д.не имеют значения или что они не нужно учитывать при принятии решений за пациента. Многие у некомпетентных пациентов явно есть сильные желания, которые следует приспособлены, по крайней мере, если это не приведет к проблемы. Учитывая тесную связь между благополучием и тем, что человек заботы, смотрителям необходимо хотя бы подумать о том, что пациент в настоящее время хочет.

Во-вторых, хотя можно принудить пациента к лечению, если она считается недостаточным, это не означает, что он всегда желательно так сделать.У принудительного лечения много недостатков это нужно учитывать. Лечение может быть неэффективным, если пациент отказывается сотрудничать. Это также может быть важно в случае хронические психические заболевания для поддержания доверия к пациенту, который вероятно, в будущем снова потребуется уход. Возможно, однажды эти факты приняты во внимание, лечение, которое казалось явно полезным не будет так.

Несколько иное положение касается глобально некомпетентных пациентов. Несмотря на акцент в этой области на обращении с DMC как родственники по принятию решений, конечно, есть пациенты, которые из-за более серьезные нарушения не могут полностью или почти полностью собственные медицинские решения.В случае глобально некомпетентных пациентов кто когда-то был компетентен и написал предварительные директивы, это обычно предполагается, что директива вступает в силу после того, как пациент достигает этого состояния (Appelbaum 2007; Krohm & Summers 2002). Однако это простое предположение было сильно опровергнуто. За Например, Jaworska (1999) утверждала, что многие пациенты со средней стадией Деменция Альцгеймера сохраняет способность ценить (они остаются, по ее словам, «оценщики»), хотя растущая путаница и забвение фактов может означать, что они больше не считаются компетентны принимать собственные решения о лечении (потому что они не понимание и рассуждение).Яворска утверждает, что хотя такие пациенты неспособны принимать решения, они еще не достигли цели где их предварительные распоряжения имеют наибольшую силу. Их текущие ценности по-прежнему имеют большее значение для принимаемых решений для них. Короче говоря, Яворска обращает внимание на то, что человек различной значимости может прийти отдельно . Обычно мы ценим способность принимать решения, например понимание и рассуждение , потому что они позволяют нам добиваться наши ценные цели.Но Яворска подчеркивает тот факт, что человек может продолжают иметь ценные на данный момент концы, даже если она потеряла способности, необходимые для их эффективного преследования. В этих случаях скорее чем вернуться к расширенной директиве, считает Яворска, мы должны (в пределах разумного) стремиться помочь таким пациентам добиваться целей, которых они не дольше можно заниматься самостоятельно.

4. Элементы емкости

Несмотря на то, что аспекты концепции решающей способности остаются неопределенными и неразвитыми, можно выделить некоторые общие элементы, которые согласны все или почти все теоретики, должны быть частью картина.Наиболее заметны четыре подмощности. Это (1) Выбор, (2) понимание, (3) признательность и (4) рассуждение. Некоторые теоретики также предположили необходимость чего-то вроде (5) Ценности или Способность ценить (обсуждается в §6.1) и третьи постулируют необходимость (6) подлинности (также обсуждается в §6.1). Ниже представлены самые основные и согласованные элементы. и объяснение того, как они стали понятны в практика.

4.1 Выбор

«Выбор» — это сокращение от «способность выражать или общаться выбор каждого », и это самый простой и наименее мысленный элемент емкости.Действительно, его простота и очевидность могут объясните, почему некоторые авторы не включают его. Чтобы увидеть, что такое умение необходимо, нужно только представить себе случай, когда понимание, оценка и рассуждение — все в порядке, но где у субъекта нет возможности выразить или сообщить о своем намерении решение. Если не может быть выражен предпочтительный выбор субъекта другим каким-то внешним образом невозможно узнать их намерения решение. Это нетривиально, поскольку некоторые пациенты, например жертвы инсульта или некоторые пациенты с синдромом замкнутости — могут иметь активную умственную жизнь и удовлетворяют первым трем условиям, но не может выразить что-либо устно или жестами (напр.грамм., моргание глазами, поднятие пальца и т. д.). Вот почему Grisso & Аппельбаум (1998: 34–37) включает его как один из элементов из которых снижает емкость.

4.2 Понимание

Самый базовый ментальный элемент — понимание (Бьюкенен И Брок 1989: 23). Очевидно, чтобы иметь возможность соглашаться или отказываясь от данного вмешательства, субъект должен иметь некоторые основные понимание фактов, связанных с этим решением. Но это на первый взгляд простое требование может оказаться довольно сложным в зависимости от того, как определяется само «понимание» (Дрейн 1985).Базовое понимание и знание фактов — это одно минимальная интерпретация (Grisso & Appelbaum 1998: 37–42). Однако большинство комментаторов признают, что этот уровень умственных способностей недостаточно для принятия таких медицинских решений, как мы обеспокоен. С другой стороны, нельзя ставить слишком высокие стандарты. чтобы мы не правили слишком многими людьми некомпетентными (см. инклюзивность §5.1).

4.3 Оценка

В дополнение к пониманию в основном фактическом смысле упоминается выше, большинство авторов по способностям согласны с тем, что субъекты также должны иметь некоторая оценка характера и значения решения, которое они сталкиваются с (Grisso & Appelbaum 1998: 42–52).В факты, и значение этих фактов для субъекта жизнь, должно означать что-то для предмета. Самый минимальный способ интерпретации этого требования состоит в том, чтобы увидеть в нем требование, чтобы предмет не только понять информацию, но действительно считают, что к нему действительно относится . Признательность элемент дееспособности иногда считается проистекающим из юридических требование, чтобы каждый испытуемый имел «понимание» обстоятельства данного решения (Glass 1997).

Многие теоретики останавливаются на этой минимальной интерпретации, но даже это требование является значительным, поскольку исключает определенные типы пациентов кто заблуждается, кто может понять, что им говорит их врач, но отказываются верить, что все, что говорит их врач, — правда (Гриссо & Appelbaum 1998: 42–43). Кроме того, чтобы подать заявку это требование, клиницисты должны уметь различать случаи когда пациенты отказываются верить врачам из-за доктринальных или культурных причины — например, христианский ученый, который считает, что несмотря на то, что ее врач говорит, что только молитва может исцелить, а случаи где отсутствие признательности является результатом потери связи с реальностью (Grisso & Appelbaum 1998: 45–49).Например, представьте себе случай, в котором пожилая сумасшедшая женщина явно осознает факт что ее хирурги хотят ампутировать ей ступни, потому что ее ступни гангренозный, и они считают, что ей угрожает реальная опасность смерти, если они не ампутируют. Но, несмотря на то, что я могу подтвердить эти факты врачам женщина, которая кажется сбитой с толку и дезориентированной, говорит вещи, которые показывают, что она действительно не верит, что есть что-то серьезно не в порядке с ее ногами. Например, она говорит о том, что ей сделаю, как только ее ноги будут исцелены.Она может потерять признание, и поэтому не может считаться правомочным отказаться от лечения (в зависимости от случая описан в Abernathy 1984).

Точнее, признательность можно понимать как выходящую за рамки простого принятие фактов или вера в них. Некоторые теоретики спорят дальше эта оценка включает в себя способность

оценить природу и значение потенциальных альтернатив — что было бы похоже и «чувствовать», что в возможном будущем состояний и пройти через различные переживания — и интегрировать это признательность в принятии решений.(Бьюкенен и Брок 1989: 24)

Однако нет простых способов определить, когда этот более глубокий вид признательность присутствует. Более того, современная психология показала нам, насколько редко такая оценка будущих сценариев встречается среди большинство людей. Чтобы понять, как будет выглядеть будущий вариант, необходимо то, что психологи называют «аффективным прогнозированием», и многочисленные исследования показали, что мы, в любом случае, большинство из нас очень бедны аффективные прогнозисты (Убель, Левенштейн, Херши и др.2001; Уилсон, Уитли, Мейерс и др. 2000; Гилберт, Гилл и Уилсон 2002; Гилберт, Пинель, Уилсон и др. 1998; Уилсон, Мейерс и Гилберт 2001; Уилсон и Гилберт 2005; Убель, Левенштейн, Шварц и др. al 2005; Убель, Левенштейн и Jepson 2005; о значении этого для емкости см. Halpern & Арнольд 2008). Но учитывая это, если бы нам потребовалось такое глубокое признательность мы снова рискнем править слишком многими людьми некомпетентными (см. инклюзивность §5.1).

4.4 Рассуждения

Без умственной способности рассуждать и манипулировать информация рационально, это невозможно понять и признательность за вынесение решения (Buchanan & Brock 1989: 24–25; Grisso & Appelbaum 1998: 52–58).Интересно, однако понятие рассуждения часто остается расплывчатым в дискуссиях. решающей способности. Вероятно, это потому, что настаивает на слишком высоком и конкретный нормативный стандарт рассуждения может рискнуть постановить, что у большинства субъектов не хватает способностей, что, опять же, тоже рискует многие люди некомпетентны.

Тем не менее, нормативные стандарты мышления иногда упоминаются, поскольку пример, последовательность и умение делать выводы из помещения (Freedman 1981). Говорят, что чаще всего в рассуждение входит способность взвешивать риски и выгоды и оценивать предполагаемые последствия.Опять же, никаких конкретных нормативных критериев успеха не существует. изложены. Следовательно, необходимо оценивать сложные случаи. индивидуально.

Большинство теоретиков, кажется, согласны с тем, что обладание этими четырьмя способностями при по крайней мере, в какой-то степени, это необходимо для мощности. Главная проблема (подробнее рассматривается в §6) о том, всегда ли четырех способностей достаточно или есть ли случаи, когда что-то еще, еще какие-то способности или другие особенности по выбору субъекта, могут иметь отношение к оценке потенциала.Три элемента наиболее критики обычно цитируют: (1) эмоции испытуемого, (2) ценности субъекта и (3) подлинность выбор предмета.

5. Пять широко приняты предположения (и шестой, более противоречивые Один)

Есть пять важных предположений, которые лежат в основе практически всех современная работа над возможностью принятия решений и с которой каждый интересует тема должна быть знакома. Для удобства мы назвали их: (1) инклюзивность, (2) относительность принятия решений, (3) оценка по принципу «все или ничего», (4) ценностная нейтральность и (5) независимость от диагноза.Они поддерживаются как этической теорией, так и требования, предъявляемые законом к этике информированного согласия. А шестое предположение, (6) асимметрия, довольно широко принято, но продолжает обсуждаться.

5.1 Инклюзивность

Ограничение инклюзивности полностью вытекает из потребностей практика. Независимо от того, какую теорию способности принятия решений мы разрабатываем, она должно оказаться, что большинство обычных взрослых считаются способными того времени (Buchanan & Brock 1989: 21; Appelbaum 1998).В другом словами, мы как общество морально привержены навязыванию минимальных ограничения на индивидуальный выбор. Большинство людей могут делать больше всего выбор в их жизни для себя, даже включая самоповреждение выбор. Поэтому было бы недопустимо, если бы наш отчет о способность принимать решения в медицине должна была значительно отличаться от нормы, особенно с учетом того, что доктрина информированного согласия возникла в контекст движения, стремящегося предоставить больше полномочий для принятия решений пациенты и объекты исследования.Таким образом, общепризнано, что неспособности теории быть достаточно всеобъемлющей будет достаточно за отказ от учёта способности принимать решения.

5.2 Относительность решений

Относительность принятия решений относится к теперь почти повсеместно принятой идее что способность человека принимать решения должна быть оценена относительно конкретного решения, в определенное время, в конкретный контекст (Buchanan & Brock 1989: 18–20; Culver & Gert 1990: 620; Zapf & Roesch 2005).Требование исходит из ценность свободы выбора, наряду с признанием несколько фактов. Во-первых, не для всех решений требуется одинаковый уровень умственные способности. Понимание всех фактов, относящихся к созданию решение A может быть намного проще, чем понимать все Факты, имеющие значение для принятия решения B . Идея состоит в том, чтобы позволить люди, чтобы максимально использовать умственные способности, которые они иметь.

Также важно отметить, что способность принимать решения может варьироваться в зависимости от отдельный человек с течением времени и в отношении того, что еще происходит на.Например, лекарства могут вызывать у людей сонливость или замешательство, но между дозами, когда действие лекарства прекращается, люди могут отлично умеет принимать решения. Точно так же кто-то с умеренное слабоумие может дезориентировать в незнакомых в окружении или в присутствии кого-то, кого она не знает, и так быть менее способным сосредоточиться на решении. Приверженность максимальному увеличению шанс человека решить для себя означает, что мы должны быть чувствительным к таким факторам и пытаться оценить способность самые благоприятные условия (Аппельбаум 2007).

Этот акцент на относительности принятия решений заметно отличается от идей принято в более раннюю эпоху, когда считалось, что способность принимать решения распространяться глобально во времени и в любом месте, независимо от контекста. На самом деле, это более глобальное понятие продолжает использоваться в некоторых областях права. Одна из иллюстраций широко распространенного принятия решения относительность в медицине состоит в том, что некоторые тесты, которые когда-то считались вполне приемлемые тесты на способность принимать решения больше не считаются быть таким. Речь идет о мини-экспертизе психического состояния. (Фольштейн, Фолштейн и МакХью, 1975).Это простая психометрическая инструмент, который был разработан, чтобы помочь врачам оценить степень дезориентации (или не) их пациенты, ранжируя ответы пациентов на знакомые такие вопросы, как «Где ты сейчас?» Некоторые вопросы также касаются базовых навыков восприятия и психики (можете ли вы отсчитывать от 100, вычитая 7 за раз?). Хотя чрезвычайно популярны и до сих пор используются в качестве приблизительной оценки ориентации, сейчас это считается слишком глобальным и общим, чтобы служить оценкой умственные способности пациента принимать решения о лечении.По закону, оценка теперь должна быть более индивидуальной и гибкой к «ситуационным вариациям требований» (Grisso & Аппельбаум 1998: 22).

5.3 Оценка по принципу «все или ничего» (относительно конкретного решения)

Третье предположение, которое пронизывает современную работу по принятию решений. емкость состоит в том, что для практических целей определение емкости должно быть все или ничего: либо рассматриваемый пациент имеет способность принимать решения или ей его не хватает. Конечно, во многих контекстах есть очевидный смысл в котором мы можем многозначительно говорить о «степенях» способности, поскольку мы действительно измеряем способности, которые соответствуют спектр.Однако на практике нам необходимо суждение двухвалентного типа. Это потому, что нам нужно знать, кто принимает окончательное решение. авторитет и не бывает такого понятия, как «вроде как» иметь власть над решением. Если у пациента есть способность делать решение X, тогда другие должны уважать ее выбор, даже если они не согласны с этим. Но если ей не хватает способности принять решение X, кто-то другой, опекун или суррогат должен будет решить за нее. Избегать потенциально бесконечные споры и обеспечение бесперебойной работы система здравоохранения, закон и практика нуждаются в ответе «да или нет» вердикт о том, может ли человек принять конкретное решение для сама она или нет (Buchanan & Brock 1989: 27).

5.4 Нейтралитет ценностей

То, что мы здесь называем «ограничением нейтральности ценностей», является немного сложнее, но из-за его важности важно объяснить ясно. Ценностный нейтралитет относится к идее, что нам нужно оставить возможность пациентам делать необычный или непопулярный выбор (Craigie 2013a: 1). Люди сильно различаются по своим ценностям, и поэтому, даже когда им противостоят в подобных ситуациях делайте очень разные выборы. Если свобода решать для себя должна быть значимой, нам необходимо обеспечить что люди не считаются неспособными принимать решения выбор просто потому, что они выбирают то, что не одобряют другие оф.Беспокойство реально. В недалеком медицинском прошлом врачи часто допускал недееспособность и поэтому отказывался уважать пациент желает всякий раз, когда пациент отвергает то, что доктор видел как полезное лечение (Culver, Ferrell, & Green 1980: 587). Таким образом кажется важным найти способ отличить компетентный, хотя и необычный выбор из вариантов, которые необычны , потому что некомпетентен (потому что возник в результате ошибочных или неадекватных умственных процессов).

Рассмотрите решение принять смерть, а не определенную форму лечение.Желание умереть, конечно, может быть признаком душевного болезнь в некоторых случаях и так возможно признак недееспособности (хотя просто психическое заболевание никого не заставляет некомпетентный: см. §5.5). Но просмотреть все отказы жизнеобеспечивающее лечение, указывающее на психическое заболевание или неспособность принять решение (или и то, и другое!). Некоторые люди отказываются от жизнеобеспечения переливание крови по доктринально-религиозным причинам (Charland 2001: 137). Другие могут выбрать смерть как предпочтительную альтернативу страдание.Например, пациент, длительное время находящийся на диализе и не кандидат на трансплантацию может принять смерть как единственный способ спастись от существования, которое она считает невыносимым. Такой выбор внятен даже если это не выбор большинства диализных пациентов. В обоих религиозный случай и случай диализа, выбор, кажется, отражает ценности, которые разделяют не все люди. Но разногласия по поводу ценности, какими бы тревожными они ни были, обычно не считаются указывает на отсутствие умственных способностей.Поскольку смерть может быть выбрана компетентных людей, а также некомпетентных, многие теоретики утверждал, что мы должны смотреть на что-то , кроме того, что выбрал , чтобы отличить грамотный выбор от некомпетентного выбор.

Обычно предполагается, что единственный способ удовлетворить требование ценностный нейтралитет заключается в проведении четкого различия между процессом и результат (Freedman 1981; Buchanan & Brock, 1989: 50–51; Баннер 2013: 1). С этой точки зрения способность больше связана с природой. процесса, посредством которого человек приходит к решению, а не содержание или результат самого фактического решения.

С этим подходом тесно связана конкретная картина того, что это для того, чтобы решение было рациональным. Иногда это называют «Внутренняя» рациональность, потому что она делает рациональность вопрос внутренних отношений между верованиями, ценностями и конкретный выбор. Его также можно было бы назвать «инструментальным рациональность плюс ». С этой точки зрения, должно быть внутреннее согласованность убеждений и ценностей, имеющих отношение к решению на рука. Кроме того, человек должен уметь расставлять приоритеты среди своих (релевантный для решения) заканчивается, и продолжать обновлять этот приоритетный рейтинг по мере изменения и развития обстоятельств.А это требует (это инструментальная часть) возможность распознать, какой из вариантов доступный будет лучше всего служить ее целям. Так что подумайте еще раз об отказе от спасающее жизнь переливание крови, основанное на соблюдении религиозной доктрины. Это можно утверждать, что в таком случае субъект решительно способен отказаться от переливания до тех пор, пока решение будет рациональным по внутренним причинам, которые он признает своими собственными, т.е. выбор (отказ от переливания крови / принятие смерти) лучше всего соответствует его заканчивается (соблюдение заповедей Бога, как его религия интерпретирует эти), даже если другие находят такой выбор в недоумении.

Однако остались некоторые теоретики, которые настаивают на том, что есть случаи в котором иррациональность также является вопросом результата, какой выбирает . Они сопротивляются идее, что мы должны сосредоточиться исключительно на процесс оценки потенциала из-за опасений по поводу конкретных виды корпусов. Рассмотрим на примере испытуемого, который отказывается электросудорожная терапия тяжелой депрессии, не имеющей ответил на любые другие формы лечения. Пациент отказывается, потому что глубокого страха перед процедурой, даже если она согласилась на нее и извлекли из этого пользу в какой-то момент в прошлом (Калвер, Феррелл и Зеленый 1980 г .; Калвер и Герт 2004).В этом случае, учитывая, насколько вредны выбор субъекта может в конечном итоге быть за ней, решение не принять лечение кажется проблематичным и, по словам Калвера, & Герт, нужно оспорить. Однако для того, чтобы сказать, что это пациент не может отказаться от лечения, кажется, что мы будет вынужден отказаться от ограниченного внимания к процессу. Ибо это скорее всего верно, что процесс , с помощью которого она достигает решение безупречно с точки зрения внутреннего рациональность.Ее нынешний страх перед терапией настолько велик, что она предпочел бы умереть, чем пройти лечение. Даже если кто-то так думает — переориентация ценностей, вызванная ее страхом (что будет сложно установить), остается верным, что на данный момент она Принятие решения, соответствующего тому, что она в настоящее время заботится о больше всего о. И это все, что требует внутренняя рациональность. Однако Калвер и Герт считают, что такой выбор должен быть основанием для объявление пациента недееспособным.Они думают, что такой выбор иррационально в более широком смысле, чем допускается внутренним рациональность.

Как и другие теоретики емкости, Калвер и Герт признают моральная важность избегать любого подхода к оценке потенциала, который приводит к тому, что врачи могут объявить пациента недееспособным всякий раз, когда пациент отказывается от рекомендованного лечения. Но они думают есть способы избежать этой проблемы, не прибегая к сильным политика сосредоточения исключительно на процессах, ведущих к решение.Вместо этого они предлагают обратиться к общему понятию о том, как «рассудят самые разумные люди».

Хотя проблемы, поднятые случаем ECT, реальны, многие теоретики думаю, что решение, предложенное Culver & Gert, глубоко проблематично. Опираясь на то, что многие люди считают рациональным (в некоторых широкое, не внутреннее чувство рациональности) или то, что многие люди считают «Значительный ущерб» не обеспечит достаточной защиты для грамотных взрослых с необычными ценностями. Если наша цель — обеспечить что психически неповрежденные люди могут заниматься собственными идиосинкразические и временами непопулярные ценности, то мы должны избегать учет возможностей любых конкретных требований к выбор.Калвер и Герт, возможно, правы в том, что их предложение позволяет чтобы правильно обращаться с религиозными делами, поскольку многие люди в наши дни признать существование религиозного разнообразия и необходимость терпеть определенные религиозно мотивированные выборы, особенно если те выбор в первую очередь влияет на субъект, делающий выбор. Но это не так совершенно ясно, что их точка зрения может справиться с упомянутым случаем диализа ранее. Когда именно происходит отказ от дальнейшего спасения жизни лечение имеет смысл? Сколько страданий — это слишком много? Глубокое продолжение разногласия по поводу правильного ответа на такие вопросы предполагают, что было бы небезопасно встраивать какой-либо конкретный ответ в наше понятие компетентность.Поступая так, вы рискуете позволить большинству ценностей ограничивать свободный выбор других неподходящими способами, управляя слишком многими людьми некомпетентен по неправильным причинам.

В наши дни врачи и другие специалисты, работающие в клинических условиях, принимают это аксиоматично, что

врачи не должны заключать, что пациенты не принимают решения способности только потому, что они принимают решение вопреки медицинским советам. (Ганзини 2005: S101)

Более того, дискуссии об оценке потенциала склонны предполагать (в противоположность Culver & Gert), что единственный безопасный способ избежать этой проблемы ( проблема отождествления несогласия с недееспособностью) заключается в том, чтобы сосредоточить внимание исключительно на , как пациентов принимают решение.Так что хотя философы все еще могут видеть проблемы, требующие дальнейшего изучения, пока в клинической сфере эти проблемы считаются решенными. Это само собой разумеющееся что необходимость поддерживать нейтральность ценностей реальна, и , что способ сделать это — принять исключительно процессно-ориентированный подход к оценке потенциала.

5.5 Независимость от диагноза

Так же, как обычно предполагается, что пациент не может быть заявлен некомпетентен просто на основании своих (возможно, необычных) ценностей, точно так же пациент не может быть признан недееспособным только на основании ее диагноза.По понятным причинам это наиболее актуально для пациенты с психическими заболеваниями или когнитивными нарушениями, где есть история предполагает, что все такие пациенты во всем мире некомпетентен (Kim 2010: 11). Исторически это приводило к большим убыткам свободы для многих людей.

Сегодня принято считать, что диагноз сам по себе не означает человек некомпетентный. [2] Скорее, мы должны посмотреть, действительно ли психическое заболевание (или когнитивные нарушения) подрывает способность принимать решения для конкретного человека и в отношении конкретного решения.Клиницисты ищут те же особенности, которые предположительно актуальны для обычные пациенты: понимание, оценка и рассуждение, как описано выше (Whiting 2015). Это приводит к тому, что некоторые пациенты с психиатрическим диагнозом или когнитивными нарушениями считается некомпетентным принимать некоторые решения, многие считаются компетентными принять хотя бы некоторые решения, а другие могут считаться компетентны принимать все собственные решения. Это имело результат что эти группы пациентов вносят гораздо больший вклад в свои собственные лечение, чем в предыдущие эпохи.Возможно, это также помогло несколько снизить стигму психических заболеваний и когнитивных обесценение.

5.6 Риск и симметрия

Часть того, что входит в рассуждение о конкретном курсе действие и принятие решения взвешивают риски и преимущества связанные с вероятными последствиями предложенных вариантов. На здоровье контексты ухода, когда согласие является предметом спора, это обычно составляет проблема решения, сформулированная в симметричных терминах: либо одна соглашается на данный вариант лечения, или человек отказывается от этого варианта.Такой подход, кажется, предполагает, что оба полюса решения симметричны и что умственные способности обязательно остаются исправлено, так как каждый оценивает два варианта. Однако это предположение, что можно оспорить с философской точки зрения.

Иногда утверждают, что согласие и отказ от предложенного вмешательство не всегда следует рассматривать симметрично, в результате чего означает, что человек иногда может быть компетентным дать согласие на лечение, от которого она не может отказаться.Причина в том, что риски, соответственно связанные с согласием или отказом лечение не всегда одинаковое. Из этого следует, что решения не совпадают, и поэтому решения о согласии или отказаться от такого же обращения, если не автоматически лечится симметрично.

Чтобы понять, что поставлено на карту, рассмотрим случай, когда пациент отказывается от лечение с низким уровнем риска, которое очень полезно для тех, кто с ней состояние. А также предположим, что без него пациент умрет.Конечно, в любой ситуации всегда верно то, что она может сделать ошибку, то есть суждение, которое на самом деле не служит ей интересует, даже если она их понимает. Но в этом случае при отказе ошибка это ошибка с гораздо худшими последствиями для терпеливый. Поскольку в этом случае вред связан с ошибочным отказом. намного больше, чем вред, связанный с ошибочным согласием, уровень компетенции, необходимый для отказа, может быть законно повышен.

По вопросу симметричности велись серьезные дебаты. (Brock 1991; Buller 2001; Cale 1999; Checkland 2001; Skene 1991; Викклер 1991, 1999; Вилкс 1997, 1999).Ключевой особенностью дискуссии является следует ли считать умственные способности фиксированным умственным товар (Бьюкенен и Брок 1989: 60). Другими словами, относительно конкретное решение «да» или «нет», подобное описанному выше, следует ли сформулировать единый порог (определенный уровень или степень понимание, признательность и т. д., которые должен иметь пациент) такие что любой пациент выше порога должен иметь право на согласие или отказаться? Или лучше рассматривать такой выбор как два разных решений и, таким образом, сформулируйте два разных порога, один для принятия и одного для отказа, устанавливая более высокий порог для тех, кто пациенты склонны отказываться?

Те, кто скептически относится к такому подходу, отмечают, что он очень нелогично сказать, что ментальный мощность может варьироваться по внешним обстоятельствам.Более того, как утверждают некоторые критики,

Один момент определения того, способен ли человек сделать решение о лечении — это позволить компетентному пациенту принимать любые решения относительно такого обращения. (Калвер & Gert 1990: 620; Калвер и Герт 2004)

В каком-то смысле это правда, что способности не меняются просто потому, что риски их применения делают. Чтобы проиллюстрировать простой, Немедицинская аналогия: рассмотрим студента кулинарии, который научился сделать идеальный омлет, и теперь ему удается приготовить один девять из десяти попытки.Это ее текущий уровень способностей, и он не меняется. даже если последствия отказа изменятся. В одном случае, возможно, неудача просто означает, что у нее нет омлета, а только омлет, потому что завтрак, а в другом случае — неправильное приготовление омлета может стоить ей поступления в школу поваров. Но шансы на неудачу то же самое в каждом случае: 1 из 10. Фактически те, кто предпочитает асимметричное требование думаю, что справедливо требовать более высокого уровень способностей (и, следовательно, меньшая вероятность неудачи), когда отрицательный последствия отказа выше.И это похоже на то, защита, а не способность как таковая .

Однако моральное обоснование такого подхода апеллирует к более общее, всеобъемлющее обоснование для оценки потенциала в первом место (Бьюкенен и Брок 1989: 51). Утверждение состоит в том, что мы оцениваем способности, потому что мы признаем необходимость найти баланс между двумя различные и потенциально конфликтующие ценности. С одной стороны, как общества мы очень ценим личную автономию и свободу выбор.Но если бы это была наша единственная социальная ценность, мы бы не стали оценивать возможности, но просто уважать любой выбор, сделанный пациентом (пока она могла это выразить). Что мы этого не делаем демонстрирует, что мы также четко ценим благополучие пациентов и признаем что по мере того, как умственные способности становятся все более и более скомпрометированными, риск благосостояние, создаваемое свободным выбором, увеличивается. Тогда с самого начала установка пороговые значения для способности принимать решения — это попытка найти правильный баланс между предоставлением людям такой же свободы, как возможно, защищая самых уязвимых среди нас.

Асимметричный подход к решениям просто расширяет этот базовый идея — это желание уравновесить заботу об автономии и защите благосостояния — дальше. Как только мы осознаем, что выбор одного пути может подвергать благосостояние гораздо большему риску, чем выбор другого пути, это имеет смысл устанавливать баланс автономии и благосостояния иначе для каждый зубец выбора. Поскольку благополучие в одном случае подвергается большему риску чем другой, мы устанавливаем порог выбора этого варианта выше (тем самым немного уменьшая вероятность того, что объект будет свободен сделай это).Но поскольку в другом случае благополучие не подвергается риску, порог остается низким, чтобы максимизировать вероятность того, что пациент может сделать этот выбор, если она к этому склонна.

6. Правильно ли мы измеряем?

Как указывалось ранее, есть два немного разных вопроса теоретики могут иметь в виду, когда спрашивают: «Мы измеряем правильная вещь?» С одной стороны, можно спросить, есть ли специальный инструмент, разработанный для помощи врачам в оценке потенциала, эмпирически достоверно.Или (тесно связанный), можно спросить, есть ли конкретный эмпирически достоверный инструмент, разработанный в одном контексте, применимо в другом правовом контексте. С другой стороны, можно задавать более глубокий вопрос о том, являются ли базовые стандарты который вдохновил разработку инструмента, и который инструмент якобы треки, реально сами адекватны. В Короче говоря, второй вопрос бросает вызов самой базовой структуре, спрашивая, должны ли мы, , учитывать то, что не удается захватить.Здесь будет рассмотрен первый тип вопросов. коротко, прежде чем перейти ко второму.

На данный момент наиболее широко используемым инструментом является MacCAT-T. (Grisso, Appelbaum, & Hill-Fotouhi 1997). Он отражает наиболее широко известная на сегодняшний день теория компетентности, теория Гриссо и Аппельбаум (1998). В основе этой теории лежат те же четыре способности, упомянутые в §4 этой записи: умение сообщить о выборе, умение понимать, ценить и рассуждать.Однако Гриссо и Аппельбаум (1998) разрабатывают подробные спецификации как следует интерпретировать эти четыре способности. Мы будем называть взгляд на компетенцию, определяемую в терминах этих четырех способностей как в интерпретации Гриссо и Аппельбаума «четыре способности модель». MacCAT-T — это инструмент, призванный помочь врачи быстро и эффективно оценивают компетентность в соответствии с модель с четырьмя способностями. Таким образом, чтобы спросить, является ли MacCAT-T эмпирически достоверным состоит в том, чтобы спросить, хорошо ли он обнаруживает присутствие четырех способностями, указанными в модели, и хорошо ли она измерение степени их наличия у пациента.Отличная сделка исследований было проведено на MacCAT-T, и на данный момент общий консенсус в том, что MacCAT-T эмпирически достоверен в этом узком смысле.

Немного другой вопрос — можно ли MacCAT-T применяется в различных правовых контекстах. Юридическая история в США Штаты, Канада и Великобритания имеют много общих корней, и потому из этого многие люди полагают, что в этих разные регионы. Однако не всегда очевидно, что это так.В 2005 году в Англии и Уэльсе был принят Закон о умственной дееспособности (MCA). что, по крайней мере на первый взгляд, похоже, охватывает разные критерии из перечисленных выше. Критерии MCA: (1) понимание, (2) удержание, (3) использование и (4) взвешивание и обмен информацией (см. Закон о умственных способностях в Другие Интернет-ресурсы). Некоторые исследователи пришли к выводу, что для всех практических целей это та же модель. Они используют «использование», чтобы покрыть признательность (так как человек не использует информацию, он не полностью принять) и «взвешивание», чтобы скрыть рассуждения (которые часто понимается как возможность взвесить и сравнить варианты).Но на данный момент нет реального консенсуса. Просмотр двух наборов критериев как эквивалент, конечно, удобно, так как тогда можно использовать более широкая англоязычная литература по оценке способностей без беспокоится о том, строго ли это применимо к собственному юридическому контекст. Например, исходя из предположения, что две модели в основном эквивалентно, некоторые исследователи в Англии провели эмпирические исследования дееспособности в конкретных группах пациентов с помощью MacCAT-T (Owen, Szmukler, et al.2009; Оуэн, Шмуклер и др. al. 2013).

Конечно, MacCAT-T — только один из многих инструментов, которые разработан для оценки потенциала (Etchells et al. 1999; S. Welie 2001; Веллинга и др. 2004; Dunn et al. 2006; Kim 2010: 61–65) и все остальное. такие инструменты должны быть оценены на предмет эмпирической достоверности, а именно: степень, в которой они успешно отслеживают и измеряют свойства они утверждают, что отслеживают и измеряют. Однако вопросы эмпирического валидность, хотя и очевидно важна, обычно менее интересна философам.Более интересные вопросы возникают, когда мы рассматриваем адекватность базовой теории, на которой основан конкретный инструмент на. Это означает, что в случае MacCAT-T чем глубже, Интересный вопрос: соответствует ли указанная модель четырех способностей Гриссо и Аппельбаум фиксирует все самое важное о способность принимать решения. Поскольку на сегодняшний день модель четырех способностей была самой влиятельной моделью, следующее обсуждение фокусируется на нем.

В основе любой теории емкости лежит набор парадигм. примеры, на которых построена теория и которые она должна учитывать за.Таким образом, вначале теория строится вокруг выбор парадигмальных примеров того, какие способности и недееспособность должны считаться. Все критические замечания, рассмотренные ниже, касаются случаев, когда критики считают очевидными примерами неспособности, но которые Модель четырех способностей, по-видимому, классифицирует как случаи способности. Наиболее теоретики, похоже, согласны с тем, что обладание четырьмя способностями, по крайней мере, в какой-то степени это , необходимое для мощности. Основная проблема о том, всегда ли четырех способностей достаточно или есть ли случаи, когда что-то еще, еще какие-то способности или другие особенности по выбору субъекта, могут иметь отношение к оценке потенциала.Три элемента наиболее критики обычно цитируют: (1) эмоции испытуемого, (2) ценности субъекта и (3) подлинность выбор предмета.

6.1 Испытание модели четырех способностей: эмоции

Эмоции, очевидно, играют важную роль в принятии решений, но Модель четырех способностей напрямую не рассматривает роль эмоций. А ряд критиков модели по-прежнему убеждены, что непосещение к эмоциям в оценке способности проблематично (White 1994; Charland 1998b; Хальперн 2011, 2012; Bursztajn et al.1991; Бреден и Vollmann 2004; Hermann et al. 2016).

Когда они думают об эмоциях, большинство людей думают об отдельных эмоциональных эпизоды, например, особые переживания гнева, печали или радость. Хотя это, несомненно, важно, область эмоциональных явления гораздо шире, что некоторые теоретики фиксируют говоря в более общем смысле об «аффекте» или «аффективном явления ». Помимо определенных эпизодов эмоций, у людей есть эмоциональные предрасположенности, настроения и долговременные эмоциональные сформированные мировоззрения.Например, тот, кто находится в депрессии, испытывает гораздо больше, чем просто отдельный эпизод печали. Быть депрессия — это смотреть на многие вещи через темные эмоциональные линзы, которые может повлиять на то, как человек смотрит на свою жизнь, что его волнует и что она считает достойным продолжения.

В настоящее время существует ряд опубликованных исследований, в которых сообщается, что пациенты часто способны принимать решения и хорошо сравниваются с подобранными контролирует (Appelbaum & Grisso 1995; Vollmann et al. 2003; Аппельбаум, Гриссо и др.1999). Однако то, что сообщается, что эти пациенты хорошо себя проявили при оценке с использованием таких инструментов, как MacCAT-T, основанный на модели с четырьмя возможностями. Так как авторы исследований верят в эту модель, они явно предназначены для лицензирования нормативных заключений. Однако, критики опасаются, что негативные эмоциональные взгляды могут привести к депрессии пациенты по-разному оценивают риски и преимущества (Elliot 1997; Rudnick 2002). Поскольку такие пациенты не так сильно заботятся о себе или своей жизни, они могут не заботится о рисках так же, как если бы они не были в депрессии.Такие пациенты когнитивно сохранны: они понимают соответствующие факты и понять, что факты применимы к ним. Но депрессивный аффект может тем не менее (так утверждается) подрывают их способность принимать решения. Больше недавно было предложено, чтобы те, кто оценивает способность Людям с тяжелой депрессией может потребоваться рассмотреть их способность проецируют себя в будущее, поскольку это может относиться к надежде или потере надежды, которая может повлиять на принятие решений (Halpern 2012; Meynen 2011; Оуэн, Фрейенхаген и др.2015; Оуэн, Мартин и Гергель 2018). Некоторые теоретики утверждали, что аффект и эмоции играют центральную роль в многие другие психические расстройства, даже те, которые не обязательно считаются расстройства аффекта. На этом основании они утверждали, что проблемы обозначенные здесь — проблемы, связанные с тем, что модель с четырьмя способностями игнорирует эмоции — также могут возникнуть пациенты. Примеры включают зависимость (Charland 2011), пациентов с ОКР (Ruissen 2015; Ruissen et al. 2016) и пациенты с анорексией nervosa (Чарланд, Хоуп и др.2013; Чарленд 2015).

Конечно, это правда, что эмоциональное влияние на принятие решений может быть глубоким. Наша культурная предвзятость (несомненно, вызванная предыдущим пример) состоит в том, чтобы думать об эмоциях как об ухудшении решений (Чарланд, 1998a: 359). Но это означает упускать из виду самые реальные способы, которыми эмоции — даже сильные эмоции — могут улучшить процесс принятия решений. Более того, хотя это не часто признается, это только потому, что мы существа с аффективными способностями, о которых мы заботимся вещи.Существо, полностью лишенное эмоций или аффекта, по-видимому, не заботится ни о чем и поэтому не имеет оснований для принятие решений (Charland 1998a, b).

Тем не менее, трудность сосредоточиться на эмоциях в текущем контексте в том, что у нас нет принципиального способа различать положительное влияние эмоций на принятие решений и отрицательное влияние. Более того, нам нужен способ провести это различие, не зависящее от наше мнение о том, насколько хорош или плох сделанный выбор.Большинство из нас склонны рассматривать влияние эмоций как плохое, когда думаем. принятое решение плохое, и наоборот. Но цените нейтралитет и связанная с этим приверженность процессуальному подходу исключает это. Наконец, некоторые теоретики недавно высказали опасения по поводу того, что может случится, если эмоциональность была включена в оценку дееспособности в Неправильно . Включение эмоциональности может быть полезно для некоторых пациентов, например, с депрессией, но может привести к слишком большому потеря свободы для аутичных людей или других нейроразнообразных людей чьи эмоциональные реакции отличаются от нормы, но кто, возможно, вполне способны принимать решения сами (Mackenzie & Watts 2011а, б).

6.2 Проблема модели четырех способностей: ценности и подлинность

Многие из тех же теоретиков, которые вызывают эмоции, также указывают на факт что модель четырех способностей игнорирует ценности пациента (Charland 2002). Однако в некоторых случаях, когда интуитивно кажется, что пациентам не хватает способности, именно их стремление к необычному и саморазрушительные ценности, что кажется проблематичным. Наркоманы преследуют предпочтительный препарат (Levy, 2016) или пациенты с анорексией, в данном случае — худоба.Может быть, еще есть способ обратиться к ценности в оценке мощности?

Адекватность модели четырех способностей была поставлена ​​под сомнение по этим строки Тана, Хоупа, Стюарта и его коллег в серии статей изучение результатов небольшого эмпирического исследования пациентов с нервная анорексия (Tan, Hope, & Stewart 2003a, b; Tan, Stewart, Фитцпатрик и Хоуп 2006a, b; Тан, Стюарт и Хоуп 2009). 10 молодые женщины с заболеванием были подробно опрошены об их собственное понимание своей болезни, почему они преследовали экстремальный вес потеря, как они относились к лечению и что могло заставить их отказаться лечение.Кроме того, все женщины были оценены на способность принимать решения с помощью MacCAT-T. Все они забили очень хорошо на MacCAT-T, демонстрируя высокий уровень понимания и способность к рассуждению, с оценками, эквивалентными здоровому контроли (Тан, Стюарт и др. 2006a: 270). По типичному, чисто когнитивные критерии оценки дееспособности, все они (или в основном все, в зависимости от того, сколько внимания уделяется признательности) компетентный. [3] Однако большинство из них явно намеревались продолжать попытки похудеть.Чрезвычайно высокое значение, которое они придавали тонкости, привело их к преуменьшать значение других ценностей, которые когда-то были для них более важными. Как они объяснили интервьюерам, худоба для них важнее, чем семья, друзья, образование, работа и даже сама жизнь. В словах одного участника,

Хотя я был не против умереть, я действительно не хотел, просто хотела похудеть, это было главное. (Тан, Хоуп и Стюарт, 2003a: 702)

Интуитивно, по крайней мере, для многих молодых женщин, диагностировали с серьезным психическим расстройством и стремлением похудеть за счет здоровье и жизнь, отсутствие способности принимать собственные решения.За некоторые теоретики, действительно, такие случаи являются парадигмальными случаями недееспособности, типы случаев, которые теория должна уметь объяснять. Однако, когнитивно ориентированная модель четырех способностей не может объяснить эти случаев, потому что молодые женщины, хотя и преследуют саморазрушительные поведение, когнитивно нетронутыми. Действительно, это не редкость для пациенты с тяжелой анорексией считаются дееспособными по обычным критерии (Эльзаккерс и др., 2016). Единственное необычное в их решения, кажется, , что они решили преследовать и ценности, которые лежат в основе этого.Есть ли способ обратиться к ценности, которые такие пациенты выражают как часть объяснения того, почему им не хватает вместимость? Традиционное понимание ценностной нейтральности (§5.4 выше) предполагает, что мы не можем. Но Тан и другие (Тан, Надежда и Стюарт 2003a, b; Тан, Стюарт и др. 2006a) предполагают, что ключ признать, что эти ценности (в отличие, например, от необычных ценности Свидетелей Иеговы) вызваны само психическое расстройство (аналогичный пункт в отношении зависимости см. Charland 2002, 2011).Рассматриваемые ценности: «Патологические ценности».

Хотя поначалу это кажется многообещающим, ряд проблем остается. Прежде всего, эта точка зрения апеллирует к идее, что анорексия — это источник или причина этих значений. Даже если бы это было так, нам понадобится чтобы узнать больше, прежде чем мы сможем использовать это в объяснении недееспособность. Нам нужен способ объяснить, как эти ценности подрывают или плохи для принятия решений .

Некоторые критики Тана и др.очень близко подошли к тому, чтобы просто утверждать, что поскольку рассматриваемые значения анорексии не противоречат обычным четырем способностей, указанные ценности явно не следует воспринимать как доказательства недееспособности (Whiting 2009). Это слишком упрощенно, однако, поскольку возникает вопрос, может ли быть Помимо традиционных четырех способностей, это имеет значение. Однако, также верно, что Tan et al. еще не дали полностью удовлетворительный счет. Даже если ценности, лежащие в основе принятия решений, результат психического заболевания, это само по себе не лицензирует вывод, что эти значения проблематичны.Дополнительная ссылка между рассматриваемыми ценностями и процессом принятия решений, и это пока не ясно, можно ли его предоставить.

Вторая проблема заключается в том, что такой подход (который привлекает патологические значения) рискует отказаться от одной особенности текущего рамки, ценимые многими психиатрами, а именно отказ от использования диагностика как основа для определения работоспособности (§5.5 над). Если анорексия вызывает проблемные значения и если это достаточно, чтобы сделать пациентов некомпетентными, тогда, поскольку все пациенты с анорексией имеют такие значения, мы фактически будем говорить, что все у таких пациентов нет возможности отказаться от лечения.

Наконец, вопрос о том, действительно ли мы можем сказать, что анорексия вызывает этих значений, хотя ясно, что анорексия коррелирует с их наличием. Как большинство душевных расстройства, нервная анорексия определяется скорее с точки зрения ее симптомов чем основная причина. А именно, расстройство определяется с точки зрения сильное желание крайней худобы, которое мы обсуждали, как а также поведенческие последствия этих желаний. И эти желания, в свою очередь, отражают то значение, которое эти пациенты придают экстремальным худоба.Таким образом, это не является объяснительно полезным или проясняющим в любом способ сказать, что эти желания вызваны анорексией , ибо это равносильно утверждению (бесполезно), что сильное желание экстремальных худоба вызваны сильным желанием крайней худобы или оценка крайней худобы приводит к оценке крайней худобы.

Вопрос здесь не в том, действительно ли анорексия является болезнью. (несомненно, и очень серьезный). Скорее дело это о наших текущих ресурсах для объяснения .Физическим лицам могу согласиться с тем, что (а) анорексия — это разрушительное состояние и озадачиться (б) тем фактом, что такие лица обычно считаются имеющими способность принимать решения, и при этом остается озадаченным (c) как именно для объяснения недееспособности в этих случаях последовательным образом с общими значениями, описанными ранее (§5.1–5.5).

Несколько иное мнение о ценностях и способности принимать решения было сделано совсем недавно, также в контексте попытки понимать пациентов с анорексией.После обширных и осторожных анализ того, как отдельные пациенты говорят и описывают свои болезнь, Hope et al. (2011, 2013) вызвали сомнения в том, мы не можем доверять собственному описанию пациентом ее психического состояний, потому что пациенты, кажется, используют разные слова для одного и того же опыт в разное время. Это очень важно, потому что учитывая существующую структуру, все включается, независимо от того, пациенты имеют ложные убеждения (тем самым не понимая требование или требование признательности).Но необычные значения (при стандартном подходе) разрешено стоять. Однако исследования Надежда и др. предполагает, что грань между убеждениями и ценностями может на самом деле быть глубоко непонятным как для пациентов, так и для врачей.

Надежда и др. (2013) утверждали, что люди с анорексией хватка аффективных состояний, которые определяют их видение мира. Пока что, хотя мир представляется им одним способом, они могут более рефлексивный уровень, отвергайте видимость. Таким образом, человек может иметь сильное чувство или эмоциональное чувство , что она жир.Но даже при том, что эти чувства склоняют ее принять предположение о том, что она толстая, она может не поверить в уровень, что она толстая. Она может хорошо знать, что она опасно тонкий. Здесь полезно провести аналогию с оптическими иллюзиями. В опыт наблюдения за изогнутой палкой в ​​воде невероятно силен, но мы, тем не менее, можем знать, что он не изогнут. Однако психическое состояние это самый авторитетный способ сообщить, что наши убеждения могут не быть таким же, как психическое состояние, которое наиболее мотивационно мощный.Когда приходит время делать выбор в отношении лечения, заметность аффективных явлений и относительная нехватка значимости об опасностях голодания может заставить человека отказаться лечение.

Вот где возникает загадка для оценки потенциала. В очень реальный смысл, отказ основан на душевном состоянии с определенным пропозициональное содержание, которое ложно. Итак, под традиционным анализ, кажется, мы должны считать пациента недееспособным. Но в другом смысле, поскольку ее рефлексивное Я не принимает этого содержание (она, строго говоря, не верит в это) у нее нет ложных верований (Хоуп и др.2013: 30). И ей доверяют в сообщая об этом. Итак, опять же после традиционного анализа, кажется, мы должны считать пациента дееспособным.

Ее, конечно, попросят оправдать свое решение, и это может не понятно ей, как описать ее душевные состояния. Мы — нет обычно сообщают об эмоциональных переживаниях так же, как мы верования. Единственный логический аргумент, который она могла бы предложить: Я бы предпочел рискнуть смертью, чем набрать вес (Хоуп и др.2013: 30). И это похоже на предпочтение. По классическому анализу она компетентна, потому что ее отказ от лечения логически следует, учитывая ее предпочтения. Но, как отмечает Хоуп и др. скажем:

Но этого предпочтения она явно не придерживалась до обсуждения с ее врач. Он был построен, чтобы создать рациональный аргумент в пользу отказ от лечения, которое может удовлетворить ее врач. (Хоуп и др., 2013: 30)

Если эти описания того, что происходит с пациентами с анорексией, неверны. правильно, кажется правдоподобным предположить, что такие пациенты не должны (нормативно говоря) считаться способным принимать решения.На этой картинке они подвержены эмоциональному эквиваленту мощная иллюзия, и они не могут сопротивляться иллюзии, когда она приходит к выбору. Однако остается много проблем с тем, как правильно различают случаи дееспособности и недееспособности. Предлагаемое описание Автор: Hope et al. чрезвычайно важен для того, что он называет нашим внимание, но он по-прежнему оставляет нерешенными большинство основных вопросов.

Наконец, немного другой (но связанный) вызов Модель четырех способностей построена с использованием понятия подлинности.Основываясь на идее, предложенной Таном, Стюартом, Фицпатриком и Хоуп (2006a), что определенные ценности вызваны психическим расстройством и подозревают в силу этого эти критики высказывают опасения, что ценности решения о вождении могут не соответствовать подлинным ценностям пациента. Если подлинность, в свою очередь, рассматривается как часть автономии, тогда она можно подумать, что недостоверные значения подрывают возможности (хотя см. обсуждение автономии и мощности § 2). Таким образом, возникает вопрос: можем ли мы потребовать, чтобы определяющие решение о лечении должно быть подлинным, и в противном случае мы можем объявить человек некомпетентный?

Ким (2016) недавно защитила мягкую форму аутентичности требование, которое он называет «способность ценить».В терминология может вводить в заблуждение, потому что дело не в том, в состоянии оценить что-то в отличие от ничего , но о том, может ли человек привнести собственные подлинные ценности в влияют на принятие решений (Hawkins, 2016). Подняты два вопроса Кима, которые точно соответствуют двум требованиям, которые он набрасывает для способность ценить: во-первых, это ценности, движущие решение о лечении на самом деле является собственными ценностями пациента или пациент действует не в соответствии с характером? Во-вторых, если значения кажутся недостоверно, можем ли мы продемонстрировать, что возникли новые проблемные ценности с началом психического расстройства или после события, связанного с заболеванием (например, человек в депрессии, который перестал принимать лекарства через три недели назад, и вскоре после этого захотелось умереть)? Второй вопрос аналогичен второму вопросу, который возникает при оценке признательность, где мы должны определить, неспособность пациента поверить, что факты о ней верны, вызвано какой-то психической проблемой (например,g., вызванная деменцией спутанность сознания или психоз интенсивной терапии). Если признание не удается из-за религиозные или культурные убеждения, это не признак недееспособности. Ким ясно, что он намеревается применить это требование очень осторожно, и этого нарушения в этой области недостаточно для определение недееспособности, хотя он не знает, что именно это может способствовать такому решению.

Одна проблема с этой точкой зрения возникает, если учесть тот факт, что некоторые люди с психическим расстройством идентифицируют себя со своим заболеванием (Erler И Надежда 2014).Тан, Хоуп и Стюарт (2003b) исследуют способы, которыми многие молодые женщины с анорексией считают свою болезнь важной частью кто они есть. Но именно эти ценности влияют на их решения о лечении. Если мы хотим найти способ объяснить глубокая интуиция, что этим женщинам не хватает способности принимать решения, то если мы делаем это путем апелляции к подлинности, нам, скорее всего, придется отказаться от идеи, что люди сами являются последними авторитет о том, какие ценности или особенности сами по себе являются аутентичные.

Призывы к подлинности также сталкиваются с проблемами, связанными с нашей способностью отличать действительно недостоверные ценности от новых, но все же подлинных ед. Не все новые значения являются недостоверными, поскольку человек, чтобы самостоятельно изменить свое мнение. Более того, иногда болезнь дает нам опыт, который кажется очень важным для нашего выбора. Имея однажды пережив болезнь, мы можем быть склонны принимать решения, которые никогда не ожидали, что сделаем это до того, как заболели. В решения не вызваны нашей болезнью, а скорее отражают то, что мы извлекли уроки из болезни.Таким образом, они не должны считаться вместимость. Но чтобы этого не случилось, нам нужны надежные способы различения случаев, которые на самом деле может быть очень сложно отличить снаружи. [Кроме того, поскольку мы ищем подозрительный изменяет значения как признак недостоверности, это не поможет во многих случаях нервной анорексии, когда пациенты вопрос обычно приобретает болезнь в очень молодом возрасте, прежде чем они разработали характеристические значения, отличные от значений болезни.]

Осознание Ким опасности путаницы в реальных изменениях ценностей с патологически вызванными изменениями заставляет его подчеркивать необходимость для особой осторожности в этой области. Действительно, одна проблема с Ким подход заключается в том, что его понятная осторожность означает, что во многих случаях там, где интуитивно пациенту может не хватать дееспособности, мы все равно не будем может управлять некомпетентностью пациента (Hawkins, 2016). Короче говоря, первоначальный диапазон этических ограничений при оценке потенциала продолжается затруднить охват всех и только тех случаев, которые кажутся интуитивно быть случаями подлинной неспособности, а Ким решение, хотя, возможно, захватывает несколько случаев больше, чем другие представления, все еще сдерживается способами, которые оставляют нас с некоторыми очень нелогичные случаи.

7. Другой вид вызова: волюнтаризм

Информированное согласие требует, чтобы пациент был способен сделать осмысленное решение для себя. Но это лишь предпосылка. Если у человека есть дееспособность, то ему или ей нужно предоставить все соответствующей информации, а затем он или она должны сделать бесплатно или добровольное решение . Добровольность — сложная местность, и большая часть обсуждения добровольности в информированном согласии сосредоточены на незаконных действиях других людей, которые может подорвать добровольность: сила, принуждение (угрозы) и неправомерные побуждение (Hawkins & Emanuel 2005).

Однако более забытый вопрос (по крайней мере, в литературе по информированное согласие) — это вопрос о том, влияют ли факторы внутренние человеку может подорвать добровольность. Если да, то что это факторы и как их идентифицировать? Если такие факторы существуют, то они наиболее полезно обсудить в связи с правомочностью принятия решений в отличие от внешних тем, таких как принуждение. Это потому, что вопросы о внутренних психологических барьерах снова возвращает нас к вопросы об особых способностях конкретного пациента или предметом, а потому что если тут есть проблемы, то их наличие и степень, скорее всего, будет оценена клиницистами.Возможно, так же, как неспособность понять факты ситуации может сделать выбор бессмысленно, что-то вроде зависимости, что в определенных контекстах почти гарантирует, что человек выберет тот или иной способ — также может сделать выбор бессмысленным (Charland 2002, 2011).

На заре психиатрии было широко признано, что могут быть поражения воли, так же как могут быть поражения понимание и аффективные способности. Ближе к концу девятнадцатого века французский философ-психолог Теодюль Рибо опубликовал очень влиятельную книгу по этой теме под названием Les maladies de la volenté — позднее переведено как Болезни воли (Рибо 1883).Рибо утверждал, что способность к добровольному выбору иногда может быть нарушена, извращены или даже практически уничтожены болезнью, и что различные нарушения, которые в результате заслуживают научного изучены и классифицированы. Хотя говорить о «Болезни воли» современных клиницистов и исследователи признают, что человеческая воля и свобода действий могут быть нарушены или даже истощены (Baumeister et al. 1998) различными способами из-за болезней много сортов. Но до сих пор мало понимания, что такое дефицит означает для доктрины информированного согласия.

Те современные теоретики, которые думают, что мы должны признать возможность реальных психологических барьеров для добровольности задавать вопросы о способности пациентов принимать решения зависимость (Charland 2002, 2011) или обсессивно-компульсивное расстройство (Руиссен, 2015; Руиссен и др., 2016).

К сожалению, в литературе мало внимания уделяется проведенное выше различие между внутренними психологическими барьерами и внешние барьеры. Например, Аппельбаум, Лидз и Клитцман (2009) намеревался составить схему области добровольности, но в итоге исключительно из-за внешних факторов, таких как принуждение и необоснованное побуждение.Они недвусмысленно заявляют, что, поскольку закон традиционно рассматривал добровольность во внешнем виде — как отсутствие силы, принуждение или необоснованное побуждение — они пытались объяснить только такого рода явления. Однако здесь возникает этический вопрос действительно ли могут быть внутренние препятствия для осмысленного выбора и если да, то должен ли закон признавать их, даже если он в настоящее время нет. Другие теоретики, такие как Лаура Вайс Робертс (2002a, b) исследовали более широкий круг факторов, которые могут повлиять на добровольность, но с приводит к тому, что слишком много включено (в отличие от слишком большого исключены, как указано выше).Подходы, подобные ее, не решают различия между сильными, хотя и понятными чувствами человека может быть в ответ на ситуацию (но это не должно подрывать добровольность выбора) и более вероятные угрозы добровольность, например, зависимость. Трудность именно в том, чтобы отличить подлинные препятствия к добровольному выбору из множества и различные внутренние факторы, которые могут повлиять на выбор и / или привести к неблагоразумный или неблагоразумный выбор. Здесь предстоит проделать большую работу.

8. Растущая значимость и значительные общественные заблуждения

Литература о способности принимать решения выросла в геометрической прогрессии за последнее десятилетие, хотя, что интересно, большая часть взрыва приходится на клинической и исследовательской литературы и имеет явно эмпирический согнутый. Хотя новые темы продолжают появляться, ясно, что вне философии считается установленным многое, что не выглядело бы остановился на философском взгляде. Таким образом, будет интересно посмотреть, как все будет развиваться в течение следующего десятилетия.

Кроме того, способность принимать решения становится все больше и больше. актуальны, поскольку определенные типы этических вопросов становятся горячими темами общественные дебаты. Например, способность принимать решения явно имеет большое значение. важность по отношению к законам о медицинской помощи при смерти (Горничная), [4] и все же публика часто не понимает, что на самом деле имеется в виду по способности принимать решения, а также от того, насколько разнообразны практики оценки способности действительно есть (Kim, Appelbaum, et al. 2011; Seyfried, Райан и Ким 2013).Это особенно важно, поскольку один из в настоящее время наиболее спорные вопросы касаются того, имеют ли болезнь или когнитивные нарушения должны быть кандидатами на получение помощи умирает (Stewart, Peisah, & Draper 2011; Broome & de Cates 2015; Цена 2015 г .; Шукленк и ван де Ваторст 2015; Аппельбаум 2016; Чарланд, Лемменс и Вада, 2016 г .; Дёрнберг, Питит и Ким, 2016; Kim & Lemmens 2016; Blikshavn, Husum, & Magelssen 2017). В качестве эта запись проясняет некоторые из самых сложных вопросов о правоспособность возникает конкретно в случае психического заболевания, что еще больше затрудняет определение того, является ли горничная для душевнобольных это политика, которая может быть реализована надлежащим образом, где «Соответствующий» здесь просто означает реализацию, находит правильный баланс между защитой истинных уязвимы, с одной стороны, и способствуя свободе тех, кто может с другой — осмысленно упражняйте его.

Теория причинных решений (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Ожидаемая полезность

Предположим, студент думает, готовиться ли к экзамену. Он причины, по которым, если он сдаст экзамен, учеба будет напрасной тратой сил. Кроме того, если он не сдаст экзамен, учеба будет напрасной. Он заключает, что, что бы ни случилось, учеба тратится усилия, лучше не учиться. Это рассуждение ошибочно, потому что учеба повышает вероятность сдачи экзамена.Обсуждения следует учитывать влияние действия на вероятность его возможные результаты.

Ожидаемая полезность действия — это средневзвешенная вероятность полезностей его возможных исходов. Возможные состояния мира, которые являются взаимоисключающими и совместно исчерпывающими, и поэтому образуют разделение, генерировать возможные результаты действия. Акт-государство пара указывает исход. В данном примере акт обучения и состояние прохождения формирует результат, включающий усилия по изучению и преимущество прохождения.Ожидаемая полезность обучения — это вероятность успешного прохождения обучения, умноженная на полезность обучения и сдача плюс вероятность не сдать, если учиться раз полезность учебы, а не прохождения. В компактной записи

\ [ \ textit {EU} (S) = P (P \ mbox {if} S) \ util (S \ amp P) + P ({\ sim} P \ mbox {if} S) \ util (S \ amp {\ sim} P). \]

Каждый продукт указывает вероятность и полезность возможного результат. Сумма является средневзвешенной вероятностью возможных результаты коммунальных услуг.

Как теория принятия решений должна интерпретировать вероятность состояния \ (S \) если совершить действие \ (A \), то есть \ (P (S \ mbox {if} A) \)? Теория вероятностей предлагает удобное предложение. Он имеет счет условные вероятности, которые может принять теория решений. Решение теория может принять \ (P (S \ mbox {if} A) \) как вероятность состояния условно по акту. Тогда \ (P (S \ mbox {if} A) \) равно \ (P (S \ mid A) \), который теория вероятностей определяет как \ (P (S \ amp A) / P (A) \), когда \ (P (A) \ ne 0 \).Некоторые теоретики называют ожидаемую полезность, вычисленную с использованием условные вероятности условная ожидаемая полезность. Я называю это ожидаемая полезность tout court , потому что формула, использующая условные вероятности обобщают более простую формулу для ожидаемых утилита, использующая безусловные вероятности состояний. Кроме того, некоторые теоретики называют ожидаемую полезность действия его полезностью tout суд , потому что ожидаемая полезность акта оценивает акт и в идеальных случаях демонстрирует полезность поступка. Я называю это ожидаемым полезность, потому что человек по ошибке может придать большую или меньшую пользу ставка, превышающая ее ожидаемую полезность.Равенство полезность акта и его ожидаемая полезность являются нормативными, а не определение.

Ожидаемые полезности, полученные из условных вероятностей рассуждения студента справа направление.

\ [\ textit {EU} (S) = P (P \ mid S) \ util (S \ amp P) + P ({\ sim} P \ mid S) \ util (S \ amp {\ sim} P), \]

и

\ [\ textit {EU} ({\ sim} S) = P (P \ mid {\ sim} S) \ util ({\ sim} S \ amp P) + P ({\ sim} P \ mid {\ sim} S) \ util ({\ sim} S \ amp {\ sim} P). \]

Поскольку учеба влияет на вероятность сдачи, \ (P (P \ mid S) \ gt P (P \ mid {\ sim} S) \) и \ (P ({\ sim} P \ mid S) \ lt P ({\ sim} P \ mid {\ sim} S) \).Итак, \ (\ textit {EU} (S) \ gt \ textit {EU} ({\ sim} S) \), предполагая, что рост обучения вероятность прохождения компенсирует усилия учусь. Максимизация ожидаемой полезности рекомендует к изучению.

Удобная интерпретация вероятности состояния при выполнении поступок, однако, не вполне удовлетворителен. Предположим, что один подбрасывает монету с неизвестным уклоном и получает решки. Этот результат свидетельство того, что следующая подбрасывает головы, хотя это не причинно повлиять на результат следующего броска.Событие вероятность, обусловленная другим событием, указывает на свидетельство того, что второе событие предусматривает первое. Если два события коррелирован, второй может служить доказательством первого без причинно влияющие на него. Причинно-следственная связь предполагает корреляцию, но корреляция не влечет за собой причинно-следственную связь. Обсуждения должны быть направлены на причинное влияние действия на состояние, а не действия доказательства для государства. Хорошее решение нацелено на хороший результат а не свидетельство хорошего результата.Он нацелен на добро, а не просто признаки добра. Часто эффективность и благоприятность идут рука об руку рука. Когда они расходятся, агент должен совершить эффективное действие. а не благоприятный поступок.

Рассмотрим дилемму заключенного, типичный пример теории игр. Два человека, изолированные друг от друга, могут действовать либо совместно. или отказываться от сотрудничества. Каждый из них добивается большего успеха, если действует сообща чем если бы каждый из них не сотрудничал. Однако каждому лучше, если он действует без сотрудничества, что бы ни делал другой.Действующий отказ от сотрудничества преобладает над коллективным действием. Предположим, кроме того, что два игрока — психологические близнецы. Каждый думает, как другой думает. Более того, они знают этот факт о себе. Тогда если один игрок действует сообща, он приходит к выводу, что его противник также действует совместно. Его совместные действия — хорошее доказательство того, что его аналог делает то же самое. Тем не менее, его совместные действия делают не заставлять своего коллегу действовать сообща. Он не контактирует с его коллега.Потому что ему лучше не действовать сообща что бы ни делал его коллега, лучше не действовать сообща курс. Совместные действия благоприятны, но неэффективны.

Чтобы ожидаемая полезность отслеживала эффективность, а не благоприятность, теория причинных решений интерпретирует вероятность состояния, если выполняет действие как тип причинной вероятности, а не как стандартная условная вероятность. В дилемме заключенного с близнецов, рассмотрите вероятность того, что один игрок совместно, учитывая, что другой игрок делает.Это условное вероятность высока. Затем рассмотрим причинную вероятность одного игрок действует сообща, если это делает другой игрок. Так как игроки изолированы, эта вероятность равна вероятности первый игрок действует сообща. Это низкий, если это игрок следует за доминированием. Используя условные вероятности, ожидаемая полезность совместных действий превышает ожидаемую полезность действовать против сотрудничества. Однако, используя причинные вероятности, ожидаемая полезность отказа от сотрудничества превышает ожидаемую полезность совместных действий.Переход от условного к причинному вероятности заставляют доход от максимизации ожидаемой полезности действовать отказываться от сотрудничества.

2. История

В этом разделе рассказывается об истории теории причинных решений и вместе с ней. В пути представлены различные формулировки теории.

2.1 Проблема Ньюкомба

Роберт Нозик (1969) представил дилемму теории принятия решений. Он построил пример, в котором стандартный принцип доминирования противоречит стандартному принципу ожидаемой полезности максимизация.Нозик назвал пример проблемы Ньюкомба после физик Уильям Ньюкомб, который первым сформулировал проблему.

В задаче Ньюкомба агент может выбрать: непрозрачный ящик или взять и непрозрачный ящик, и прозрачный ящик. В прозрачная коробка содержит тысячу долларов, которые агент явно видит. В непрозрачной коробке либо ничего, либо один миллион долларов, в зависимости от уже сделанного прогноза. Предсказание касалось выбор агента. Если предсказывалось, что агент возьмет оба поля, тогда непрозрачный ящик пуст.С другой стороны, если предсказывалось, что агент возьмет только непрозрачный ящик, а затем непрозрачная коробка содержит миллион долларов. Прогноз надежен. В агент знает все эти особенности своей проблемы решения.

На рисунке 1 показаны варианты действий агента и их результаты. Ряд представляет собой вариант, столбец — состояние мира, а ячейка — исход опциона в состоянии мира.

Прогноз
однокомпонентный
Прогноз
двухкамерная
Взять одну коробку \ (\ $ M \) \ (\ $ 0 \)
Возьмите две коробки \ (\ $ M + \ $ T \) \ (\ $ T \)

Фигура 1.Проблема Ньюкомба

Потому что результат двойного бокса на \ (\ $ T \) лучше, чем на результат одного бокса с учетом каждого прогноза, два бокса доминируют один бокс. Два бокса — рациональный выбор по мнению принцип доминирования. Поскольку прогноз надежен, предсказание одного бокса имеет высокую вероятность с учетом одного бокса. Точно так же предсказание двойного бокса имеет высокую вероятность с учетом двоеборье. Следовательно, используя условные вероятности для вычисления ожидаемых коммунальных услуг, ожидаемая полезность одного бокса превышает ожидаемая полезность двух боксов.One-boxing — разумный выбор согласно принципу максимизации ожидаемой полезности.

Теория принятия решений должна рассматривать все возможные проблемы принятия решений, а не просто реалистичное решение проблемы. Однако, если проблема Ньюкомба кажется спокойным, потому что нереалистичные, реалистичные версии проблем много. Важная особенность Newcomb’s проблема — это связь низшего действия с хорошим состоянием, которое это не способствует причинно-следственной связи. В реалистичных медицинских задачах Ньюкома заболевание и поведенческий симптом имеют общую причину и коррелированы, хотя ни одно не вызывает другого.Если поведение привлекательный, доминирование рекомендует это, хотя ожидаемая полезность максимизация запрещает это. Также Аллан Гиббард и Уильям Харпер (1978: раздел 12) и Дэвид Льюис (1979) отмечают, что заключенный Дилемма с психологическими близнецами представляет собой проблему Ньюкома для каждого игрок. Для каждого игрока действие другого игрока — это состояние влияя на результат. Совместные действия — это знак, но не причина того, что другой игрок действует совместно. Доминирование рекомендует действовать без сотрудничества, тогда как ожидаемая полезность рассчитывается с условными вероятностями рекомендует действовать сообща.В некоторые реалистичные примеры дилеммы заключенного, ожидаемое сходство мыслей игроков создает конфликт между принципом доминирования и принципом максимизация ожидаемой полезности.

Ариф Ахмед (2018) предлагает сборник эссе о Ньюкомбе. проблема. Кенни Ишваран (готовится к печати) выделяет проблемы, подобные Ньюкомбу в зависимости от возможностей причинного вмешательства.

2.2 Решение Стальнакера

Роберт Стальнакер (1968) представил условия истинности сослагательного наклонения. условные.Условное сослагательное наклонение истинно тогда и только тогда, когда в ближайший антецедент-мир, его следствие истинно. (Этот анализ понимается так, что сослагательное наклонение является истинным, если его предшествующее верно ни в каком мире.) Стальнакер использовал анализ сослагательного наклонения условные обозначения для обоснования их роли в теории принятия решений и решение проблемы Ньюкомба.

В письме к Льюису Сталнакер (1972) предложил способ согласование принципов принятия решения в проблеме Ньюкома. Он предложил рассчитать ожидаемую полезность действия, используя вероятности условных выражений вместо условных вероятности.Соответственно,

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (A \ gt S_i) \ util (A \ amp S_i), \]

где \ (A \ gt S_i \) обозначает условие, что если \ (A \) были выполняется тогда \ (S_i \) получится. Таким образом, вместо использования вероятность предсказания одного бокса с учетом одного бокса, следует использовать вероятность условного условия, что если бы агент выбрал всего один ящик, тогда прогноз был бы один бокс. Так как действие агента не вызывает предсказания, вероятность условного выражения равна вероятности того, что прогноз один бокс.Также примите во внимание условие, что если бы агент выберите оба поля, тогда предсказание будет одним боксом. это вероятность аналогичным образом равна вероятности того, что прогноз один бокс. Действие агента не влияет ни на какие вероятность предсказания, потому что предсказание происходит до акт. Следовательно, используя вероятности условных выражений для вычисления ожидаемая полезность, ожидаемая полезность двух боксов превышает ожидаемая полезность одного бокса. Следовательно, принцип Максимизация ожидаемой полезности дает те же рекомендации, что и принцип доминирования.

Гиббард и Харпер (1978) разработали и обнародовали концепцию Стальнакера. решение проблемы Ньюкомба. Они выделили причинные теория принятия решений, которая использует вероятности сослагательных условных выражений, из теории доказательных решений, которая использует условные вероятности. Потому что в задачах решения вероятности сослагательного наклонения условных выражений отслеживать причинно-следственные связи, используя их для расчета опционов ожидаемая полезность делает теорию решений причинной.

Гиббард и Харпер выделили два типа ожидаемой полезности.Один тип они называли значением и представляли с \ (V \). Это указывает новость или благоприятность. Другой тип они назвали полезностью и представлен как \ (U \). Это указывает на эффективность в достижении целей. При расчете ожидаемой стоимости действия используются условные вероятностей, и расчет ожидаемой полезности использует вероятности условных выражений. Они утверждали, что ожидаемая полезность рассчитывается с вероятностями условных выражений, дает истинное ожидаемое полезность.

Поскольку Гиббард и Харпер вводят \ (V \) и \ (U \), оба покоятся на оценка \ (D \) (на желательность) максимально конкретных результатов.Вместо того, чтобы принимать формулу ожидаемой полезности, которая использует оценка результатов нейтральна с точки зрения доказательств и причинно-следственных связей теории принятия решений, это эссе следует за Стальнакером (1972) в принятии формула, которая использует полезность для оценки результатов.

2.3 Варианты

Рассмотрим условное утверждение, что если вариант был принят, то определенное состояние получится. Гиббард и Харпер предполагают, чтобы проиллюстрировать основные идеи теории причинных решений, что условное имеет значение истинности, и что, учитывая его ложность, если вариант был принят, тогда государство не получится.Это предположение может быть необоснованным, если вариант подбрасывает монету, и соответствующее состояние получает головы. Может оказаться ложным (или неопределенным), что если бы агент подбросьте монету, он получит орла. Аналогичным образом соответствующие условность получения хвостов может быть ложной (или неопределенной). Тогда вероятности условных выражений не подходят для вычисления ожидаемая полезность опциона. Соответствующие вероятности не сумма к одному (или даже не существует). Чтобы обойти такие тупики, некоторые теоретики вычисляют ожидаемую полезность с учетом причинно-следственной связи без вероятности сослагательного наклонения условных выражений.Теория причинных решений множество составов.

Брайан Скирмс (1980: Sec IIC; 1982) представил версию причинного теория принятия решений, которая обходится без вероятностей сослагательного наклонения условные. Его теория разделяет факторы, влияющие на действия агента. может повлиять на факторы, на которые действия агента не могут оказывать влияние. Это позволяет \ (K_i \) обозначать возможную полную спецификацию факторов, на которые агент не может влиять, и позволяет обозначать \ (C_j \) возможная (но не обязательно полная) спецификация факторов, которые агент может влиять.Множество \ (K_i \) образует разбиение, а множество \ (C_j \) образует раздел. Формула ожидаемого действия полезность сначала вычисляет свою ожидаемую полезность, используя факторы, может повлиять на каждую возможную комбинацию факторов вне влияния агента. Затем он вычисляет средневзвешенная вероятность условно ожидаемых коммунальные услуги. Рассчитанная таким образом ожидаемая полезность действия — это act’s \ (K \) — ожидание, \ (\ textit {EU} _k (A) \). В соответствии с Определение Skyrms,

\ [\ textit {EU} _k (A) = \ sum_i P (K_i) \ sum_j P (C_j \ mid K_i \ amp A) \ util (C_j \ amp K_i \ amp A).\]

Skyrms считает, что агент должен выбрать действие, которое \ (K \) — ожидание.

Льюис (1981) представил версию теории причинных решений, которая вычисляет ожидаемую полезность, используя вероятности зависимости гипотезы вместо вероятностей сослагательных условных выражений. А Гипотеза зависимости для агента одновременно является максимально конкретным предложение о том, как вещи, которые волнуют агента, делают и не делают причинно зависеть от его нынешних действий. Ожидается вариант полезность — это его средневзвешенная полезность по отношению к разбиение гипотез зависимости \ (K_i \).Льюис определяет ожидаемое полезность опции \ (A \) как

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (K_i) \ util (K_i \ amp A) \]

и считает, что действовать рационально — значит реализовать вариант, который максимизирует ожидаемую полезность. Его формула ожидаемого варианта утилита такая же, как у Skyrms, при условии, что \ (U (K_i \ amp A) \) может быть расширен по разделу факторов, которые агент может влияние, используя формулу

\ [ U (K_i \ amp A) = \ sum_j P (C_j \ mid K_i \ amp A) \ util (C_j \ amp K_i \ amp A).\]

Расчет ожидаемой полезности Skyrms и Льюиса отказаться от причинных вероятностей. Они встраивают причинность в состояния мира, так что причинные вероятности не нужны. В случаях например, проблема Ньюкома, их расчеты дают те же рекомендации в виде расчетов ожидаемой полезности с использованием вероятности сослагательного наклонения условных выражений. Различные версии теория причинных решений дает эквивалентные рекомендации, когда дела встречаются их исходные предположения. Адам Бейлс (2016) сравнивает версии в частные случаи, которые не соответствуют исходным предположениям.

2.4 Теоремы о представлении

Теория принятия решений часто представляет вероятность и полезность с теоремы представления. Эти теоремы показывают, что если предпочтения среди действия соответствуют определенным ограничениям, таким как транзитивность, тогда существуют функция вероятности и функция полезности (при выборе масштаб), которые генерируют ожидаемые полезности, согласующиеся с предпочтениями. Дэвид Кранц, Р. Дункан Люс, Патрик Суппес и Амос Тверски (1971) предложить хорошее общее введение в цели и методы построение теорем о представлениях.В Раздел 3.1, Я обсуждаю функцию теорем в теории принятия решений.

Ричард Джеффри ([1965] 1983) представил теорему представления для Теория доказательных решений, использующая формулу ожидаемой полезности. Брэд Армендт (1986, 1988a) представил теорему представления для теория причинных решений, использующая формулу ожидаемой полезности. Джеймс Джойс (1999) построил очень общую теорему о представлении, что дает теорию причинных или доказательных решений в зависимости от интерпретация вероятности того, что формула ожидаемой полезности принимает.

2.5 Возражения

Наиболее частое возражение против теории причинных решений состоит в том, что она дает неправильный выбор в проблеме Ньюкома. Дает два бокса, тогда как один бокс — это правильно. Терри Хорган (1981 [1985]), Пол Хорвич (1987: глава 11) и Каспар Хейр и Брайан Хедден (2016) для Например, продвигаем один бокс. Основное обоснование использования одного бокса заключается в том, что с одним боксером лучше, чем с двумя. Теоретики причинных решений ответим, что проблема Ньюкомба — необычный случай, который вознаграждает иррациональность.Один бокс иррационален, даже если один боксер процветать. Бейлз (2018) отвергает аргумент, что два бокса иррациональный

Некоторые теоретики считают, что использование одного бокса рационально, если предсказание полностью достоверно. Они утверждают, что если предсказание, безусловно, точное, тогда выбор сводится к принятию \ (\ $ M \) или взяв \ (\ $ T \). Эта точка зрения упрощает. Если агент one-box, то это действие обязательно приведет к \ (\ $ M \). Тем не менее агент все равно поступил бы лучше, взяв обе коробки.Доминирование по-прежнему рекомендует два бокса. Сделать предсказание обязательно точность не меняет характера проблемы. Эффективность все еще как утверждает Ховард Собел (1994: гл. 5), превосходит все благоприятное.

Способ примирения двух сторон в дебатах по поводу теории Ньюкома. проблема признает, что рациональный человек должен подготовиться к проблема, культивируя склонность к одному ящику. Тогда всякий раз, когда возникает проблема, диспозиция подскажет прогноз на один бокс и после этого акт одного бокса (все еще свободно выбранный).Причинный Теория принятия решений может признать ценность этого препарата. Это может сделать вывод, что развивать склонность к одной коробке рационально хотя сам по себе один бокс иррационален. Следовательно, если в Newcomb проблема двух ящиков агента, теория причинных решений может допускать, что агент не подготовился к проблеме рационально. Тем не менее утверждает, что само по себе два бокса рационально. Хотя двоеборье — это не действие максимально рационального агента, это рационально, учитывая обстоятельства проблемы Ньюкома.

Теория причинных решений может также объяснить, что она выдвигает утверждение о оценка действия с учетом обстоятельств агента в Проблема Ньюкомба. Утверждает условное рациональность. Условная и безусловная рациональность относятся к ошибкам иначе. В отличие от условной рациональности безусловная рациональность не допускает ошибок прошлого. Он оценивает действие учет влияния прошлых ошибок. Однако условное рациональность принимает нынешние обстоятельства такими, какие они есть, и не дискредитировать поступок, потому что он проистекает из прошлых ошибок.Причинное решение теория утверждает, что два бокса рациональны, предоставляя обстоятельства агента и игнорирование любых ошибок, ведущих к эти обстоятельства, такие как нерациональная подготовка к Проблема Ньюкомба.

Другое возражение против теории причинно-следственных решений состоит в том, что два бокса является рациональным выбором в проблеме Ньюкома, но отвергает причинно-следственные связи. принципы выбора, которые уступают место двойному боксу. Он ищет беспричинного принципы, которые уступают место двойному боксу. Позитивизм — источник отвращения к принципам принятия решений, включающим причинно-следственную связь.Какое-то решение теоретики избегают причинно-следственной связи, потому что ни одна позитивистская теория не указывает ее природа. Без определения причинно-следственной связи с точки зрения наблюдаемых явления, они предпочитают, чтобы теория принятия решений избегала причинно-следственной связи. Причинный Теория принятия решений ответила на это возражение как дискредитировать позитивизм, а также прояснить причинно-следственные связи, чтобы загадки относительно этого больше не давать теории принятия решений никаких оснований избегать Это.

Теория доказательных решений имеет более слабые метафизические допущения, чем имеет теорию причинных решений, даже если причинно-следственная связь безупречна метафизические полномочия.Некоторые теоретики принятия решений не упускают причинность из-за метафизических сомнений, но для концептуальной экономии. Джеффри ([1965] 1983, 2004) из соображений экономии формулирует принципы принятия решений, не основанные на причинно-следственных связях.

Эллери Эллс (1981, 1982) утверждает, что теория доказательных решений дает рекомендации теории причинных решений, но более экономически, без опоры на причинный аппарат. Особенно, Теория доказательных решений приводит к двойному боксу Ньюкомба проблема.Размышление агента над его показаниями делает условным вероятности поддерживают два бокса.

Неконфликтная разработка проблемы Ньюкомба предполагает, что Выбор агента и его предсказание имеют общую причину. В выбор агента является свидетельством общей причины и свидетельством предсказание выбора. Как только агент получает вероятность общего дела, он может отбросить доказательства, которые предоставляет его выбор о предсказании. Эти доказательства излишни. Учитывая вероятность общей причины, вероятность предсказания one-boxing постоянен по отношению к его вариантам.Точно так же вероятность предсказания двойного бокса постоянна по отношению к его варианты. Потому что вероятность предсказания такая же при условии любого варианта, ожидаемая полезность двойного бокса превышает ожидаемую полезность одного бокса согласно доказанным теория принятия решений. Хорган (1981 [1985]) и Хью Прайс (1986) делают аналогичные точки.

Предположим, что событие \ (S \) является признаком причины \ (C \), которая производит эффект \ (E \). Для вероятности \ (E \), зная, что \ (C \) делает излишним знание того, выполняется ли \ (S \).Наблюдение за \ (C \) скрывает от доказательства того, что \ (S \) предоставляет \ (E \). То есть \ (P (E \ mid C \ amp S) = P (E \ mid C) \). В проблеме Ньюкома если предположить, что агент рационален, его убеждения и желания общая причина его выбора и предсказания. Так что его выбор — знак содержания прогноза. Для вероятности предсказания одного бокса, знание своих убеждений и желаний делает лишнее знание выбора, который они уступают. Знание общая причина скрывает доказательства того, что выбор дает о предсказание.Следовательно, вероятность предсказания одного бокса равна постоянным по отношению к выбору, и максимизация доказательная ожидаемая полезность согласуется с принципом доминирования. Эта защита теории доказательных решений называется щекоткой. защиты, потому что он предполагает, что интроспектированное состояние экранируется корреляция между выбором и предсказанием.

Защита Илсом теории доказательных решений предполагает, что агент выбирает в соответствии с убеждениями и желаниями и знает свои убеждения и желания.Некоторые агенты могут не выбрать этот путь и могут не иметь этого знания. Теория принятия решений должна предписывать такой рациональный выбор. агентов, и теория доказательных решений может делать это неправильно, поскольку Льюис (1981: 10–11) и Джон Поллок (2010) спорят. Армендт (1988b: 326–329) и Дэвид Папино (2001: 252–255) соглашаются что явление отсеивания не во всех случаях Теория доказательного решения дает результаты причинного решения теория.

Хорвич (1987: глава 11) отвергает аргумент Иллса, потому что даже если агент знает, что его выбор исходит из его убеждений и желаний, она может не осознавать механизм, с помощью которого ее убеждения и желания производят ее выбор.Агент может сомневаться, что он выберет максимизация ожидаемой полезности. Затем в задаче Ньюкомба она выбор может предложить соответствующие доказательства предсказания. Eells (1984a) создает динамическую версию защиты от щекотки, чтобы удовлетворить эту возражение. Собел (1994: глава 2) обсуждает эту версию защита. Он утверждает, что это не дает доказательного решения. согласие теории с теорией причинных решений во всех решениях проблемы, в которых акт предоставляет доказательства о состоянии мир.Более того, он не устанавливает, что доказательная теория рационального желания согласуется с причинной теорией рационального желания. Он приходит к выводу, что даже в тех случаях, когда теория доказательных решений дает правильная рекомендация, она не уступает ее правильному причины.

Прайс (2012) предлагает сочетание доказательной и причинно-следственной теории решений. и мотивирует это анализом случаев, когда агент предвидение случайного события. Теория причинных решений сам по себе учитывает такие случаи, утверждает Бейлз (2016).Ахмед (2014a) отстаивает теорию доказательных решений и предлагает несколько возражения против теории причинных решений. Его возражения предполагают некоторые спорные моменты о рациональном выборе, в том числе спорный принцип последовательности выборов.

Распространенный взгляд отличает принципы оценки выбора от принципы оценки последовательности выборов. Принцип максимизация полезности оценивает выбор агента как решение проблемы решения, только если агент имеет прямой контроль над каждым вариант решения задачи, то есть только в том случае, если агент может по желанию немедленно примите любой вариант решения проблемы.Принцип не оценивает последовательность множественного выбора агента потому что агент не имеет прямого контроля над такой последовательностью. она реализует последовательность множественных выборов, только делая каждый выбор в последовательность в то время для этого; она не может сразу по желанию реализовать всю последовательность. Рациональность оценивает вариант в прямого контроля агента, сравнивая его с альтернативами, но оценивает последовательность косвенного контроля агента с помощью оценка непосредственно контролируемых вариантов в последовательности; последовательность вариантов выбора является рациональным, если варианты в последовательности рациональны.Принятие этого общего метода оценки последовательности выборов препятствует от возражений против теории причинных решений, предполагающих соперника методы.

3. Текущие выпуски

Теория принятия решений — активная область исследований. Текущие рабочие адреса ряд проблем. Подход теории причинных решений к тем проблемы возникают из-за его непозитивистской методологии и внимания к причинно-следственной связи. В этом разделе упоминаются некоторые темы о причинном решении. повестка дня теории.

3.1 Вероятность и полезность

Принципы теории причинных решений используют вероятности и полезности.Интерпретация вероятностей и полезностей — это вопрос дебаты. Одна традиция определяет их с точки зрения функций, которые теоремы представления вводят, чтобы изобразить предпочтения. В теоремы о представлении показывают, что если предпочтения соответствуют определенным структурные аксиомы, то, если они также соответствуют определенным нормативным аксиомам, они как бы следуют ожидаемой полезности. То есть предпочтения следовать ожидаемой полезности, рассчитанной с использованием вероятности и полезности функции, построенные так, чтобы предпочтения соответствовали ожидаемой полезности.Ожидаемая полезность, рассчитанная таким образом, отличается от ожидаемой полезности рассчитывается с использованием вероятностей и присвоений полезности, основанных на отношение к возможным результатам. Например, человек запутался о ставках на подбрасывание монеты могут иметь предпочтение среди тех ставки, как если бы он присваивал вероятность 60% орлам, когда в Фактически, свидетельство прошлых бросков заставляет его приписывать вероятность 40% в головы. Следовательно, когда предпочтения встречаются с представлением структурные аксиомы теоремы, нормативные аксиомы оправдывают только соответствие ожидаемой полезности, сфабрикованной для согласен с предпочтениями и не оправдывает соответствие ожидаемым полезность в традиционном понимании.Определение вероятности и полезности использование теорем представления, таким образом, ослабляет традиционные принцип ожидаемой полезности. Это становится просто принципом согласованность предпочтений.

Вместо использования теорем о представлении для определения вероятностей и коммунальных услуг, теория принятия решений может использовать их для установления вероятностей и измеримости полезности, когда предпочтения соответствуют структурным и нормативным аксиомам. Это занятие теоремы представления позволяют теории принятия решений продвигать традиционный принцип ожидаемой полезности и тем самым обогащает его трактовка рациональных решений.Теория принятия решений может оправдать это традиционный принцип, выводя его из общих принципов оценка, как у Weirich (2001).

Широкий анализ вероятностей и полезностей использует их, чтобы указать отношение к предложениям. Это рациональные степени веры и рациональные степени желания соответственно. Этот счет вероятности и полезности признают их существование в случаях, когда они не выводятся из предпочтений или других их эффектов, но вместо этого выводимы из их причин, таких как агент информация об объективных вероятностях или вообще не выводима (кроме, возможно, самоанализа).Счет опирается на аргументы что степени веры и степени желания, если они рациональны, соответствуют стандартные принципы вероятности и полезности. Поддерживая эти аргументы — это работа для теории причинных решений.

Помимо разъяснения его общей интерпретации вероятности и полезность, теория причинных решений ищет вероятности и полезности, которые дают лучшую версию его принцип максимизации ожидаемой полезности. Причинные вероятности в его формула для ожидаемой полезности может быть вероятностями сослагательного наклонения условные предложения или различные заменители.Версии, использующие вероятности сослагательных наклонений должны основываться на анализе тех условные. Льюис (1973: гл. 1) изменяет формулировку Сталнакера анализ для подсчета сослагательного наклонения условного истинного тогда и только тогда, когда как предшествующие миры все ближе и ближе к реальному миру, есть точка, за которой следствие истинно во всех мирах по крайней мере так близко. Джойс (1999: 161–180) выдвигает вероятностные образы, как вводит их Льюис (1976), как заменители вероятностей сослагательные наклонения условные.Вероятностный образ состояния \ (S \) при сослагательное предположение действия \ (A \) — это вероятность \ (S \) согласно заданию, которое сдвигает вероятность \ ({\ sim} A \) — миры в близлежащие \ (A \) — миры. Причинно-следственные связи между действие и возможные состояния определяют изменение вероятности.

Общая формула ожидаемой полезности действия берет полезность для пары действие-состояние, полезность результата действия в государстве, быть полезностью акта и конъюнкция штата:

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (A \ gt S_i) \ util (A \ amp S_i).\]

Нужна ли теория причинно-следственных решений альтернатива? причинно-чувствительная полезность для пары действие-состояние? Вейрих (1980) утверждает, что это так. Человек, обдумывающий пари, что капитал из Миссури Джефферсон-Сити развлекает последствия, если Он был , чтобы сделать пари, учитывая, что Сент-Луис — это Столица Миссури. Рациональный мыслитель сослагательно предполагает действие, касающееся причинно-следственных связей и ориентировочно предполагает государство, занимающееся доказательственными отношениями, но может предполагать соединение действия и государства только в одном направлении.Более того, использование полезности сочетания действия и государства предотвращает ожидаемую полезность действия инвариантный по разбиению. В следующем подразделе подробно рассматривается этот момент.

3.2 Инвариантность разбиения

Ожидаемая полезность действия инвариантна к разбиению тогда и только тогда, когда это то же самое для всех разделов состояний. Инвариантность разбиения жизненно важное свойство ожидаемой полезности действия. Если действует » ожидаемые полезности не обладают этим свойством, тогда теория принятия решений может использовать только ожидаемые утилиты, рассчитанные из выбранных разделов.Ожидается инвариантность распределения полезности делает действие ожидаемым полезность, не зависящая от выбора раздела состояний и тем самым увеличивает объяснительную способность ожидаемой полезности.

Инвариантность разбиения гарантирует, что различные представления одного и того же проблема решения дает решения, которые согласны. Возьмите Newcomb’s проблема с представлением на Рисунке 2.

Правильный прогноз Неправильный прогноз
Взять только одну коробку \ (\ $ M \) $ 0
Возьмите две коробки \ (\ $ T \) \ (\ $ M + \ $ T \)

Фигура 2.Новые штаты для Newcomb’s Проблема

Доминирование не распространяется на это представление. Тем не менее решает решение проблемы, потому что он применим к решению проблема, если это относится к какому-либо точному представлению проблемы, например, изображение проблемы на Рисунке 1. Если ожидалось утилиты чувствительны к разделам, затем действуют, максимизируя ожидаемые Утилита может быть чувствительной к разделам. Принцип ожидаемой полезности не дает решения проблемы, однако, если действует изменения максимальной ожидаемой полезности от одного раздела к другому.В В этом случае действие не является решением проблемы принятия решения просто потому что он максимизирует ожидаемую полезность при некоторых точных представление проблемы. Слишком много действий имеют одинаковые учетные данные.

Принцип ожидаемой полезности, использующий вероятности условных выражений, применимо к изображению проблемы Ньюкома на Рисунке 2. Пусть \ (P1 \) обозначает прогноз на один бокс, а \ (P2 \) обозначает для прогноза двойного бокса ожидаемая полезность действий являются:

\ [ \ begin {align} \ textit {EU} (1) & = P (1 \ gt R) \ util (\ $ M) + P (1 \ gt W) 0 \\ & = P (P1) \ util (\ $ M) \\ \ textit {EU} (2) & = P (2 \ gt R) \ util (\ $ T) + P (2 \ gt W) \ util (\ $ M + \ $ T) \\ & = P (P2) \ util (\ $ T) + P (P1) \ util (\ $ M + \ $ T) \\ \ end {align} \]

Следовательно, \ (\ textit {EU} (1) \ lt EU (2) \).Этот результат согласуется с вердикт теории причинных решений с учетом других точных представлений проблемы. При условии, что теория причинных решений использует инвариантная формула для ожидаемой полезности, ее рекомендации не зависят от представления проблемы решения.

Льюис (1981: 12–13) отмечает, что формула

\ [ EU (A) = \ sum_i P (S_i) \ util (A \ amp S_i) \]

не является инвариантом разбиения. Его результаты зависят от разбиения состояния. Если состояние — это набор миров с равными полезностями, то с относительно разделения таких состояний каждое действие имеет то же ожидаемое полезность.Элемент \ (S_i \) перегородки заслоняет влияние \ (A \), что следует оценивать полезность результата. Льюис преодолевает эта проблема с использованием только разделов зависимости гипотезы. Однако теория причинных решений может инвариантная к разделению формула для ожидаемой полезности путем принятия замените \ (U (A \ amp S_i) \).

Собел (1994: глава 9) исследует инвариантность разбиения. Положив свою работу в обозначениях этого эссе, он продолжает как следует. Во-первых, он использует каноническое вычисление опциона. ожидаемая полезность для использования миров как состояний.Его основная формула —

. \ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (A \ gt W_i) \ util (W_i). \]

Мир \ (W_i \) поглощает действие, совершаемое в нем. Только миры в которые \ (A \) дают вклад в положительные вероятности и тем самым влияют на сумма. Затем Собел ищет другие вычисления, используя крупнозернистые состояния, которые эквивалентны каноническому вычислению. Подходящий спецификация утилит обеспечивает инвариантность разбиения, учитывая его предположения. Согласно доказанной им теореме (1994: 185),

\ [ U (A) = \ sum_i P (S_i) \ util (A \ mbox {given} S_i) \]

для любого раздела состояний.А \) обозначает вероятностный образ из \ (А \). Вейрих (2001: разделы 3.2, 4.2.2), как и Собел, заменяет \ (U (A \ mbox {given} S_i) \) вместо \ (U (A \ amp S_i) \) в формуле для ожидаемая полезность и интерпретирует \ (U (A \ mbox {given} S_i) \) как полезность результата, который может дать реализация \ (A \), если \ (S \) получает. Соответственно, \ (U (A \ mbox {given} S_i) \) отвечает на Причинные последствия \ (A \) в мирах, где выполняется \ (S_i \). затем формула

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (S_i) \ util (A \ mbox {given} S_i) \]

инвариантна относительно разбиений, в которых состояния вероятностно не зависит от действия.Более сложная формула,

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (S_i \ mbox {if} A) \ util (A \ mbox {given} (S_i \ mbox {if} A)), \]

допуская причинную интерпретацию его вероятностей, расслабляет все ограничение на разделы. \ (U (A \ mbox {given} (S_i \ mbox {if} A)) \) есть полезность результата, если \ (A \) были реализованы, учитывая, что это случай, что \ (S_i \) получил бы, если бы \ (A \) были реализованы.

3.3 Результаты

Одним из вопросов, касающихся результатов, является их полнота.Являются результаты действия возможные миры, временные последствия или причинные последствия? Гиббард и Харпер ([1978] 1981: 166–168) упоминают возможность сужения результатов до причинных последствий, поскольку сторонники практической применимости. Сужение должно быть разумным, однако, поскольку принцип ожидаемой полезности требует, чтобы результаты включить все соответствующие соображения. Например, если агент не склонен к риску, то каждый из возможных результатов рискованного действия должен включать риск, который порождает действие.Его включение имеет тенденцию к снижению полезность каждого возможного результата.

В канонической формуле Собеля для ожидаемой полезности,

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (A \ gt W_i) \ util (W_i). \]

Формула, с одной точки зрения, не включает состояния мира, потому что сами результаты образуют раздел. Различие между состояния и результаты растворяются, потому что миры играют роль обоих состояния и результаты. Государства — незаменимые средства создания результаты, которые являются исключительными и исчерпывающими.Согласно базовому В принципе, ожидаемая полезность действия — это взвешенная по вероятности среднее из возможных результатов, которые являются исключительными и исчерпывающими, например как миры, к которым может привести действие.

Предположим, что полезность мира происходит от реализации основные внутренние желания и отвращения. Учитывая, что коммунальные услуги их реализации аддитивны, полезность мира — это сумма утилиты их реализации. Тогда помимо того, что вероятностно-взвешенное среднее полезностей миров, к которым он может привести, ожидаемая полезность опциона также средневзвешенное значение вероятности реализации основных внутренних желания и отвращения.В этой формуле ожидаемой полезности состояния не играют явной роли:

\ [ \ textit {EU} (A) = \ sum_i P (A \ gt B_i) \ util (B_i), \]

где \ (B_i \) пробегает возможные реализации основных внутренних желания и отвращения. Формула учитывает каждое основное желание и неприятие перспективы его реализации в случае совершения деяния. Это считает ожидаемую полезность действия как сумму перспективные коммунальные услуги. Формула обеспечивает экономичный представление ожидаемой полезности действия.Это устраняет заявляет и получает ожидаемую полезность непосредственно из результатов, взятых как реализация основных желаний и отвращений.

Чтобы проиллюстрировать расчет ожидаемой полезности действия, используйте основные внутренние желания и отвращения, предположим, что у агента нет основные внутренние отвращения и всего два основных внутренних желания, одно для здоровья, а другой для мудрости. Полезность здоровья равна 4, а полезность мудрости равна 8. В формуле ожидаемой полезности world охватывает только те вопросы, которые волнуют агента.В этом примере мир — это предложение, определяющее, есть ли у агента здоровье и есть ли у него мудрость. Соответственно, есть четыре мира: \ [ \ begin {align} H \ amp W, \\ H \ amp {\ sim} W, \\ {\ sim} H \ amp W, \\ {\ sim} H \ amp {\ sim} W. \\ \ end {align} \] Предположим, что \ (A \) с равной вероятностью порождает любые Мир. Используя миры, \ [ \ begin {align} \ textit {EU} (A) & = P (A \ gt (H \ amp W)) \ util (H \ amp W) \\ & \ qquad + P (A \ gt (H \ amp {\ sim} W)) \ util (H \ amp {\ sim} W) \\ & \ qquad + P (A \ gt ({\ sim} H \ amp W)) \ util ({\ sim} H \ amp W) \\ & \ qquad + P (A \ gt ({\ sim} H \ amp {\ sim} W)) \ util ({\ sim} H \ amp {\ sim} W) \\ & = (0.25) (12) + (0,25) (4) + (0,25) (8) + (0,25) (0) \\ & = 6. \\ \ end {align} \] Используя базовые внутренние установки, \ [ \ begin {align} \ textit {EU} (A) & = P (A \ gt H) \ util (H) + P (A \ gt W) \ util (W) \\ & = (0,5) (4) + (0,5) (8) \\ & = 6. \ end {align} \] Два метода вычисления полезности опциона эквивалентны при условии, что в предположении реализация, вероятность основного внутреннего желания или реализация отвращения — это сумма вероятностей миры, которые это осознают.

3.4 Деяния

При обсуждении предложение действия от первого лица представляет действие. Предложение имеет структуру субъект-предикат и напрямую относится к агенту, его субъекту, без посредничества концепции агент. Центрированный мир представляет предложение. Такой мир не только определяет людей, их свойства и отношения, но также указывает, какое лицо является агентом и где и когда его возникает проблема решения. Осуществление акта — это реализация мир, в центре которого находится агент во время и в месте его проблема решения.

Исаак Леви (2000) возражает против любой теории принятия решений, которая вероятности к действиям. Он считает, что обсуждение вытесняется предсказание. Во время обсуждения агент не имеет убеждений или степени уверенности в действии, которое она совершит. Леви считает, что Проблема Ньюкома, теории доказательств и причинных решений которые решают эту проблему, включают ошибочное присвоение вероятностей агентские действия. Он отвергает оба высказывания Джеффри ([1965] 1983 г.) теория доказательного решения и причинное решение Джойса (1999) теории, потому что они позволяют агенту приписывать вероятности ее действиям во время обсуждения.

В противоположность взглядам Леви Джойс (2002) утверждает, что (1) теория причинных решений не обязательно должна учитывать назначение агента вероятности ее действий, но (2) размышляющий агент может законно приписывать вероятности ее действиям. Доказательное решение теория вычисляет ожидаемую полезность действия, используя вероятность состояния с данным действием \ (P (S \ mid A) \), определенным как \ (P (S \ amp A) / P (A) \). Знаменатель дроби определяет вероятность действия. Теория причинных решений заменяет \ (P (S \ mid A) \) на \ (P (A \ gt S) \) или аналогичная причинная вероятность.Нет необходимости приписывать вероятность действовать.

Может ли размышляющий агент приписывать вероятности ее возможным действиям? Да, совещатель может разумно приписать вероятности любым событиям, включая ее действия. Теория причинных решений может учитывать такие вероятности, отказавшись от их измерения с коэффициентами ставок. Согласно этому методу измерения, готовность делать ставки указывает вероятности. Предположим, что человек готов принять обе стороны ставки, в которой ставка на событие равна \ (x \), а ставка против события равна \ (y \).Тогда вероятность того, что человек присваивает событию коэффициент ставки \ (x / (x + y) \). Этот метод измерения может не сработать, если событие принадлежит агенту будущий акт. Ставка на реализацию действия может повлиять на вероятность действия, поскольку температура термометра может влиять на температуру измеряемой жидкости.

Джойс (2007: 552–561) рассматривает, являются ли проблемы Ньюкома настоящие проблемы принятия решений, несмотря на сильную корреляцию между состояниями и действует. Он заключает, что да, несмотря на эти корреляции, агент может рассматривать ее решение как причину ее поступка.Решение агента поддерживает мнение о ее поступке независимо от предшествующих корреляций между состояниями и ее поступком. По принципу доказательной автономия (2007: 557),

Размышляющий агент, считающий себя свободным, не должен соизмерять ее убеждения о своих действиях на предшествующие доказательства того, что она за то, что думала, что она их выполнит.

Она должна соотносить свои убеждения со всеми ее доказательствами, включая ее самостоятельные убеждения о своих действиях.Эти убеждения дают новые соответствующие доказательства о ее действиях.

Как агент, обдумывающий действие, должен понимать предыстория ее поступка? Она не должна отступать предположение о ее поступке. Стоя на краю обрыва, она должна Не думайте, что если бы она прыгнула, у нее был бы парашют, чтобы сломать ее падение. Также она не должна представлять себе безвозмездных изменений в себе. основные желания. Она не должна думать, что если она выберет шоколад вместо ванили, хотя в настоящее время предпочитают ваниль, что она тогда предпочтет шоколад.Она должна представить, что ее основные желания постоянны, поскольку она представляет различные действия, которые она может исполнять и, более того, должен использовать во время обсуждения отговорку что ее воля порождает ее действие независимо от ее основных желаний и отвращения.

Кристофер Хичкок (1996) считает, что агент должен делать вид, что ее поступок свободен от причинного влияния. Это делает разделы состояния, дающие вероятности для принятия решения, согласуются с разделами состояния, дающие вероятности, определяющие причинную релевантность.Как результат, вероятности в теории причинно-следственных решений могут стать основой для вероятности в вероятностной теории причинности. Причинный теория принятия решений, в частности, версия с использованием зависимости гипотезы, обоснования теории вероятностной причинности.

3.5 Обобщение ожидаемой полезности

Такие проблемы, как пари Паскаля и парадокс Санкт-Петербурга предположить, что теория принятия решений нуждается в средствах обработки бесконечных коммунальные и ожидаемые коммунальные платежи. Предположим, что опцион все возможные исходы имеют конечную полезность.Тем не менее, если эти коммунальных услуг бесконечно много и безгранично, то возможность ожидаемая полезность может быть бесконечной. Алан Хайек и Харрис Новер (2006) также показывают, что этот вариант может не иметь ожидаемой полезности. В порядок возможных результатов, который является произвольным, может повлиять на сходимость средневзвешенной вероятности их коммунальных услуг и стоимости к которой сходится среднее значение, если оно сходится. Причинное решение теория должна обобщать свой принцип ожидаемой полезности максимизация для обработки таких случаев.

Кроме того, общие принципы теории причинных решений продвигают стандарты рациональность, которые слишком требовательны, чтобы их можно было применить к людям. Они есть стандарты для идеальных агентов в идеальных условиях (точный формулировка идеализаций может варьироваться от теоретика к теоретику). Чтобы сделать теорию причинно-следственных решений реалистичной, нужно расслабиться. идеализации, которые предполагают его принципы. Обобщение принцип максимизации ожидаемой полезности, например, может ослабить идеализации с учетом ограниченных когнитивных способностей.Weirich (2004) и Поллок (2006) делают шаги в этом направлении. Соответствующий обобщения различают максимизацию ожидаемой полезности как порядок принятия решения и принятия его за стандарт для оценка решения даже после того, как решение было принято.

3.6 Ратификация

Гиббард и Харпер (1978: раздел 11) представляют проблему для причинно-следственных связей. теория принятия решений на примере из литературы. Мужчина в Дамаск знает, что ему назначена встреча со Смертью в полночь.Он избежит Смерти, если ему удастся в полночь не оказаться на месте его назначение. В полночь он может быть либо в Дамаске, либо в Алеппо. Как известно этому человеку, Смерть — хороший предсказатель его местонахождения. Если он остается в Дамаске, тем самым он получает доказательства того, что Смерть будет искать его в Дамаске. Однако, если он отправится в Алеппо, у него будут доказательства. что Смерть будет искать его в Алеппо. Где бы он ни был полночь, у него есть доказательства, что ему было бы лучше в другом место. Нет стабильного решения.Нестабильность решения возникает в случаях выбор свидетельствует о его результате, и каждый выбор свидетельствует о том, что другой выбор был бы лучше. Рид Рихтер (1984, 1986) использует случаи нестабильности решений, чтобы аргументировать против теории причинных решений. Теория нуждается в разрешении проблема нестабильности решения.

Обычный анализ проблемы классифицирует варианты как самостоятельно ратифицирующий или не подтверждающий сам. Джеффри ([1965] 1983) представил ратификация как компонент теории доказательных решений.Его версия теории оценивает решение в соответствии с ожидаемой полезностью действия, который он выбирает. Различие между действием и решением для выполнения действия обосновывает свое определение опциона саморатификация и его принцип сделать саморатификацию, или ратифицируемые, решения. Согласно его определению ([1965] 1983: 16),

Подлежащее ратификации решение — это решение совершить акт максимальной оцененная желательность относительно матрицы вероятностей агент думает, что так бы и поступил, если бы наконец решил совершить это действие.

Предполагаемая желательность — это ожидаемая полезность. Агент Матрица вероятностей — это массив строк и столбцов для действий и состояний соответственно, причем каждая ячейка образована пересечением строка действия и столбец состояния, содержащие вероятность состояния при условии, что агент собирается совершить действие. Перед совершая действие, агент может оценить действие в свете решения выполнить это. Информация, которую несет решение, может повлиять на ожидаемая полезность акта и его рейтинг по сравнению с другими действует.

Джеффри использовал ратификацию как средство принятия доказательного решения Теория дает те же рекомендации, что и теория причинных решений. В Проблема Ньюкомба, например, два бокса — единственный самопровозглашенный вариант. Однако Джеффри (2004: 113n) признает, что опора теории доказательных решений на ратификацию не во всех случаях согласовывайте его с теорией причинных решений. Кроме того, Джойс (2007) утверждает, что мотивация ратификации апеллирует к причинно-следственные связи, так что даже если он дает правильные рекомендации используя формулу Джеффри для ожидаемой полезности, он все равно не дают чисто доказательную теорию принятия решений.

Теория причинно-следственных решений о саморатификации может поставить помимо метода Джеффри оценки решения путем оценки действие, которое он выбирает. Поскольку решение и действие различаются, они могут имеют разные последствия. Например, решение может не генерировать действие, которое он выбирает. Следовательно, ожидается решение полезность может отличаться от ожидаемой полезности закона. Вождение через затопленный участок шоссе может иметь высокую ожидаемую полезность потому что это сводит к минимуму время в пути до пункта назначения.Однако, решение проехать через затопленный участок может иметь низкий ожидаемая полезность, потому что всем известно, что вода может быть глубокой достаточно, чтобы заглушить машину. Использование ожидаемой полезности действия для оценка решения о совершении действия приводит к ошибочным оценкам решения. Лучше оценивать решение, сравнивая его ожидаемая полезность для ожидаемой полезности решений конкурентов. А ожидаемая полезность решения зависит от вероятности его исполнение, а также ожидаемые последствия действия выбирает.

Вейрих (1985) и Харпер (1986) определяют ратификацию как ожидаемая полезность опциона с учетом его реализации, а не дано решение его реализовать. Вариант является самоутентифицирующимся, если и только если он максимизирует ожидаемую полезность с учетом его реализации. Этот счет ратификации учитывает случаи, в которых вариант и решение реализовать это у разных ожидаемых коммунальных услуг. Вейрих и Харпер также принимает формулу теории причинных решений для ожидаемого полезность. В случае смерти в Дамаске теория причинных решений приходит к выводу, что у человека, которому угрожают, не хватает возможности самоподтверждения.А однако появляется возможность самостоятельной ратификации, если этот человек может подбросить монетку в принять его решение. Принятие распределения вероятностей для местоположений называется смешанной стратегией, а выбор места — чистые стратегии. Предполагая, что Смерть не может предсказать монету flip, смешанная стратегия утверждает себя.

Во время обсуждения проблемы решения агент может пересмотреть вероятности, которые она приписывает чистым стратегиям, в свете вычисления их ожидаемой полезности с использованием более ранней вероятности задания.Процесс пересмотра может завершиться стабильным вероятностное присвоение, представляющее смешанную стратегию. Скирмс (1982, 1990) и Eells (1984b) исследуют эту динамику размышлений. Некоторые открытые вопросы заключаются в том, решает ли принятие смешанной стратегии проблема решения и является ли чистая стратегия, возникающая из смешанного стратегия, которая представляет собой равновесие обсуждений, рациональна если чистая стратегия сама по себе не ратифицирует.

Энди Иган (2007) утверждает, что теория причинных решений приводит к неверным результатам. рекомендация в решении проблем с опцией, которая обеспечивает свидетельства о его исходе.Он развлекает случай убийцы кто размышляет о нажатии на курок, зная, что реализация варианта свидетельствует о поражении головного мозга, которое разрушает его цель. Иган ошибочно утверждает, что теория причинных решений игнорирует доказательства, предоставляемые опцией. Однако версии теория причинных решений, которая включает ратификацию, невиновна обвинения. При ратификации принимаются во внимание доказательства, которые предоставляет вариант относительно его исхода.

Любая версия принципа ожидаемой полезности, независимо от того, использует ли он условные вероятности или вероятности условных выражений, должны указать информацию, которая направляет присвоение вероятностей и коммунальные услуги.Принципы максимизации безусловной ожидаемой полезности использовать одну и ту же информацию для всех параметров и, следовательно, исключить информация о реализации опциона. Принцип ратификация использует для каждого варианта информацию, которая включает реализация опциона. Это принцип условного максимизация ожидаемой полезности. Дела Игана не в счет безусловная максимизация ожидаемой полезности, а не причинно-следственная теория принятия решений. Максимизация условной ожидаемой полезности с использованием формула теории причинных решений для ожидаемых адресов полезности дела, которые он представляет.

Примеры Игана не опровергают причинно-следственную теорию принятия решений, но представляют вызов для этого. Предположим, что в проблеме решения нет существует вариант самостоятельной ратификации или несколько вариантов самостоятельной ратификации существовать. Как должен действовать рациональный агент, допустив, что решение принцип должен учитывать информацию, которую предоставляет вариант? Это открытая проблема в теории причинных решений (и в любом решении теория, признающая, что реализация опциона может составлять доказательства его исхода).Ратификация анализирует решение нестабильность, но не полный ответ на нее.

В ответ на слова Игана Фрэнк Арнцениус (2008 г.) и Джойс (2012 г.) утверждают, что что в некоторых проблемах принятия решений рациональные размышления агента использование свободно доступной информации не останавливается на одном варианте но вместо этого остановитесь на распределении вероятностей по опционам. Oни признать, что агент может пожалеть об опционе, исходящем из этих размышления, но расходятся во мнениях о значении сожаления. Арнцениус считает, что сожаление не имеет значения. рациональность, тогда как Джойс это отрицает.Ахмед (2012) и Ральф Веджвуд (2013) отвергает ответы Арнцениуса и Джойса Игану, потому что они считают, что обсуждение должно сводиться к вариант. Веджвуд вводит новый принцип принятия решений для учета Проблемы с решением Игана. Ахмед утверждает, что Иган анализ этих проблем принятия решений имеет изъян, потому что когда он распространен на некоторые другие проблемы решения, он объявляет каждый вариант иррационально.

Ахмед (2014b) критикует теорию причинных решений в случаях нестабильность решения.Также в таких случаях Джек Спенсер и Ян Уэллс (2019, препринт 2017) критикуют принцип причинного доминирования приписывается теории причинных решений. Этот принцип решения запрещает принятие варианта, если другой причинно доминирует над ним. Джойс (2018) защищает теорию причинных решений от Ахмеда и Спенсера и Обвинения Уэллса, основанные на аргументах о рациональной динамике Армендт (2019) и Бейлз (2020) также отстаивают подход теории причинных решений нестабильности решения.

Пункты о ратификации в решении проблем проясняют пункты о равновесие в теории игр, потому что в стратегических играх выбор игрока часто свидетельствует о других выбор игроков.Теория решений лежит в основе теории игр, потому что игровое решение определяет рациональный выбор в решении проблемы, которые игра создает для игроков. Решения для игр различать корреляцию и причинно-следственную связь, как и принципы принятия решений. Поскольку в играх с одновременным ходом две стратегии агента могут быть коррелированы, но не связаны как причина и следствие, решения таких игры не обладают такими же свойствами, как решения последовательных игры. Теория причинных решений обращает внимание на различия, по которым решения для игр зависят.Он поддерживает представление теории игр о интерактивные решения. Джойс и Гиббард (2016) описывают роль ратификации в теории игр, а Сталнакер (2018) описывает причинно-следственные место теории принятия решений в теории игр.

Существование самоподдерживающихся смешанных стратегий в задачах принятия решений например, «Смерть в Дамаске» предполагает, что ратификация как причинная теория принятия решений объясняет это, поддерживает участие в Nash равновесие игры. Такое равновесие назначает стратегию каждому игрока, чтобы каждая стратегия в задании была лучшим ответом на другие.Предположим, что два человека играют в Matching Pennies. Одновременно на каждом отображается копейка. Один игрок пытается сделать стороны совпадают, а другой игрок пытается предотвратить матч. Если первый игрок добивается успеха, он получает оба пенни. В противном случае второй игрок получает оба пенни. Предположим, что каждый игрок хорош в предсказывая другого игрока, и каждый игрок знает это. Тогда если первый игрок показывает головы, у него есть основания думать, что второй игрок показывает решки. Кроме того, если первый игрок показывает решку, он есть основания полагать, что второй игрок показывает головы.Так как Matching Pennies — это игра с одновременным ходом, и ни один из игроков стратегия влияет на стратегию другого игрока, но каждый стратегия игрока свидетельствует о том, что другой игрок стратегия. Смешанные стратегии помогают разрешить нестабильность решений в этом кейс. Если первый игрок переворачивает пенни, чтобы рассчитать демонстрации, то его смешанная стратегия подтверждает саму себя. Второй ситуация с игроком аналогична, и он также достигает Стратегия самоутверждения, подбрасывая свою копейку. Сочетание Стратегии саморатификации — это равновесие по Нэшу в игре.

Weirich (2004: глава 9) представляет метод выбора среди множества стратегии саморатификации и, следовательно, метод, с помощью которого группа игроки могут координировать свои действия для реализации определенного равновесия по Нэшу, когда существует несколько. Хотя нестабильность решения — открытая проблема, Теория причинных решений имеет ресурсы для ее решения. В Возможное решение проблемы теории предложит игру теория — обоснование участия в равновесии по Нэшу игра.

4. Связанные темы и заключительные замечания

Теория причинных решений имеет основы в различных областях философии.Например, он полагается на метафизику для объяснения причинности. Это также полагается на индуктивную логику для объяснения выводов, касающихся причинно-следственная связь. Комплексная теория причинно-следственных решений рассматривает не только ожидаемые вероятности возникновения вариантов коммунальных услуг, но и создание доказательств причинных вероятности.

Исследование причинно-следственной связи способствует метафизическому основы теории причинных решений. Нэнси Картрайт (1979), за Например, опирается на идеи о причинной связи, чтобы конкретизировать детали причинной связи. теория принятия решений.Кроме того, некоторые объяснения причинно-следственной связи различают типы причины. И кислород, и пламя — метафизические причины горение трута. Однако только пламя причинно ответственны и являются нормативной причиной возгорания. Причинный ответственность за событие ложится только на выдающиеся метафизические причины события. Теория причинных решений интересует не только события, за которые действие несет причинную ответственность, но также и в других события, для которых действие является метафизической причиной. Ожидаемые коммунальные услуги руководящие решения носят всеобъемлющий характер.

Джудея Перл (2000), а также Питер Спиртес, Кларк Глимор и Ричард Scheines (2000) представляет методы вывода причинно-следственных связей из статистические данные. Они используют ориентированные ациклические графы и связанные с ними распределения вероятностей для построения причинных моделей. В решении проблема, причинно-следственная модель дает способ расчета действия эффект. Причинный граф и его распределение вероятностей выражают гипотезы зависимости и выявить причинное влияние каждого действия учитывая эту гипотезу. Они определяют причинную вероятность состояния по предположению акта.Ожидаемая полезность действия — это средневзвешенная вероятность его ожидаемой полезности в соответствии с гипотезы зависимости, которые представляют возможные причинные модели, как Вейрих (2015: 225–236) объясняет.

Ориентированный граф причинной модели и распределение вероятностей указать причинно-следственные связи между типами событий. Как Перл (2000: 30) и Sprites et al. (2000: 11) объясняют, причинная модель встречает причинную Условие Маркова тогда и только тогда, когда относительно его вероятности распределение каждого типа событий в ориентированном графе не зависит от все не наследники данного типа события с учетом его родителей.Учитывая модель, отвечающая условию, знание всех непосредственных причин делает другую информацию статистически несущественной для наступления события, за исключением информации о событии и его эффекты. Знание прямых причин события отключено доказательства от косвенных причин и независимых следствий его причин. Учитывая типичную причинно-следственную модель проблемы Ньюкома, знание общая причина решения и прогноза скрывается за корреляция между решением и прогнозом.

Направленные ациклические графы четко представляют причинную структуру, и поэтому прояснить в теории принятия решений моменты, которые зависят от причинной структуры. За Например, Eells (2000) отмечает, что выбор не является подлинным, если решение заслоняет корреляцию действия с состояниями. Джойс (2007: 546) использует причинно-следственный график, чтобы показать, как это может происходить в Проблема Ньюкомба, которая возникает в дилемме заключенного с психологический близнец. Он показывает, что проблема Ньюкомба является подлинным выбор, несмотря на соотношение действий и состояний, потому что решение экранирует эту корреляцию.Вольфганг Шпон (2012) конструирует для Проблема Ньюкома — причинная модель, которая отличает решение и его исполнение и утверждает, что с учетом модели причинного решения теория рекомендует один бокс. Действие в проблеме решения может представляют собой вмешательство в причинно-следственную модель для принятия решения проблема, как объясняют Мик и Гламур (1994). Хичкок (2016) и Джойс и Гиббард (2016) утверждать, что рассмотрение действия как вмешательства обогащает причинно-следственные связи теория принятия решений.

Тимоти Уильямсон (2007: гл.5) изучает эпистемологию контрфактические, или сослагательные, условные. Он указывает на их роль в планировании действий в чрезвычайных ситуациях и принятии решений. По его словам, человек изучает сослагательное наклонение условного, если он надежно получает его последствие при представлении его антецедента. Дисциплины опыта воображение. Опыт, ведущий к выводу, что сослагательное наклонение условные удержания не могут быть ни строго разрешающими, ни строго доказательным, так что знание условного a priori или просто a posteriori .Уильямсон утверждает знание сослагательного наклонения является основополагающим, так что теория принятия решений надлежащим образом обосновывает знание о действии выбор в знании таких условностей.

Большинство текстов по теории принятия решений согласуются с причинным решением. теория. Многие не рассматривают особые случаи, например болезнь Ньюкомба. проблема, которая мотивирует различие между причинной и доказательной теория принятия решений. Например, Леонард Сэвидж (1954) анализирует только проблемы решения, в которых варианты не влияют на вероятность утверждает, как ясно из его объяснения полезности (1954: 73).Причинная и теории доказательных решений дают те же рекомендации в этих проблемы. Теория причинных решений — преобладающая форма решения теория среди тех, кто различает причинное и доказательное решение теория.

Классификация преступлений

(I) В США решение о том, как классифицировать преступление, принимается индивидуальной юрисдикцией. Каждое государство разработало свой собственный свод уголовного права и, следовательно, определяет свои собственные наказания за различные преступления.Таким образом, уголовное право данного государства определяет и классифицирует преступления, устанавливает уровни наказания и классифицирует преступления по различным категориям.

(II) Наиболее распространенной классификацией является разделение на уголовные преступления и проступки. Это различие основано, прежде всего, на степени серьезности преступления: тяжкое преступление является серьезным правонарушением, а проступок — менее серьезным.

(III) В сегодняшних Соединенных Штатах уголовные преступления включают серьезные преступления против личности, такие как уголовное убийство, грабеж и изнасилование, или преступления против собственности, такие как кража со взломом и кража.Уголовное преступление карается смертной казнью или тюремным заключением в государственной или федеральной пенитенциарной системе (тюрьме для преступников) на срок более одного года. К проступкам относятся мелкое воровство, нападение и нанесение побоев, незаконное хранение наркотиков, нарушение спокойствия или неосторожное вождение. Правонарушение карается штрафом или тюремным заключением в окружной тюрьме (местная тюрьма для несовершеннолетних правонарушителей) или и тем, и другим, в зависимости от закона штата.

(IV) * Классификация «уголовное преступление-мисдиминор» имеет прямое влияние на преступника, обвиняемого в преступлении.Лицу, осужденному за тяжкое преступление, может быть запрещено работать в определенных сферах деятельности или поступать в некоторые профессиональные области обучения, такие как право или медицина. Лицо со статусом преступника, совершившего тяжкое уголовное преступление, может быть лишено права занимать государственные должности, голосовать или входить в состав жюри.

(V) Обвиняется ли правонарушитель в уголовном преступлении или правонарушении, также имеет значение во время ареста. Обычно закон об аресте требует, чтобы, если преступление является мисдиминором и не было совершено в присутствии сотрудника полиции, он не может произвести арест.Это известно как требование присутствия. Напротив, арест за тяжкое преступление может быть произведен независимо от того, было ли преступление совершено в присутствии полицейского, при условии, что у офицера есть разумные основания полагать, что это лицо совершило преступление.

(VI) Еще одним важным следствием этой классификации является то, что юрисдикция судов часто зависит от того, считается ли преступление тяжким преступлением или мисдиминором. Лицо, обвиненное в совершении тяжкого преступления, должно предстать перед судом, обладающим юрисдикцией в отношении этого типа правонарушения.В некоторых штатах уголовное преследование за тяжкие преступления осуществляется только по обвинению. Это означает, что лицо, обвиняемое в совершении тяжкого преступления, обычно имеет законное право на предварительное слушание и предъявление обвинений посредством обвинительного заключения большого жюри или информации. *



(VII) В дополнение к тяжким уголовным преступлениям и менее тяжким правонарушениям, обозначенным как мисдиминоры, в некоторых юрисдикциях также есть третья категория наименее тяжких правонарушений, называемых нарушениями. Эти нарушения, обычно в соответствии с постановлениями города, города или округа, являются нормативными правонарушениями, которые могут не требовать наличия преступного умысла.Примеры включают нарушения здоровья и санитарии, незаконные собрания, общественные беспорядки и нарушения правил дорожного движения. Нарушения обычно караются штрафом или краткосрочным тюремным заключением.

УПРАЖНЕНИЕ 5. Просмотрите текст и найдите определения этих юридических терминов:

— Уголовное преступление

— Проступок

УПРАЖНЕНИЕ 6. ​​ Просмотрите текст и составьте список :

.

— тяжкие преступления

— менее тяжкие преступления



УПРАЖНЕНИЕ 7. Прочтите текст и ответьте на следующие вопросы:

1. Кто принимает решение о том, как классифицировать преступление в США?

2. Какая классификация правонарушений наиболее распространена в США?

3. Какие преступления включают тяжкие преступления?

4. Какие преступления включают в себя проступки?

5. Что такое третья категория правонарушений?

6. Что включают нарушения?

7.Как можно наказать за тяжкое преступление?

8. Как можно наказать за проступок?

9. Как можно наказать нарушение?

УПРАЖНЕНИЕ 8. Внимательно прочтите текст и завершите предложения, приведенные ниже.

1. Наиболее распространенной классификацией является разделение на _________ и проступки.

2. Уголовное преступление наказывается ________ ________ или лишением свободы.

3._________ наказывается штрафом или лишением свободы.

4. Лицо, осужденное за тяжкое преступление, может ______ ________ из определенных сфер занятости.

5. Суды __________ часто зависят от того, считается ли преступление тяжким преступлением или мисдиминором.

6. В некоторых штатах уголовные преступления преследуются только _________.

7. В некоторых юрисдикциях есть третья категория наименее серьезных преступлений, называемая _________.

8. Эти нарушения, обычно в городе или округе _________, являются нормативными правонарушениями.

УПРАЖНЕНИЕ 9. Используя ссылку на абзац в скобках, найдите в тексте слова, которые имеют такое же значение, как:

— правонарушение, проступок, противоправное действие, нарушение (I)

— наказание, возмездие (I)

— штраф, предложение (I)

— категоризировать, группировать, сортировать, оценивать (I)

— СИЗО (III)

— исключить (IV)

— потребность, спрос, обеспечение, заказ (В)

— причина, обоснование, мотив, причина (V)

— власть, власть (VI)

— цель, цель, идея, план (VII)

— беспорядок (VII)

УПРАЖНЕНИЕ 10.Расставьте слова в правильном порядке (субъект-глагол-объект), чтобы составить предложения.

1. По штату, индивидуальная юрисдикция, правонарушений, имеет классификацию.

2. проступки, разделение, между, там, тяжкие преступления, и.

3. Примеры тяжких преступлений, убийств и грабежей, изнасилований.

4. обвинительный акт, уголовное преследование, уголовные преступления, государства, на, некоторые, являются, только.

5. определенное состояние, наказание, набор, уровни, в соответствии с уголовным законом .

УПРАЖНЕНИЕ 11. Составляйте предложения, используя следующие словосочетания:

индивидуальной юрисдикции, наказания за различные преступления, разные категории, основываться, подлежать наказанию, обвиняться, быть осужденным, быть арестованным, обвиняться, быть судимым, может потребоваться.

УПРАЖНЕНИЕ 12. Используя ссылку на абзац в скобках, найдите в тексте английские эквиваленты этих российских юридических терминов и выражений.

— — (I)

— (IV)

— (IV)

-, (В)

— (В)

— (В)

— (В)

— (VI)

-, (VI)

-, (VI)

— (VII)

-, (VII)

УПРАЖНЕНИЕ 13. Перевести отмеченный * отрывок текста «КЛАССИФИКАЦИЯ НАРУШЕНИЙ» на русский язык.

УПРАЖНЕНИЕ 14. Прочтите текст, приведенный ниже. Придумывайте вопросы, которые могут привести к дальнейшему обсуждению в классе. Задавайте вопросы одноклассникам.

ИНТОКСИКАЦИЯ

Обвиняемый в преступлении может поднять вопрос об интоксикации в качестве защиты. Однако результат зависит от того, было ли опьянение добровольным или непроизвольным.

Непроизвольное опьянение при определенных обстоятельствах может служить полным основанием для уголовной ответственности.Недобровольное опьянение разрешено в качестве защиты, если обвиняемый был обманут, заставив выпить или проглотить алкоголь или наркотики, что сделало его неспособным сформировать необходимый умысел для совершения преступления.

Добровольное опьянение считается защитой только в том случае, если в результате опьянения обвиняемый не может сформировать умысел, необходимый для совершения конкретного преступного деяния. Например, если человек выпил несколько напитков в местном баре и в состоянии пьяного оцепенения попытается войти не в тот дом, он не будет виновен в попытке ограбления.В некоторых юрисдикциях приняты законы, исключающие добровольное опьянение в качестве защиты, поскольку преступник сознательно употреблял алкоголь или наркотики до совершения преступления.

УПРАЖНЕНИЕ 15. Переведите данный отрывок на английский язык .

,,,,. . . ,,,. , -,,. ,,,,,.

¯ Сосредоточьтесь на грамматике. Формы -ing

Формы ing могут функционировать как причастие настоящего, отглагольное существительное или герундий.

Переведите следующие примеры на русский язык, обратив внимание на формы -ing .

1. Мужчина, намеревающийся причинить вред своему другу после того, как разногласия ударили его по голове.

2. Обстоятельства, смягчающие убийство.

3. Незаконное изъятие и изъятие личного имущества преследуется по закону.

4. Женщина покупает яд, намереваясь убить своего мужа.

5. Мужчина, увидев незнакомца, сидящего на своем любимом месте в кафетерии, выталкивает его из кресла.

6. Он считает, что пьянство в обществе отвратительно.

7. Умышленное убийство, совершенное при смягчающих обстоятельствах.

8. Он схватил стул и начал размахивать им вокруг головы, поражая студентов, оказавшихся на его пути.

9. Не признавая никакого определенного алиби на время убийства, доктор Гудинг заявил, что хочет посоветоваться со своим адвокатом.


: 2014-11-13; : 21;


Судебная система континентального и общего права

КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ И ОБЩИЙ ЗАКОН

Общее право — это собирательное название правовых систем, основанных в первую очередь на судебных прецедентах.Это означает, что суды общего права будут искать предыдущие прецедентные решения и основывать свои вердикты на них, если есть разногласия между сторонами относительно того, какое право применимо к их спору.

В отличие от общего права, континентальная (или романо-германская) правовая система делает основной упор на набор основных принципов, которые кодифицируются в единую систему, подлежащую передаче, которая служит первичным источником права.

Европейские правовые системы континентального и общего права (или семейные правовые системы) наиболее распространены в мире.Более того, страны с заметной католической ориентацией включены в европейскую континентальную (римско-немецкую) правовую семью, а протестантские страны — в общее право. Это исторически глубоко укоренившееся разделение. Сегодня ни в одной из стран, где не сохранилось значительное влияние христианской церкви, христианское каноническое право больше не используется как основа государственной правовой системы.

Несмотря на очевидные различия в правовых системах западноевропейских и восточноевропейских государств, их объединяет множество схожих черт, которые позволяют включать их в единую европейскую континентальную правовую семью, которая подразделяется на четыре основные правовые группы — немецкую, римскую, славянскую. , и нордическое право.

Семья Continental Law отличается особым отношением к закону. Он проявляется в виде некой абстрактной модели поведения, которая служит для судьи единственным критерием оценки поведения конкретного человека. Другой подход демонстрирует модель правовой системы общего права. Здесь судья оценивает действия подсудимого, анализируя его соответствие требованиям законов и других нормативных правовых актов, и принимает решение, руководствуясь собственными знаниями законов и концепции права.Решение суда в случае его утверждения становится обязательным при последующем рассмотрении аналогичных дел. Это создает принцип, имеющий обязательную силу закона.

Еще одно заметное отличие европейской континентальной системы от общего права — это порядок судебного разбирательства. Европейская система полагается на длительное досудебное расследование, в ходе которого собирается основная часть доказательств, и напрямую вовлекает судью в предварительное изучение материалов дела.Для этой практики характерны суровые меры пресечения: предварительное заключение и арест подозреваемых, их длительное пребывание в следственных изоляторах и т. Д.

Напротив, в системе общего права судья в основном выполняет функции арбитра, наблюдая за конкуренцией сторон, юристы которых самостоятельно представляют факты в суд. Именно адвокаты становятся, по сути, наиболее заметными фигурами во время подготовки и во время судебного процесса. Они представляют суду доказательства, определяют порядок явки свидетелей, получают показания других сторонних свидетелей, допрашивают свидетелей и т. Д.По гражданским делам адвокаты имеют право проводить собственное досудебное расследование. Благодаря их усилиям досудебная стадия обычно завершается примирением сторон (примерно 90 процентов дел). Если дело передается в суд, судья принимает решение после изучения всех представленных сторонами материалов дела.

Если вам нужны юридические услуги и судебная поддержка опытных юристов, IQ Decision UK — ваш окончательный пункт назначения.Одна из основных специализаций каждого юриста в IQ Decision UK — представление интересов клиента в судах разных типов и уровней. Мы прекрасно осознаем тот факт, что только опыт многолетней судебной практики и качественная теоретическая подготовка судебного поверенного позволяет гарантировать эффективность и своевременность практических решений. Профессиональный процесс IQ Decision UK организован таким образом, чтобы у клиента всегда была информация о ходе своего дела и его перспективах.

Несмотря на все различия между семействами континентального и общего права, в последние десятилетия между ними произошло определенное сближение. Таким образом, в Соединенных Штатах прецедентное право, хотя и продолжает оставаться основой правовой системы, постепенно заменяется решениями федеральных законодательных собраний и законодательных собраний штатов, а также статутным правом. Из-за резко возросшей нагрузки на суды первой инстанции американские судьи были вынуждены определять свою роль, в том числе на ранней стадии судебного разбирательства, надзор за делами и решительно поощряя досудебное разрешение споров, включая так называемые «переговоры о признании вины».

В то же время стала очевидной тенденция к индивидуализации механизмов правового регулирования каждого государства, поскольку право любой страны — это не простой набор норм, а сложная система.

В большинстве стран основные конституционные положения, регулирующие организацию судебной системы, особенно лаконичны. В них не детализируется структура общей судебной системы, а иногда этот вопрос вообще не упоминается, как, например, в Конституции Франции, в которой нет статей о высших судах — Кассационном суде и Государственном совете (для система административной юстиции). Такая лаконичность не случайна. Это оставляет некоторую свободу действий при реформировании судебной системы. В то же время многие конституционные законы, определяющие иерархическую структуру судебной системы, очень консервативны.

Адвокаты IQ Decision UK четко понимают, что для судебной работы юристу необходимо постоянное самосовершенствование не только в юридических вопросах, но и в практике разрешения споров. Опыт наших специалистов IQ Decision UK в юридическом представительстве в международных судебных учреждениях позволяет нам не только идти в ногу с международной судебной практикой, но и активно участвовать в ее процессуальном становлении и развитии.

Практически все страны мира приняли трехуровневую структуру судебных систем.

Суды первой инстанции существенно различаются в зависимости от степени сложности и класса дел.

Второй уровень судебной системы занимают апелляционные суды, которые так называются почти везде. Они совмещают свою основную функцию — рассмотрение жалоб на решения судов первой инстанции с организационной и контрольной деятельностью.

На третьем уровне судебной иерархии находятся верховные суды. Они имеют статус высшей судебной инстанции, что отражено в конституциях многих стран. Некоторые верховные суды наделены правом вносить поправки в конституцию.

Помимо судов общей юрисдикции, во многих странах в рамках единой судебной системы действует сеть специализированных судов. К ним относятся конституционные, семейные, ювенальные, налоговые, экологические и некоторые другие суды, которые позволяют более тщательно изучать конкретные дела с участием различных специалистов-юристов.Конституционный суд является высшим судом, который в первую очередь рассматривает вопросы, противоречащие конституционно признанным свободам, правилам и правам. Сейчас он существует в двух основных формах — американской и европейской (или австрийской).

Американская модель предусматривает конституционный контроль со стороны судов общей юрисдикции. Здесь возможны два варианта: либо каждый суд наделен правом такого контроля, либо только Верховный суд.Подобное учреждение распространено в США и Канаде, большинстве стран Латинской Америки, Японии, Индии, Австралии, Швейцарии, Скандинавских странах.

Европейская или австрийская модель предполагает создание специального суда, осуществляющего конституционный контроль. Такие суды действуют в Австрии, Бельгии, Испании, Италии, Португалии, Российской Федерации, Франции, Германии и других странах.

Компетенция конституционного контроля — обеспечение конституционной законности.

Деятельность органов конституционного контроля обычно проходит в два этапа — предварительный и заключительный. Предварительный этап предусматривает изучение нормативных актов на разных этапах их законодательной разработки.

На завершающей стадии контроля над уже принятыми законодательными актами могут быть:

  • Абстрактно, независимо от конкретных ситуаций, в которых применяется закон, и
  • Конкретные, при рассмотрении конкретного дела в суде.

Почти во всех странах решение суда о неконституционности правового акта влечет за собой приостановление рассмотрения дела до решения конституционного суда. Полномочия конституционных судов обычно очень широки. Они имеют право отменить действующий закон, предотвратить вступление закона в силу, утвердить процедуру, ограничивающую возможные будущие действия законодательной власти (несмотря на то, что Конституционный суд не может стоять над парламентом и диктовать ему что-либо ).

Если вам нужна профессиональная юридическая поддержка в судебном процессе любого уровня, то судебные юристы из IQ Decision UK знают, что определенные правовые ситуации и сложные случайные правовые нормы требуют для своего разрешения и правильного толкования использования различных методов, направленных на защиту прав и интересов клиентов, решение сложных задач на стыке различных отраслей права и специальная юридическая подготовка.

Видное место в современном судебном процессе западных стран принадлежит административной юстиции, примыкающей к общей судебной системе.Его цель — разрешение споров, возникающих между гражданами (или объединениями граждан) и органами государственной власти. Поскольку тенденция к росту бюрократии и укреплению ее авторитета хорошо просматривается повсюду, деятельность административной юстиции приобретает все большее значение.

Существует две модели административной юстиции — континентальное и общее право.

Первый характеризуется автономией судебной юрисдикции и в значительной степени обладает чертами специализированных судов.

Судопроизводство в административном суде мало чем отличается от схемы, принятой в судах общей юрисдикции. Однако в силу своей специализации административный суд позволяет более профессионально и тщательно рассматривать вопросы, отнесенные к его компетенции. Кроме того, он не имеет ведомственных интересов и может выступать в качестве независимого арбитра.

Вторая, модель общего права, основана на так называемых «административных трибуналах», квазисудебных органах. В Великобритании существует около 2000 административных трибуналов, но многие из них являются ведомственными комиссиями. Остальные формируются на основании постановлений правительства или отдельного министерства. Деятельность трибуналов регулируется специальным законом 1971 года. Будучи узкоспециализированными, не ограниченными формальными правилами, они могут относительно быстро рассматривать споры.

Значение квазисудебных органов в США не менее велико. Существуют U.S. Федеральный суд по рассмотрению жалоб и Налоговый суд США, которые считаются квазисудебными органами, но на самом деле с точки зрения автономии и стиля деятельности они аналогичны административным судам.

В отличие от судов общей правовой системы, административные трибуналы активно участвуют в сборе доказательств, они могут проводить следственные действия по собственной инициативе, они не обязаны строго руководствоваться прецедентным правом, принимать решения коллективно; их встречи в основном закрытые.Трибуналы занимают промежуточное положение между исполнительной и судебной ветвями власти.

Судебные юристы IQ Decision UK имеют необходимую теоретическую и практическую юридическую подготовку. Кроме того, наши судебные поверенные, которые занимаются представительством и оказанием юридической помощи в судах, имеют большой опыт решения сложных проблем, используя при этом различные методы и подходы для защиты прав и интересов клиентов в судебных учреждениях.

Организация судебной системы зависит от типа правительства. Мировой опыт показывает, что единых закономерностей и формул не бывает. Все определяется уровнем самостоятельности субъектов федерации, распределением компетенции между ними и центром, соотношением федерального закона и правовых норм субъектов федерации.

В США власть между центром и штатами разделена в пользу последних, обладающих значительной автономией и независимостью.Государства создали свои собственные судебные системы. Суды штатов рассматривают большинство дел, не подпадающих под юрисдикцию федеральных судов. Однако двойственность, характерная черта американской судебной системы, проявляется в том, что каждый гражданин имеет право выбирать между судом штата и федеральным судом.

Принцип доступности правосудия (доступность судебной защиты) означает предусмотренную законом возможность беспрепятственного доступа к суду для защиты нарушенных прав.

В Великобритании для подачи иска требуется уплата пошлины в размере от 35 до 10 000 фунтов стерлингов. Однако следует отметить, что в английских судах, помимо уплаты пошлины за подачу заявления, подача отдельных процессуальных документов во время судебного разбирательства также является платной.

Итак, для рассмотрения апелляции в Окружном суде необходимо уплатить пошлину в размере 140 фунтов стерлингов, а в Верховном суде — 240 фунтов стерлингов.

В Германии размер пошлины за подачу заявления определяется в соответствии с законом в зависимости от суммы претензии. Максимальная сумма требования для расчета пошлины составляет 30 миллионов евро. В целях соблюдения принципа равенства перед судом суд может оказывать помощь малоимущим в ведении дел или снизить стоимость иска. Помощь покрывает также оплату услуг адвоката.

Что касается Франции, то до 1 января 2014 года для обращения в суд необходимо было приобрести марку стоимостью 35 евро.Однако теперь обращение в суд стал бесплатным. Средняя стоимость подачи жалобы для разрешения коммерческих споров варьируется в разных регионах Франции и составляет в среднем 70-90 евро для обеих сторон.

В Соединенных Штатах цена иска варьируется в зависимости от штата. Так, в некоторых штатах сама подача иска бесплатна, а в некоторых взимается пошлина. Это также зависит от суммы исков, типа дела, категории суда и других факторов, но в среднем минимальная сумма составляет 250-300 долларов.Также необходимо добавить услуги юриста, которые составляют от 50 до нескольких тысяч долларов в час, а также оплату экспертиз и дачи показаний. Следовательно, цена может варьироваться от нескольких сотен долларов до нескольких тысяч, в зависимости от характера корпуса.

Юристы IQ Decision UK предоставляют широкий спектр юридических услуг физическим лицам и организациям любой правовой формы на выгодных условиях. Приоритетным направлением нашей работы является защита прав и представительство клиентов в судебных органах.Ответственный, индивидуальный подход к каждому делу и высокий профессионализм — основные принципы нашей работы.

Категории споров, разрешенных юристами IQ Decision UK посредством арбитража и медиации:

  • Налоговые споры
  • Коммерческие споры
  • Корпоративные споры
  • Земельный спор
  • Административные споры

Юристы IQ Decision UK обеспечивают профессиональную юридическую защиту в судах общей и арбитражной юрисдикции.У них богатый опыт — каждый в своей области права. Узкая специализация позволяет глубоко и детально изучить каждую ситуацию, чтобы обеспечить логичную, прочную и разумную позицию в суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top